БЕЗГРАНИЧНОЕ ГРАФСТВО НЕЖНОСТИ!
 Известные Аристократы и Не Только ... с 1 По 19 Век! - Страница 2 - Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 6«123456»
Модератор форума: CrystalCountess1193, Раритет72, COUNTESS 
Форум » ВСЁ О СРЕДНЕВЕКОВЬЕ » Обсуждение Средневековых Замков » Известные Аристократы и Не Только ... с 1 По 19 Век! (Знаментые и печально известные люди в истории)
Известные Аристократы и Не Только ... с 1 По 19 Век!
COUNTESSДата: Вторник, 09.11.2010, 15:51 | Сообщение # 1
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
ЧТО МЫ ЗНАЕМ О ЯНЕ ЖИЖКЕ? А АЛЬЖБЕТЕ БАТОРИ? О ЯНЕ ИСКРЕ? О ВЛАДЕ ЦЕПЕШЕ? О ЯНЕ ГУСЕ? О АННЕ ЯРОСЛАВНЕ - ДОЧЕРИ ЯРОСЛАВА МУДРОГО? О МАРИИ-АНТУАНЕТТЕ? О МАРИИ-ТЕРЕЗИ? О ЙИРЖИ ПОДЕБРАДЕ? О (РОБЕРТЕ) НОРМАНДСКОМ? ДАВАЙТЕ ВСПОМНИМ О ВЕЛИКИХ ЛЮДЯХ ЕВРОПЫ И НЕ ТОЛЬКО ЕВРОПЫ?

"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Четверг, 09.12.2010, 17:30 | Сообщение # 26
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Эмма Нормандская (ок. 982 — 6 марта 1052) — королева Англии (1002—1013, 1014—1016 и 1017—1035) в качестве супруги королей Этельреда II и Кнуда Великого.
Эмма была дочерью графа Нормандии Ричарда I и его второй жены Гунноры.
В 1002 году она была выдана замуж за Этельреда II Неразумного, короля Англии. Вероятно, этот брак был попыткой Этельреда заручиться нейтралитетом Нормандии в условиях усиливавшегося натиска скандинавских викингов. Реального укрепления позиций английского короля этот союз, однако, не принёс, хотя в долгосрочном плане это обеспечило предоставление убежища в Нормандии для Этельреда и его детей после завоевания датчанами англосаксонского королевства. Известно, что в качестве вдовьей доли королеве Эмме был предоставлен Эксетер. От брака с Этельредом Эмма родила двух сыновей: Эдуарда, будущего короля Англии, и Альфреда. В 1013 году, под влиянием датского вторжения в Англию, Эмма бежала вместе с детьми в Нормандию, где в дальнейшем Эдуард и Альфред воспитывались при дворе герцога.
В 1016 г. скончался Этельред II. Власть в Англии перешла к датскому королю Кнуду Великому. В стране была основана англо-датская монархия. Желая обезопасить себя со стороны Нормандии, Кнуд в 1017 г. женился на Эмме, расставшись со своей первой женой Эльфгифу Нортгемптонской. Этот брак обеспечил безопасность датской династии на английском престоле от претензий детей Этельреда, всё ещё проживающих в Нормандии. Эмма родила Кнуду всего одного сына — Хардекнуда, который должен был унаследовать престолы Англии и Дании. После смерти Кнуда в 1035 г. Эмма защищала интересы Хардекнуда в Англии, однако не смогла воспрепятствовать провозглашению частью англосаксонской знати регентом страны Гарольда, незаконного сына Кнуда и Эльфгифу. Хардекнуд не мог прибыть в Англию из-за усилившейся норвежской угрозы Датскому королевству. Эмма, охранявшая английскую королевскую казну в Уинчестере, была атакована дружиной Гарольда и в 1037 г. бежала из страны. Королём Англии был провозглашён Гарольд.
Лишь в 1039 г. Хардекнуд сформировал сильный флот, который, приняв во Фландрии на борт королеву Эмму, отправился отвоёвывать Англию. Вскоре скончался Гарольд I и английским королём был провозглашён Хардекнуд. Но его правление продолжалось недолго: в 1042 г. Хардекнуд неожиданно умер, а престол Англии перешёл к старшему сыну Эммы и Этельреда II Эдуарду. Отношения Эдуарда со своей матерью были далеки от тёплых: на протяжении 25 лет Эдуард рос в Нормандии вдали от родины, совершенно забытый Эммой, которая всю свою жизнь посвятила Кнуду Великому и их сыну Хардекнуду. Видимо Эдуард не питал особой любви ко своей матери, поскольку практически сразу после восшествия на английский престол в 1043 г. он арестовал Эмму Нормандскую по обвинению в организации заговора с целью свержения короля и конфисковал её обширные земельные владения в Уэссексе.
Браки Эммы с английскими королями укрепили связи между Англией и Нормандией, и позволили внучатому племяннику Эммы, Вильгельму I, в 1066 г. захватить английский трон.
В 1052 г. Эмма Нормандская скончалась и была похоронена в Уинчестерском соборе.


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Четверг, 09.12.2010, 18:21 | Сообщение # 27
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Вильгельм Руфус был средним сыном Вильгельма Завоевателя и Матильды Фландрской. Точная дата его рождения неизвестна, вероятно он родился между 1056 и 1060 гг. в Нормандии. Из всех детей Вильгельма Завоевателя он был наиболее близок отцу и пользовался его особой любовью. С ранних лет Руфус отличался храбростью, решительностью и страстью к охоте и военным делам. Он воспитывался под руководством архиепископа Ланфранка, одного из крупнейших религиозных и государственных деятелей своего времени, однако, очевидно, будущий монарх приобрёл мало качеств от своего наставника. Отношения между сыновьями Вильгельма Завоевателя всегда были далеки от добросердечных и уже в конце 1070-х гг. конфликт между Вильгельмом Руфусом и его старшим братом Робертом Куртгёзом привели к мятежу последнего против своего отца.
К концу правления Вильгельма Завоевателя нормандские бароны Честерской марки, во главе с Робертом Рудланским, глубоко продвинулись в Северном Уэльсе и достигли острова Англси. В начале 1090-х гг. Роджер Монтгомери и другие феодалы валлийского приграничья утвердили свою власть в Кередигионе, Пембрукшире, Гламоргане и Брекноке. Однако в 1094 году в Уэльсе вспыхнуло массовое восстание против захватчиков под руководством Кадугана и Грифида ап Кинана. Англо-нормандские бароны были изгнаны из страны, сохранив контроль лишь над небольшой областью вокруг Пембрука и некоторые пограничные районы в Гвенте и Гламоргане.Походы Вильгельма II в Уэльс в 1095 и 1097 годах закончились провалом: валлийцы при приближении неприятеля скрывались в горах, а английские войска, испытывая недостаток продовольствия, несли большие потери от партизанских рейдов местных жителей. Массированное вторжение в Гвинед графов Честера и Шрусбери в 1098 году потерпело катастрофу: на Англси высадилась армия норвежского короля Магнуса III, пришедшего на помощь валлийцам, которая истребила англонормандские отряды. После этого поражения до середины XIII века англичане, за исключением небольших экспедиций, не предпринимали серьёзных попыток подчинить Северный Уэльс.По свидетельству современников (Ордерик Виталий, Вильям Мальмсберийский), Вильгельм II Рыжий отличался храбростью, решительностью и особым почтением, с котором он относился к памяти своего отца Вильгельма Завоевателя. Этим, однако, хронисты завершают список хороших качеств короля. По признанию Вильяма Мальмсберийского, щедрость Вильгельма граничила с расточительностью, а огромные суммы тратились на предметы роскоши, подарки приближённым и развлечения короля. Это требовало постоянного притока новых средств в казну и было причиной увеличения налогового бремени в стране, поощрения симонии и массового изъятия доходов с церковных земель. Король был жесток, вспыльчив, мстителен, часто показывал своё презрение к другим людям. В этом Руфус был классическим представителем Нормандской династии и человеком своего времени Путём репрессий ему удавалось держать в повиновении баронов и духовенство и поддерживать престиж центральной власти. В военных походах Руфус предпочитал добиваться своей цели с помощью подкупов и обещаний, тогда как собственно военные действия зачастую оказывались неудачными (борьба за Вексен, походы в Уэльс).


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Четверг, 09.12.2010, 18:22 | Сообщение # 28
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
ПРОДОЛЖУ...
Короля окружали щеголеватые молодые дворяне, при дворе царили свободные нравы и распутство, и, основываясь на свидетельствах английских хронистов, можно с достаточной уверенностью утверждать, что сам Руфус был, вероятно, гомосексуалом. Жены, любовниц и детей король никогда не имел... доказательств того что у него были дети НЕТ!. Смерть Вильгельма Рыжего.Одна из главных загадок правления Вильгельма II — обстоятельства его гибели. История смерти короля описана Ордериком Виталием и Вильямом Мальмсберийским.2 августа 1100 года Вильгельм с группой англонормандских аристократов отправился на охоту в Нью-Форест, Гемпшир. Во время преследования добычи король вместе с одним из своих приближённых, Вальтером Тирелом, отделились от остальной группы охотников. На следующее утро местные крестьяне нашли тело короля со стрелой в груди. По свидетельству Вильяма Мальмсберийского, Руфус был случайно убит Тирелом, который немедленно после происшествия бежал из Англии. Действительно ли смерть короля была результатом несчастного случая или имел место заговор против Вильгельма, не известно. В пользу теории заговора говорит тот факт, что Тирел был женат на сестре Гилберта де Клера, неоднократного участника восстаний против короля, который также присутствовал на этой охоте. Кроме того, среди охотников был младший брат Вильгельма Генрих, который, бросив тело короля в лесу, немедленно отправился в Винчестер, захватил государственную казну, а спустя всего три дня, 5 августа 1100 года был коронован в Вестминстере. Семья де Клеров при новом короле Генрихе I пользовалась особым расположением монарха и получила от него значительные земельные владения. По легенде, пока Генрих спешил захватить власть в стране, тело Вильгельма II подобрал местный крестьянин-угольщик, который перевёз его на своей повозке в Винчестерский собор. Король был похоронен в башне собора, которая в следующем году разрушилась.Стела на предполагаемом месте гибели Вильгельма Рыжего На предполагаемом месте смерти Вильгельма Рыжего в Нью-Форесте, являющемся в настоящее время национальным парком Великобритании, в 1865 г. Надпись на ней гласит: Здесь стоял дуб, о ствол которого скользнула стрела, выпущенная сэром Вальтером Тирелом в оленя и поразившая в грудь короля Вильгельма II, прозванного Руфусом, и от которой он немедленно скончался во второй день августа 1100 года. Тело убитого короля Вильгельма II, прозванного Руфусом, было положено в повозку, принадлежащую некому Пуркису, и отвезено отсюда в Винчестер, где похоронено в кафедральном соборе этого города...


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Четверг, 09.12.2010, 18:44 | Сообщение # 29
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Ян Жижка
чешский полководец
Дата рождения: 1360 год(1360)
Место рождения: Богемия
Дата смерти: 11 октября 1424(1424-10-11)
Место смерти: Пршибислав
Ян Жи́жка (Иоанн Жишка) (чеш. Jan Žižka, около 1360, Троцнов, Южная Чехия — 11 октября 1424, Пржибыслав) — знаменитый вождь гуситов, полководец, национальный герой чешского народа.
Родился в обедневшей дворянской семье. В юном возрасте, продав оставшееся от родителей имущество, двинулся ко двору и провёл молодость пажом при дворе Вацлава IV. В 1410 Жижка в составе чешских добровольцев сражался под знаменами Ягайло и Витовта против немецких крестоносцев (Грюнвальдская битва, где лишился левого глаза), затем участвовал в походах венгров против турок и отличился в войне англичан против французов, особенно при Азенкуре (1415).Перед тем как примкнуть к гуситам, в течение нескольких лет Жижка возглавлял шайку разбойников, действовавшую на одном из трактов в Чехии. Спустя некоторое время он был амнистирован королем и вновь принят на службу.Через какое-то время Жижка примкнул к крайней партии гуситов и, став одним из лидеров, очень скоро превратился в грозу врагов. Он организовал плохо вооружённые отряды крестьян и устроил укрепленный лагерь, Табор, давший его партии имя таборитов. Во главе 4 тысяч человек Жижка разбил в июле 1420 на горе Витков перед Прагой (рядом с которой впоследствии было основано селение Жижков, ныне часть Праги) 30-тысячное войско крестоносцев, отправленное императором Сигизмундом для захвата города; в ноябре он снова разбил императорские войска при Панкраце и овладел крепостью Вышеград. Потеряв при осаде замка Раби свой второй глаз, слепой Жижка продолжал руководить войском и сам участвовал во всех битвах, перевозимый в повозке на виду у всего войска. В 1422 он одержал блистательную победу над Сигизмундом при Дойчброде и вторгся в Моравию и Австрию, предавая всё на пути разрушению.
Жижка был одним из авторов военной тактики таборитов. Именно он придумал использовать вагенбург — скрепленные цепями повозки в качестве оборонительного укрепления и захвата плацдарма для последующих атак. По другим данным эта тактика была им взята у кочевых народов южнорусских степей - половцев, печенегов, древних болгар, хазар, хуннов или гуннов и т.д... которые ее использовали задолго до этого. Гуситская телега представляла собой прообраз более поздних боевых машин, казацких возов, тачанок времен Русской Гражданской Войны начала XX века и современных танков. Экипаж состоял из 8-14 человек, среди которых были два арбалетчика, несколько копейщиков, два бойца, управлявшихся с лошадьми, несколько человек, поддерживавших щиты, и собственно десант. Жижка также разработал полевой устав для гуситского войска.В 1423-24 гг. Жижка разошелся с руководством умеренных гуситов. Поэтому не менее жестоко Жижка преследовал пражан или каликстинов и в 1424 занял Прагу. В том же году он умер от чумы при осаде Пржибыслава. Превосходный полководец, неустрашимый, с железной волей, Жижка был крайне жесток при расправе с врагами; сохранилось много рассказов о его мрачном характере и суровости. Из-за его суровости, мрачности, слепоты на оба глаза и умения побеждать врагов наголову он некоторое время носил прозвище «Страшный слепец». Его похоронили в Чаславе и над гробницей повесили его любимое оружие — железную палицу. В 1623 по приказанию императора гробница Жижки была разрушена и останки его выброшены.
В 1874 ему воздвигнут памятник близ Пршибыслава. Жизнь Жижки, ставшего персонажем народной поэзии, изложена Альфредом Мейснером в поэме (7 изд. 1867).


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Суббота, 11.12.2010, 16:23 | Сообщение # 30
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline

Людовик XIV (1638–1715) — великий король, великий любовник, знаток и покоритель женских сердец. Он вошёл в историю под именем Король-Солнце, ибо в придворном балете любил лично исполнять партию Солнца. В годы правления Людовика XIV Франция пришла в ужасный упадок, и материальный, и нравственный, но при нём же слава Франции, как центра цивилизованного мира, достигла высшего расцвета. А ещё во Франции до сих пор вспоминают бескорыстную любовницу Короля-Солнце, его любимую фаворитку, о самозабвении которой уже несколько столетий ходят легенды о ней.

Луиза де Лавальер (1644–1710) родилась в обедневшей дворянской семье. Она любила природу, животных и особенно лошадей. Любовь к ним для Луизы стала роковой: в детстве, упав со строптивой кобылы, девочка сломала ногу и на всю жизнь осталась хромой.
Когда сёстры Луизы стали встречаться с молодыми людьми, она искренне верила, что её, хромую и некрасивую калеку, не сможет полюбить ни один юноша. Девушка всё время проводила в одиночестве, была очень застенчивой и скромной.
Именно эти качества много лет спустя оценила супруга Филиппа Орлеанского и сделала Луизу своей фрейлиной. Великая редкость при дворе — мадемуазель Лавальер была скромна, стыдлива и набожна. Спустя много лет про неё скажут: «Она стыдилась быть любовницей, матерью, герцогиней». Луиза слыла некрасивой, невзрачной и ничем необычным не отличалась. Но была в ней какая-то особая, внутренняя красота, которая, казалось, лилась из её глубоких, грустных глаз.
Генриетта Английская — супруга Филиппа Орлеанского, двоюродного брага короля Людовика XIV, — слыла дамой живой, остроумной и достаточно красивой. С утра до вечера она развлекалась на охоте, балах, в театрах. Её муж мало обращал внимание на статную, голубоглазую жену. Все знали, что его не интересовали женщины, а страсть он испытывал к молодым, привлекательным юношам. Генриетту это, впрочем, беспокоило мало. С первого взгляда она влюбилась в короля, а Людовик XIV отвечал ей взаимностью. Однако на глазах у всех подобный роман посчитали бы оскорбительным, и тайные любовники решили сделать так, чтобы король якобы увлёкся фрейлиной Генриетты, отчего его частые визиты в покои невестки выглядели бы вполне невинно. В наперсницы себе герцогиня Орлеанская выбрала хромоножку Луизу, которую и представила королю.
Ветреный монарх прекрасно справлялся с ролью влюблённого, а Луиза искренне и нежно полюбила Людовика, тем более что король тоже был неизлечимым калекой — он родился без носовой перегородки, и во время еды большая часть пережёванной пищи вываливалась у него через нос. Однажды Людовик подслушал разговор Луизы с её подругой. Мадемуазель Лавальер делилась с ней тайными чувствами. Покорённый искренностью и отчаянной любовью молодой фрейлины, король вдруг испытал какое-то странное, необъяснимое чувство.
Он боролся с любовью, пытался заглушить её, но не мог. И тогда не нашёл ничего лучшего, как признаться во всём Луизе и просить стать его любовницей. Девушка долго сопротивлялась, не решалась совершить грехопадение, пряталась от короля. А он, ещё больше распалённый скромностью новой возлюбленной, однажды влез к ней в окно. В этот час невзрачная и хромая девушка стала любовницей короля Франции.Людовик буквально обезумел от любви. Из капризного и ветреного молодого человека он превратился в галантного, самоотверженного мужчину. Он осыпал возлюбленную подарками, всё время проводил с Луизой, и даже когда в 1661 году законная жена короля ждала наследника, а мадемуазель Лавальер слёзно упрашивала его хранить верность супруге до рождения ребёнка, король категорически ответил отказом. Он не желал расставаться с обожаемой фавориткой. А Королева была женщиной набожной, весьма недалёкой и всегда всем недовольной. Она никуда не выходила, изредка показывалась на светских вечерах и иногда даже позволяла забывать о себе на несколько месяцев. Зная о многочисленных любовных интригах царствующего супруга, Мария-Терезия предпочитала не выяснять отношений с Людовиком и не обращала внимания на его бесчисленные измены.
Счастью Луизы и короля завидовали многие. Самые красивые женщины французского двора не могли объяснить загадку «хромоножки». Одни приписывали ей колдовские таланты, другие и вовсе придумывали непристойные объяснения. А бывшие фаворитки короля ждали удобного случая, чтобы уколоть свою соперницу.
Случай представился очень скоро. В Париж приехал бывший поклонник Луизы, когда-то желавший жениться на ней, и потребовал у неё написанные им когда-то любовные письма. Весть о сопернике дошла до самого короля, и он, разгневанный и сжигаемый ревностью, в первый раз за долгие месяцы не пришёл к Луизе ночевать.
Бедная женщина прождала любимого до утра, а на рассвете, решив, что он разлюбил её и больше не желает видеть, направилась в ближайший монастырь. Там она молила Бога простить её и обещала постричься в монахини, чтобы искупить непоправимый, страшный грех — безумную любовь к королю. Она прорыдала до вечера и, обессиленная, упав на каменный пол, потеряла сознание. Луиза не видела, как в собор вбежал Людовик и у всех на глазах поднял посиневшую от холода девушку на руки. Он унёс Луизу из монастыря, плакал, беспрестанно просил прошения.
Тогда же король решил осуществить свою мечту — перестроить для возлюбленной прекрасный дворец, получивший потом название Версаль. Два известнейших французских архитектора Ленотр и Лебрен днём и ночью трудились над возведением самой великолепной постройки Франции.
А Луиза жила в затворничестве, всю зиму принимала у себя только короля, целыми днями занятого на строительстве Версаля и приезжавшего в Париж, только чтобы навестить любимую, носившую под сердцем его ребёнка. А Весной 1663 года мадемуазель Лавальер стала официальной фавориткой французского монарха и переехала в Версаль. Король устраивал в честь неё балы и театральные представления, желал развлечь Луизу, но та всё больше стыдилась своего положения. Спустя год она родила вторую дочь.
В начале 1666 года умерла мать Людовика. Король больше не стыдился своей пылкой привязанности к фрейлине и не расставался с ней ни на минуту. Он подарил ей титул герцогини Вожур, дал своё имя третьему ребёнку Луизы и не желал слушать никаких разговоров о морали и приличиях. Он был любим и хотел любить так же преданно и самозабвенно...
Увы Однако любвеобильный монарх не мог в окружении самых очаровательных женщин Франции долго хранить верность своей возлюбленной хромоножке. Не прошло и трёх лет, как свободный в нравах монарх привязался к ослепительно красивой и страстной Атенаис де Монтеспан, которая быстро завладела сердцем Людовика и потребовала официального статуса фаворитки. Говорили даже, что она приворожила короля приворотным зельем, которое постоянно подсыпала в еду Людовика, и участвовала в чёрных мессах, где во имя королевской любви зарезали не одну сотню младенцев. Было ли это на самом деле — неизвестно, однако некогда нежный и любящий король быстро превратился в циничного, развратного и жестокого любовника.
Король поселил Атенаис в соседней с Луизой комнате и настоял на том, чтобы женщины поддерживали тёплые и дружеские отношения. Фаворитки разыгрывали роли близких подруг, вместе прогуливались по парку, обменивались любезностями, играли в карты, а общий любовник пристально следил за их поведением.
В марте 1669 года Атенаис родила от Людовика дочь, а через год сына, чем ещё больше привязала короля к себе. С тех пор монарх редко бывал у Луизы, хромоножка же старалась ничем не разозлить его, и без того всегда сердитого на бедняжку...
Прошло три года, и маркиза де Монтеспан родила ещё одну дочь. Людовик, не заботясь о чувствах Луизы, заставил её стать крёстной матерью ребёнка. На следующее утро фаворитка в отставке попыталась постричься в монахини. Однако настоятельница наотрез отказалась принять женщину со скандальной репутацией, любовницу короля. Она выгнала Луизу и велела никогда больше не появляться на пороге обители.
Возвращаться во дворец Луиза тоже не собиралась. Поселившись в небольшой деревушке, она каждое утро приходила к монастырю и часами стояла на коленях на голой земле. Через два месяца строгая настоятельница, видя отчаяние молодой женщины, впустила её на порог обители, сердце её наконец смягчилось. Монахиня принесла Луизе чёрное платье, провела её в тёмную келью и навсегда закрыла за ней дверь в мирскую жизнь. 2 июня 1675 года в возрасте тридцати лет мадемуазель Лавальер постриглась в монахини и стала сестрой Луизой.
Сентиментальный король впал в уныние, долго плакал, но обратно фаворитку не вернул, предпочёл забыть её в объятиях пылких подруг и обожаемой красавицы Атенаис.
Детей маркизы де Монтеспан отдали на воспитание овдовевшей аристократке Франсуазе де Ментенон. Сдержанная, немногословная и религиозная мадам де Ментенон через много лет волей судьбы стала женой короля. Что заставило стареющего Людовика XIV пойти на такой шаг — тайна. Супруги прожили больше десяти лет в понимании и любви.
В конце жизни король запретил при своём дворе любые любовные интриги и измены, излишнюю откровенность между мужчинами и непристойные выражения.
Луиза де Лавальер находилась в монастыре долгих тридцать шесть лет и поражала сестёр-монахинь выносливостью, терпением и самопожертвованием. Король ни разу не навестил бывшую фаворитку. Лишь королева Мария-Терезия перед смертью приехала однажды к бывшей сопернице и, уходя от неё, не смогла сдержать слёз. Монахини считали Луизу святой, и говорили, что когда она умерла в 1710 году, тело её было окутано светящимся ореолом. Людовик пережил бывшую возлюбленную на пять лет. Он умер 1 сентября 1715 года.
Прикрепления: 3965520.jpg(74Kb) · 3528741.jpg(83Kb)


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Суббота, 11.12.2010, 16:41 | Сообщение # 31
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline

Не один десяток биографов, историков, искусствоведов и медиков пытались разгадать секрет творчества великого испанского художника Франсиско Гойи (1746–1828), автора великолепных портретов, картин, картонов для шпалер, настенных росписей, графических серий «Капричос» и «Бедствия войны». Одни считали, что талант и гениальность художника были столь велики, что не могли существовать в рамках возможного и помогли художнику достичь подобных высот. Другие утверждали, что тяжёлая болезнь и полное расстройство психики поспособствовали ему сотворить величайшие шедевры. Но нашлись и те — кстати, их было немало, — которые были глубоко уверены в том, что великим художником Гойю сделала женщина — таинственная и загадочная герцогиня Альба (1762–1802).

Франсиско Хосе де Гойя-и-Лусьентес родился 30 марта 1746 года в небольшой деревушке близ Сарагосы. Его отец был мастером-позолотчиком, мать происходила из известного, но давно обедневшего дворянского рода. Обучаясь в школе, мальчик с трудом освоил арифметику и грамоту, зато в рисовании с детства проявлял блестящие способности. Когда Франсиско исполнилось семнадцать лет, отец, желавший помочь сыну в его стремлении стать живописцем, отправил юношу в Мадрид.
Одновременно с обучением мастерству живописца в столице Гойя успевал уделять немалое внимание и женщинам, к которым с юности испытывал страстные и необузданные чувства. Его любовницами становились и богатые аристократки, и простые крестьянки, и известные в городе красотки из публичных домов. Говорили даже, что однажды в деревне, заметив красивую монашенку, темпераментный художник влез к ней в келью и похитил её, после чего спровоцировал жестокую драку с деревенскими крестьянами, в которой чуть не был убит. Имел ли этот факт место или нет, доподлинно неизвестно, однако при весьма странных обстоятельствах Гойя бежал в Италию, присоединившись к уличным бродягам.
Три года спустя, в 1773 году, художник вернулся в Мадрид, где встретил своего давнего друга Франсиско Байеу. Тот познакомил Гойю с сестрой, красавицей Жозефиной. Пылкая и страстная любовь привела вскоре к тому, что девушка забеременела, и не помышлявший о женитьбе Гойя был вынужден скрепить свои отношения с возлюбленной семенными узами. Всего жена подарила живописцу пятерых детей, однако вырос только Хавьер — другие дети умерли в младенчестве.
В 1792 году Гойя серьёзно заболел. Недуг, который сломил художника, до сих пор вызывает бесконечные споры среди биографов и врачей, исследующих его болезнь. Одни полагают, что это было венерическое заболевание, предположительно сифилис. Другие считают, что причиной паралича и потери слуха могли явиться маниакально-депрессивный синдром и шизофрения. Современники отмечали, что у художника наблюдались панический страх преследования, крайняя невоздержанность и даже истеричность, тяга к одиночеству и некоторые другие странности в поведении.
Около двух месяцев Гойя неподвижно лежал, затем у него восстановилось зрение, и он впервые за долгие недели страданий смог подняться на ноги и пойти. Однако слух был потерян навсегда. Тем не менее художник опять вернулся к своей прежней жизни.
Супружеская верность не была добродетелью великого мастера. Бесчисленные романы продолжались: их было столько, что иногда художник даже не помнил имени любовницы, с которой провёл ночь. Он покорял сердца знатных дам и бедных простушек, красавиц и обычных, ничем не приметных женщин. Казалось, это доставляло ему полное, ни с чем не сравнимое удовольствие.
Так продолжалось до тех пор, пока в жизни непревзойдённого любовника не появилась двадцатилетняя герцогиня Альба, ставшая самой желанной женщиной в жизни художника и самой роковой музой в его судьбе. Его познакомили с Каэтаньей Альбой придворные аристократки, бывшие близкими подругами мастера. Желающая увидеть своими глазами «необыкновенного Гойю», Альба пришла к нему в мастерскую. Она была высокомерна, красива, женственна и чувственна. После её визита, летом 1795 года, художник, не сдерживая чувств, рассказывал другу о встрече с новой знакомой и восклицал: «О, наконец теперь я знаю, что значит жить!»
Их страстный роман продолжался семь лет. На все эти годы Франсиско Гойя забыл о других женщинах, и лишь одна — самая красивая женщина Испании того времени — Каэтанья Мария дель Пилар, герцогиня Альба, — оставалась его музой, вдохновлявшей художника на создание великих шедевров.
Герцогиню нельзя было назвать благопристойной и скромной дамой — общество знало о её многочисленных порочных связях, впрочем, Альба и не думала их скрывать. В числе её любовников называли самых знатных и влиятельных мужчин страны.Её замужество в тринадцать лет с уже немолодым герцогом, представителем одного из самых могущественных аристократических родов Европы, не принесло Каэтанье душевного спокойствия. Юное сердце желало пылких чувств, а тело стремилось познать все наслаждения и ласки. Одержимая страстью, отдававшаяся каждому чувству, молодая герцогиня в двадцать лет стала опытной, многое познавшей, коварной обольстительницей. Современники вспоминали, что её желали все мужчины Испании. «Когда она шла по улице, писал один французский путешественник, — все выглядывали из окон, даже дети бросали свои игры, чтобы посмотреть на неё. Каждый волосок на её теле вызывал желание».
Герцог Альба предпочёл не обращать внимания на любовные связи своей темпераментной жены, а в 1796 году он скончался от продолжительной и тяжёлой болезни. Его неверная супруга, облачившись в траурный наряд, отправилась оплакивать мужа в замок в Андалусии и провела там чуть больше года. Примечательным явился тот факт, что всё это время с опечаленной вдовой жил Франсиско Гойя.
Когда через год парочка вернулась в Мадрид, герцогиня бросилась в объятия нового возлюбленного — очень знатного и храброго воина. А Гойя, оскорблённый и озлобленный, продолжал писать её портреты. Но теперь он изображал предательницу то глупой дамой, то продажной девицей, то страшной ведьмой.
Примерно через два года после этих событий Гойя стал уже европейской знаменитостью. Он был назначен королевским художником с внушительным жалованьем и разбогател. А герцогиня Альба вновь вернулась к покинутому было любовнику.
Самыми прославленными картинами великого мастера можно без тени сомнения назвать двойную картину «Обнажённая маха» <Маха и махо (исп.) — так называли цыган или торгующих телом молодых людей в Мадриде в XVIII–XIX вв. Обычно махами считались девицы из провинции, которые вели независимый образ жизни. Махи считались подлинным олицетворением Испании. Они были хитрыми, находчивыми, неунывающими, умеющими вывернуться из любого положения. Типичной махой можно назвать Дульсинею Тобосскую из «Дон Кихота» (ред.)> и «Маха одетая». Датированы они примерно 1800 годом. Полотно откидывалось на шарнирах, как прочитанная страница, и под ним открывалось другое — та же маха, но обнажённая, несмотря на строжайший запрет инквизиции изображать обнажённое женское тело.
По сей день идут споры: кто изображён на картине. В те времена во всей Испании был единственный человек, кому запреты инквизиции были не указ, — Мануэль Годой, первый министр короля Карла IV с титулом князя Мира. Искусствоведы утверждают, что заказ на двойную картину Гойя получил именно от Годоя и изображена на ней неизвестная женщина.
Однако известно, что герцогине Альбе были посвящены многие другие картины великого художника и некоторые из них действительно были слишком откровенными: герцогиня изображена совершенно голой. Однажды на одной такой картине она собственной рукой написала: «Хранить такое — просто безумие. Впрочем, каждому своё». Её фраза была не лишена кокетства.
Летом 1802 года Каэтанья Альба собрала гостей в своём мадридском дворце Буэна Виста. Она устраивала пышное празднество в честь обручения её юной племянницы. На торжества были приглашены самые именитые представители аристократического Мадрида, в их числе — наследный принц Фердинанд и премьер-министр Годой. Пригласила герцогиня и Франсиско Гойю. После ужина герцогиня показала гостям личную мастерскую художника, которая была устроена тут же во дворце. Она водила приглашённых по залам и беспрестанно говорила. Поведение герцогини было настолько странным, что гости пребывали в растерянности. Рассказывая о красках, использующихся в живописи, Альба делала акцент на самых ядовитых из них, маленькая капля которых представляла собой смертельный яд. Прерывая рассказ, она шутила о смерти. Когда вечер закончился и все разъехались, Гойя вернулся домой, но не мог заснуть до утра: он не раз слышал от любовницы о её желании умереть молодой, не дожив до старости. Подозрения подтвердились утром — герцогиню нашли мёртвой.
Причина смерти Каэтаньи до сих пор остаётся загадкой. Одни полагают, что Альба сама приняла яд, растворённый в стакане воды. Другие уверены в насильственной смерти: в этом были заинтересованы многие, в том числе и королева Мария-Луиза, которая считала герцогиню своей соперницей, ненавидела её и желала ей смерти. Но отомстить Альбе хотели и жёны её любовников, и сами любовники, брошенные когда-то неверной возлюбленной, и завистливые подруги, а также слуги, которым после смерти хозяйки отходила по завещанию очень внушительная денежная сумма…
Десять лет прошло после смерти любимой Каэтаньи, а Гойя так и не смог успокоить страдающее сердце.
В 1812 году верная жена Гойи Жозефина, перенёсшая столько душевных страданий и терпевшая многочисленные романы темпераментного мужа, скончалась. Сын, женившись, переехал в другой дом, оставив шестидесятишестилетнего отца в полном одиночестве. Тогда-то вдруг в Гойе с новой силой проснулась страсть. Он познакомился с молодой женой небогатого купца Леокадией Вейс, склонил её к измене супругу и увёл из семьи. Спустя девять месяцев она подарила любовнику дочь, а ещё через десять лет художник вместе с дочерью и Леокадией навсегда покинул Испанию, чтобы поселиться во Франции.
Франсиско Гойя умер 16 апреля 1828 года. Его похоронили в Бордо, значительно позже прах великого художника перевезли в Мадрид и похоронили в церкви Сан-Антонио де ла Флорида.
Прикрепления: 1161804.jpg(55Kb) · 1792072.jpg(34Kb)


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Суббота, 11.12.2010, 17:09 | Сообщение # 32
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline

Имя Марии Даниловны Гамильтон, которую в России чаще называли Марией Гамонтовой, не так широко известно, как имя любовницы великого адмирала Нельсона Горацио — Эммы Гамильтон. Однако судьба русской Гамильтон была не менее трагична, чем судьба прославленной англичанки. Став однажды любимой фавориткой Петра I, Мария не могла и предположить, что в тот самый день она вступила на страшный, трагический путь. Её предки происходили из древнего шотландского рода Гамильтонов, которые ещё при царе Иване Грозном перебрались в Россию и заняли при русском дворе высокие должности...
Когда родилась Мария — неизвестно. При дворе Петра она появилась в 1709 году. Предположительно, ей тогда было около пятнадцати лет. Стройная, красивая девушка так понравилась супруге царя Екатерине Алексеевне, что та немедленно сделала её своей фрейлиной. Гамильтон отличалась на редкость весёлым и бойким характером. Она была хитра, проницательна и дальновидна. Именно эти качества позволили Марии затеять очень опасную для неё авантюру: она решила понравиться царю. Её старания не прошли даром, и совсем скоро Пётр, усмотрев в ней «такие дарования, на которые не мог не воззреть с вожделением», обратил внимание на юную фрейлину и пригласил её в свои покои. Мария стала любовницей русского самодержца, а он немедленно вписал её в «постельный реестр» — список личных любовниц.
Царь не мог не насладиться новой фавориткой, а вспыхнувшая в нём страсть не давала ему покоя ни днём, ни ночью. Всё время он проводил с девушкой, забыв о государственных делах и законной жене. Гамильтон праздновала победу, однако счастье её оказалось недолгим. Она не учла, что царь был слишком непостоянен, чтобы хранить верность даже первой красавице двора. Добившись своего, Пётр быстро охладел к молодой любовнице. Что только не делала Мария, но возлюбленный, казалось, перестал обращать на неё внимание.
В отчаянии бедная девушка стала проводить ночи с другими поклонниками, которые всегда находились рядом и ждали удобного случая, чтобы добиться расположения красавицы Гамильтон. А та не желала отказывать могучим офицерам, иностранным гостям и заискивающим перед ней придворным. Склонная к любовным интригам и неравнодушная к плотским развлечениям, в объятиях новых любовников Мария быстро простила неверность царя. Однако мысль возвратить его не покидала её ещё долго.
Считают, что Гамильтон вступила в любовную связь с царским денщиком Иваном Орловым, чтобы вернуть венценосного любовника и опять завладеть его сердцем. Царские денщики неотлучно находились при царе и исполняли обязанности его личных секретарей. Нередко они становились самыми близкими друзьями государя. Таким образом, Мария Гамильтон могла знать обо всём, о чём думал царь, кем был увлечён и к кому испытывал особо сердечные чувства. Простой и недалёкий Иван рассказывал любовнице все государевы секреты.
Гамильтон и Орлов встречались тайно. Их связь продолжалась несколько лет. В 1716 году царь с супругой ехали в Европу. Любимая фрейлина царицы и денщик Орлов отправлялись за границу в царской свите. Путешествие было долгим, и Пётр часто приказывал останавливаться на день, чтобы беременной Екатерине Алексеевне можно было отдохнуть. Придворные не теряли времени. Они развлекались, пили и заигрывали с местными девицами. Не остался в стороне и Иван Орлов. С каждым днём он становился равнодушнее к Марии, часто оскорблял её и даже избивал. Та, чтобы как-то задобрить возлюбленного, стала красть драгоценности царицы и, продавая их, покупала Орлову дорогие подарки. «В благодарность» грубый и заносчивый Иван избивал любовницу ещё сильнее...Зато царь, предаваясь плотским забавам, однажды вспомнил о бывшей фаворитке и как-то ночью прошёл в её опочивальню. Вскоре Мария поняла, что ждёт ребёнка. Надевая широкие платья и притворяясь нездоровой, она долго скрывала своё положение. Уже в России девица Гамильтон родила сына. А наутро во дворце нашли тело мёртвого младенца, завёрнутое в одеяло.
Кто произвёл на свет ребёнка и убил его — страшная тайна осталась неоткрытой. До тех пор, пока в 1717 году Иван Орлов не принёс царю важные бумаги. Тот второпях положил их в карман, а на следующий день никак не мог отыскать. Разумеется, подозрение в краже пало на денщика. Разгневанный государь велел привести Ивана и начал допрос. Перепуганный до смерти Орлов посчитал, что Пётр узнал о его тайной связи с Марией, пал на колени и признался во всех грехах. Удивлённый откровением денщика, царь стал дальше его расспрашивать о подробностях сожительства с «девкой Гамонтовой». Тот признался, что Мария не раз вытравляла ребёнка, совершая ужасный, смертный грех, и что он, Иван, дескать, к этим грязным делам вовсе не причастен...
Марию привели к разъярённому Петру. Не долго думая, он учинил ей допрос с пытками. Она держалась стойко, однако призналась во всём, но старалась выгородить возлюбленного. К тому же женщина рассказала и о том, что крала у царицы Екатерины Алексеевны деньги и драгоценности, чтобы делать любовнику дорогие подарки и покрывать его долги.
Следствие над девицей Гамильтон затянулось на четыре месяца. Всё это время она провела в темнице, закованная в железо. Мария подвергалась пыткам, и из её уст вырывались всё новые и новые признания. Она также призналась, что была виновна в детоубийстве, когда умерщвляла нерождённых детей ещё во чреве, а последнего, родившегося ребёнка, задушила собственными руками. Свидетельницей убийства младенца стала горничная Катерина Терповская, которая подтвердила всё сказанное фрейлиной.
Когда из Марии было выбито последнее признание, в тот же день вышел указ, подписанный государем: «Девку Марью Гамонтову, что она с Иваном Орловым жила блудно и была от того брюхата трижды и двух ребёнков лекарствами из себя вытравила, а третьего удавила и отбросила, за такое её душегубство, а также она же у царицы государыни Екатерины Алексеевны крала алмазные вещи и золотые червонцы казнить смертию!».
Екатерина, женщина хладнокровная и трезвая, повела себя великодушно. Простив фрейлине кражу драгоценностей, она умоляла Петра не казнить Марию. Но тот, невзирая на слёзы и уговоры супруги, не отменил своего указа.
14 марта 1719 года двадцатипятилетняя Мария Гамильтон надела белое платье и заплела в волосы чёрные ленты. Увидев её, толпа, собравшаяся на площади перед эшафотом, замерла. Девица была так прекрасна: ни долгие дни в темнице, ни жестокие пытки не смогли загубить её красоту. Пётр приблизился к бывшей фаворитке и попросил молиться на небесах за всех грешных, остающихся на земле. Потом он поцеловал её и что-то шепнул палачу. Толпа облегчённо вздохнула, решив, что царь отменил приказ. Однако палач, взмахнув топором, отрубил несчастной голову.
На лице Петра не дрогнул ни единый мускул. Он поднял голову бывшей любовницы, поцеловал её в уста и решительно ушёл с площади. Говорили, царь шепнул палачу, чтобы тот не прикасался к Марии, дабы не осквернять её прекрасное тело. Двести лет хранилась заспиртованная в большой колбе голова Марии Гамильтон в Кунсткамере. Где было похоронено её тело — неизвестно.
Ивана Орлова простили, через год его повысил в чине сам Пётр, наказавший бывшему денщику держаться в стороне от коварных красавиц.
Тайну «девки Гамонтовой» никто так и не разгадал. Почему эта женщина поступила столь благородно, выгородив предавшего её человека? Отчего Пётр, продержав бывшую фаворитку полгода в темнице Петропавловской крепости, так и не отменил свой жестокий приговор? Говорили, что ребёнок, задушенный Марией, был от Петра, и тот, зная эту тайну, не мог простить любовнице убийство его сына-наследника что очень вероятно.
Прикрепления: 2061856.jpg(63Kb) · 2285532.jpg(31Kb)


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Суббота, 11.12.2010, 17:39 | Сообщение # 33
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Леди Екатерина Говард Екатерина (правильнее Кэтрин Хоуард англ. Catherine Howard , род. 1520/1525 умерла 13 февраля 1542 — пятая жена короля Англии Генриха VIII. Казнена по обвинению в супружеской измене.
Большинство исследователей считают, что Екатерина (Кейт) Говард родилась около 1521—1523 гг., однако есть версии, что это могло произойти в период 1520—1525 гг.
Говарды в XVI веке считались достаточно знатной фамилией. Глава рода Говардов — сэр Томас — носил титул герцога Норфолка и был с 1529 г. председателем королевского Тайного Совета.
Екатерина — дочь младшего из Говардов — сэра Эдмунда и его жены леди Иокасты Калпепер, у которой было пятеро детей от первого брака. От союза с Говардом у леди Иокасты родилось ещё пятеро детей.
Сэр Эдмунд был беден: по английским законам, младшие сыновья почти ничего не получали из наследственной массы, поэтому бывали вынуждены самостоятельно пробивать себе дорогу в жизни.
После смерти матери леди Кейт была отдана на воспитание к вдовствующей герцогине Агнессе Норфолк, мачехе Томаса Говарда. В доме престарелой родственницы девочка получила довольно скудное образование.
Однако Кейт очень скоро поняла, что главное её достоинство — вовсе не ум и не благочестие, а женская привлекательность. Леди Говард очень рано начала нравиться юношам, и, будучи необременённой внутренними моральными запретами, отвечала кавалерам полной взаимностью. Кейт вовсе не была красавицей, однако она обладала ярко выраженной сексуальностью.
Развитию порочных наклонностей леди Говард способствовала также атмосфера крайней половой распущенности, которая царила среди фрейлин герцогини. Герцогиня смотрела на эти «шалости» фрейлин вполне равнодушно. Однако она и понятия не имела, что и её внучка вполне преуспела в «любовной науке».
Известно, что в юности у Екатерины было, по крайней мере, два близких друга — Генри Мэнокс (учитель музыки — позднее он свидетельствовал на процессе против неё) и Фрэнсис Дерем.В 1539 году сэр Томас, герцог Норфолк, подыскал своей племяннице место при дворе Генриха VIII
Анна Клевская С четвёртой женой у короля Генриха отношения не сложились — Анна Клевская оказалась вовсе не той бледной красавицей, которую запечатлел на своей картине Гольбейн-младший. «Фламандская кобыла» вызывала у короля чувство среднее между отвращением и жалостью.
Но в её свите было много прелестных девушек, среди них — леди Говард. Томас Норфолк, заметив повышенное внимание к своей племяннице со стороны короля, решил воспользоваться этим.
Развод с Анной принёс облегчение обеим сторонам — принцесса Клевская тоже не испытывала к супругу никаких приязненных чувств. После развода она осталась жить в Лондоне на правах «сестры короля» и до конца своих дней пользовалась всеобщим уважением и её любила принцесса Елизавета.
Генрих женился на Кейт Говард в июле 1540 года, причём свадьба была на редкость скромной.
После свадьбы Генрих будто бы помолодел на 20 лет — при дворе возобновились турниры, балы и прочие развлечения, к которым Генрих оставался равнодушен после казни Анны Болейн. Он обожал юную супругу — она была невероятно добра, простодушна, искренне любила подарки и радовалась им, как ребёнок. Генрих называл жену «розой без шипов».
Однако юная королева была крайне неосторожна в поступках. Екатерина приняла ко двору всех своих «друзей юности», а они слишком много знали о жизни королевы до замужества. Кроме того, Кейт возобновила отношения с Фрэнсисом Деремом, которого сделала личным секретарём.
Потом при дворе появился ещё один кавалер из «прошлой жизни» — Томас Калпепер (дальний родственник Кейт по материнской линии, за которого она в своё время хотела выйти замуж).
Однако у юной королевы появились при дворе враги (вернее, это были враги её влиятельного дяди Норфолка), которые и поспешили вызвать на откровенность Томаса, Фрэнсиса и других участников событий. Помимо всего прочего, Кейт не спешила с выполнением своего главного долга — с рождением сыновей для Англии. (У Генриха был наследник — Эдуард, однако мальчик рос болезненным и вялым).
Когда Генриху сообщили о неверности жены, он растерялся. Реакция короля была довольно неожиданной: вместо привычного гнева слёзы и жалобы. Смысл жалоб сводился к тому, что судьба не даровала ему счастливой семейной жизни, а все его женщины либо изменяют, либо умирают, либо просто отвратительны.
После допроса Калпепера, Дерема и Мэнокса стало ясно, что Екатерина всё это время обманывала короля. Но если бы она указала, что была помолвлена с Деремом (на чём он настаивал), то её судьба была бы гораздо более счастливой: по английским законам её брак с Генрихом считался бы нелегитимным и, скорее всего, королевскую чету просто бы развели. Однако Екатерина упрямо отрицала факт этой помолвки.
В начале февраля 1542 года леди Говард перевели в Тауэр, а спустя два дня её обезглавили на глазах любопытной толпы. Молодая женщина встретила смерть в состоянии глубокого шока — её пришлось нести к месту казни.После казни тело леди Екатерины похоронили рядом с могилой Анны Болейн — другой казнённой королевы, которая была её двоюродной сестрой: отец Екатерины и мать Анны были родными братом и сестрой — детьми 2-го герцога Норфолка.


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Суббота, 11.12.2010, 17:55 | Сообщение # 34
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline

Рождение: ок. 1507
Смерть: 19 мая 1536(1536-05-19)
Тауэр, Лондон
Похоронена: Часовня Св. Петра, Тауэр, Лондон
Отец: Томас Болейн, 1-й граф Уилтшир
Мать: Леди Элизабет Говард
Супруг: Генрих VIII, король Англии
Дети: Елизавета I, королева Англии
Анна Болейн (англ. Anne Boleyn, употреблялось также написание Bullen; ок. 1507 — 19 мая 1536, Лондон) — вторая жена (c 25 января 1533 до казни) короля Англии Генриха VIII. Мать Елизаветы I.
Историки до сих пор спорят о точной дате рождения Анны Болейн. Разные источники указывают года — от 1501 до 1507. Отцом Анны был вельможа Генриха VIII, Томас Болейн, человек не являвшийся потомком особо знатных придворных особ, но сумевший сделать неплохую карьеру при дворе. Мать будущей королевы, леди Элизабет Говард, дочь герцога Норфолка, напротив, происходила из старинного рода.
Анна Болейн получила прекрасное домашнее образование (насколько это представлялось возможным в Англии XVI столетия), но этого для ее амбициозного отца было недостаточно — его основной идеей стала придворная карьера дочери и её выгодный брак.
Образование родители решили продолжить в Париже. В 1514 году маленькую Анну (и её сестру Марию) отправили во Францию в составе свиты принцессы Марии Тюдор, сестры короля: Мария должна была выйти замуж за короля Людовика XII. При куртуазном французском дворе Анна не только постигала науки и искусства, но и совершенствовалась в тонкостях великосветского флирта.
Несмотря на то, что престарелый король Людовик XII вскоре умер, а Мария Тюдор вернулась в Англию, Анна Болейн ещё несколько лет жила во Франции — при дворе короля Франциска I.
В 1520 году после неудачных переговоров Генриха VIII с Франциском I отношения двух стран испортились окончательно, и Анна вернулась домой (правда, непосредственным поводом к отзыву девушки из Парижа послужило желание отца выдать её замуж за лорда Батлера).
Приехав из «галантной» Франции, Анна сразу же снискала большую популярность при английском дворе. По свидетельствам историков, Анна не обладала выдающейся красотой, но была изящно и дорого одета, неплохо обучена танцам и имела изрядные умственные способности.
Брак с лордом Батлером так и не состоялся. Разные источники называют многие причины, среди которых — стойкое нежелание самой девушки выходить замуж по расчёту.
К этому же периоду относится её роман с лордом Генри Перси, сыном герцога Нортумберленда, однако надеждам юной пары не суждено было сбыться, ибо Анну заметил сам английский король...Первой зафиксированной встречей Анны и её будущего супруга — короля был приём в честь испанских послов в марте 1522 года. К этому времени у Генриха накопилось много претензий как к королеве — Екатерине Арагонской, так и к фавориткам — Бесси Блаунт и Марии Кэри (родной сестре Анны Болейн). Специалисты по истории музыки считают, что знаменитые «Зелёные рукава» («Greensleeves») — посвящение влюблённого короля будущей жене Анне, положенное на старинную мелодию. Неизвестно, действительно ли эти строки сочинил Генрих VIII, но красивую легенду берегут, — и принято считать, что прекрасная незнакомка в зелёном платье и есть леди Анна Болейн. Грациозная, остроумная девушка так понравилась королю, что он поспешил расстроить её возможный союз с лордом Перси. А так как молодые люди упорствовали в своём желании быть вместе, Перси спешно женили на Мэрион Тэлбот, дочери графа Шрусбери, а Анну отправили в отдалённое поместье — Хивер.
Возвращение ко двору произошло только в 1526 году (некоторые источники называют 1525 год). Возобновившиеся ухаживания короля Анна принимала без всякого восторга, — ей претила судьба фаворитки (на глазах всего двора разворачивалась драма её более «сговорчивой» сестры Марии). Анна с удовольствием составляла компанию образованному и талантливому королю, но вступать с ним в брак вовсе не собиралась.
Генрих VIII с 1509 года был женат на Екатерине Арагонской, однако этот брак не дал Англии наследника мужского пола,— единственным ребёнком королевской четы была дочь Мария, будущая королева Англии, более известная как Мария Кровавая. Шаткость положения династии Тюдоров заставляла Генриха всё чаще задумываться о рождении сына — наследника.
В конечном итоге, король решился предложить ей уже не место фаворитки, а корону Англии.
Екатерина Арагонская Получив письменный ответ с согласием, Генрих начал действовать — он был уверен, что папа римский не откажется расторгнуть его бездетный и «небогоугодный» брак.
В начале мая 1527 года Анна вместе с королём уже принимала французских послов, а кардиналу Томасу Уолси было поручено «уладить личное дело короля» в Ватикане.
Генрих был уверен, что его супруга согласится на развод, однако он жестоко ошибся — для испанской принцессы это означало потерю чести и достоинства. К тому же племянник Екатерины Карл V не собирался спокойно принимать удары, наносимые их семье.
Обстановка в Европе накалялась, но католическая церковь не спешила с расторжением брака английского короля. Дело закончилось тем, что Генрих решил более не ждать папской милости и порвал союз с Римом. Желая поменять королеву, Генрих поменял религию. Король решил, что с этого момента власть римского папы на Англию не распространяется. Генрих объявил себя главой Церкви, которая, впоследствии примет конфессиональное название англиканской, а брак с Екатериной — недействительным. Народ любил королеву Екатерину, поэтому улицы города наводнились пасквилями и листовками, которые обливали грязью Анну. К январю 1533 года Анна обрадовала короля долгожданной вестью: она была беременна. 25 января 1533 года, соблюдая строжайшую тайну, король и Анна обвенчались.
Отвергнутая королева Екатерина ещё несколько лет прожила в уединении и скончалась лишь в 1536 году. Однако до конца своих дней она отказывалась признавать незаконность своего брака с королём.
Мария, дочь Генриха и Екатерины Арагонской, будущая королева Мария I
Елизавета, дочь Генриха и Анны Болейн, будущая королева Елизавета IМолодая королева оказалась не так покладиста и терпелива, как отвергнутая испанка Екатерина. Она была требовательна, честолюбива и сумела нажить себе множество недоброжелателей. Король, выполняя запросы новой супруги, изгонял и казнил всех противников Анны: жертвами репрессий стали даже друзья Генриха — кардинал Уолси и философ Томас Мор. Надежды короля на рождение сына снова не оправдались — в сентябре 1533 года Анна родила девочку, будущую королеву Елизавету I. Король Генрих был разочарован.
Со временем Анна Болейн стала вести себя более вызывающе — она устраивала блестящие праздники (часто в отсутствие короля), заказывала себе самые дорогие украшения. Последующие два с половиной года были для Генриха и Анны полны сцен ревности, семейных раздоров и разочарований в связи с невозможностью иметь сына. Примерно в это же время король увлёкся фрейлиной — Джейн Сеймур. Генрих решил избавиться от Анны. Молодая королева была обвинена в государственной измене и в супружеской измене королю. Пособниками были объявлены друзья королевы — Генри Норрис, Марк Смитон и родной брат Анны — лорд Рочфорд. После показательного суда, приговор которого был с самого начала известен всем присутствующим, Анна Болейн, королева Англии, была прилюдно обезглавлена с помощью меча 19 мая 1536 года.
-------
ОТ СЕБЯ ДОБАВЛЮ:
В ЗАМКЕ ГДЕ АННА ПРОВЕЛА ДЕТСТВО ЧАСТО ВИДЯТ ЕЁ ПРИЗРАК Т.Е СИЛУЭТ ЖЕНЩИНЫ В БЕЛОМ ИЛИ СЕРОМ ПЛАТЬЕ С ПОЛУПРОЗЧРАЧНОЙ ВУАЛЬЮ НА ГОЛОВЕ И ТО КАК ОНА ПОДПИСЫВАЕТ КАКИЕ-ТО ДОКУМЕНТЫ... А В ПОЛНОЧЬ ИНОГДА СЛЫШАТ КАК ВО ДВОР ЗАМКА ПОДЕЗЖАЕТ КАРЕТА С КОРОЛЕВОЙ ... В 20-М СТОЛЕТИИ РЯДОМ С ЗАМКОМ БЕДНЯК НАШЕЛ ДРАГОЦЕННУЮ ШКАТУЛКУ ВВИДЕ СЕРДЦА... ОТКРЫВ НАХОДКУ, ОН УВИДЕЛ В НЕЙ ПРАХ И ВСЕ РЕШИЛИ ЧТО ПРАХ - СЕРДЦЕ АННЫ БОЛЕЙН
Прикрепления: 9269500.jpg(19Kb)


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
nataliyaДата: Понедельник, 13.12.2010, 17:33 | Сообщение # 35
графиня
Группа: Фавориты
Сообщений: 14
Награды: 5
Репутация: 5
Замечания: 0%
Статус: Offline
ЕЩЁ КОЕ-ЧТО О ДИАНЕ ПУАТЬЕ...
Диана де Пуатье - фаворитка Генриха II
Диана вышла замуж за великого сенешаля Нормандии, луи де Брезе, но в 1531 году овдовела. Путь ко двору был свободен. Впрочем, она сошлась с королем Франциском еще до смерти мужа. Когда ее отец был приговорен к смерти за участие в заговоре против Франциска, она обратилась к королю и добилась отмены приговора. Говорят, что она купила эту милость ценой своей супружеской верности.
Герцог Генрих Орлеанский, второй сын Франциска I, был по природе слаб и робок. Молодость его прошла печально. Когда его отец был взят в плен после сражения у Павии, ему пришлось вместе с братом провести в монастыре целых четыре года в качестве заложника. Вернувшись в Париж, он был ослеплен его блеском. Ему хотелось приобщиться к радостям жизни, и вскоре они явились в лице Дианы Пуатье, которая, по словам Брантома, "одевалась красиво и величественно, но только в черное и белое". Это был траур по мужу. Сам принц не думал сближаться с ней, поскольку считал ее образцом добродетели и ума, но Диана сразу поняла, какое она может иметь на него влияние. Она была намного старше принца - на 18 лет, но красота скрашивала этот недостаток. Между нею и принцем завязались близкие отношения, а вскоре старший сын короля умер, и Генрих сделался дофином. Говорят, что в смерти принца повинна Диана, которая дала ему яду, но это не доказано.
С той минуты, как Генрих сделался наследником престола, при дворе началась отчаянная борьба между двумя женщинами - Дианой, пользовавшейся расположением дофина, и герцогиней д'Этамп, любовницей Франциска I, не довольстовавшейся влиянием, которое она имела на короля, и твердо решившей приковать к себе и его будущего преемника. Весь двор разделился на два лагеря. Диана была на десять лет старше герцогини д'Этамп, и поэтому приверженцы последней начали уже говорить об увядшей красоте. Даже поэты и художники приняли участие в раздорах. Так, художник Приматиччио постоянно рисовал герцогиню д'Этамп, его картины украшали королевскую галерею. Бенвенуто Челлини выбрал в качестве модели прекрасную охотницу Диану. Поэты лагеря герцогини возвеличивали ее красоту, не щадя красок, а Диану называли беззубой и безволосой, обязанной своей внешностью только косметическим средствам. Все, конечно, было ложью, потому что Диана до конца жизни оставалась красавицей. Но это страшно злило фаворитку дофина. Впоследствии, когда она достигла вершин власти, ее враги жестоко поплатились за свои едкие замечания. Так, по приказу Дианы был удален от двора министр финансов Бояр, один из наиболее горячих клевретов герцогини д'Этамп, а вскоре та же участь постигла и герцогиню.
Диана постепенно прибирала дофина к рукам. Он не расстался с ней даже после женитьбы на молоденькой и прелестной Екатерине Медичи, дочери герцога Урбино во Флоренции. Этому, впрочем, способствовал характер самой Екатерины, которая не вмешалась в государственные дела и жила исключительно для удовольствия в кругу преданных веселых дам, так называемой "маленькой шайки", занимавшейся только охотой, выездкой, балами: После смерти Франциска на престол вступил Генрих. Королева не изменила своего образа жизни, и править практически стала Диана. Но она была больше, чем королева. Диана держала в своих руках судьбу государства, раздавала посты, преобразовывала министерства и парламент, решала вопросы о помиловании, управляла финансами, влияла на решения судей. Король беспрекословно исполнял ее волю. В одном из писем Генрих умолял ее всегда смотреть на него только как на верного слугу, он гордился именем слуги, которым она его окрестила.
Конечно, Диана была прекрасна. Казалось, красота ее никогда не угаснет. У нее были правильные черты лица, красивый цвет кожи, черные, как смоль волосы. Болезней она не знала и даже в самую холодную погоду умывалась водой из колодца. Фаворитка вставала в 6 часов утра, садилась на лошадь и в сопровождении своих гончих собак проезжала 2-3 мили, после чего возвращалась и до полудня проводила время в постели с книгой. Она была умна, живо интересовалась литераторой и искусством. Утверждали, что Диана завоевала сердце короля не столько красотой, сколько советами, которые ему давала, и своей любовью к искусству, в котором прекрасно разбиралась. Родственники ее всячески отрицали существование интимной связи между нею и королем, считая, что поведение Дианы в супружестве было безукоризненным, что, даже находясь на вершине власти, она никогда не снимала с себя траура. В качестве доказательства приводилось и то, что между королем и Дианой была большая разница в возрасте, что могло вызвать только уважение со стороны монарха, и она не была расточительна, подобно другим куртизанкам: Однако они не упоминали о том, что Диана была чистолюбива и мстительна.
Историк де Ту осуждал ее за гонения на протестантов и разрыв мирных отношений с Испанией. Тем не менее она могла считаться лучшей из фавориток, и Брантом справедливо заметил: "Французский народ должен просить Бога, чтобы никогда не было фаворитки хуже, чем эта"
В 1548 году король сделал ее герцогиней Валентинуа и поручил знаменитому архитектору Делорму построить для нее дворец Анэ, который Диана великолепно обставила. С королевой она поддерживала добрые отношения, даже ухаживала за ее детьми, правда, не бесплатно. По словам Брантома, когда король хотел узаконить одну из дочерей, прижитых им с Дианой, фаворитка сказала: "Я родилась для того, чтобы иметь законных детей от вас. Мне вовсе не хочется, чтобы парламент объявил меня вашей сожительницей"
Здесь, пожалуй, Брантом ошибается. У девочки, о которой идет речь, Дианы Французской, была другая мать, молодая пьемонтка, с которой Генрих сошелся еще во время похода 1537 года. Король узаконил ее в 1547 году. Позднее она сделалась герцогиней, благодаря браку с герцогом Монморанси.
Солнце Дианы закатилось в тот же день, когда умер Генрих. Еще задолго до его смерти распространились два предсказания. Знаменитый итальянский астролог Лука Гаврико возвестил, что король умрет на сороковом году жизни, и причиной тому послужит дуэль. Предсказание это вызвало насмешку, так как у королей дуэлей не бывает. Вскоре появилось еще одно похожее предсказание. Окружение монарха встревожилось. Сам король в шутку выразился, что предсказания очень часто сбываются и что он примет такую смерть столь же охотно, сколь и всякую другую, лишь бы противником его оказался храбрый человек. Он, конечно, не предполагал, что действительно погибнет в поединке.
29 июня 1559 года около дворца Турнелль состоялся турнир. Король облачился в цвета Дианы и дрался храбро, но копье графа Монморанси попало ему в глаз и проникло до самого мозга. Через несколько дней Генрих скончался...
Брантом рассказывает, что король еще дышал, когда Екатерина Медичи приказала Диане удалиться от двора, отдав прежде драгоценности, подаренные фаворитке королем. Диана спросила, умер ли король, а когда ей ответили, что он еще дышит, но не проживет и дня, она гордо воскликнула: "В таком случае, мне никто не смеет приказывать! Пусть знают мои враги, что я их не боюсь! Когда короля не будет, потеря эта доставит мне слишком много горя для того, чтобы я была чувствительна к досаде, которую мне хотят причинить"
Молодой король Франциск II приказал довести до ее сведения, что, вследствие пагубного влияния Дианы Пуатье на короля, она заслужила строгое наказание, но в своей королевской милости он решил оставить ее в покое и потребовал только, чтобы она возвратила драгоценности, полученные от Генриха II. Таким образом, бриллианты и другие украшения, перешедшие от графини Шатобриан к герцогине д'Этамп, а затем Диане Пуатье, вернулись в королевскую казну, чтобы украшать в будущем головы других фавориток. Диана покорно подчинилась судьбе. Она удалилась в свой замок Анэ, где и умерла 22 апреля 1566 года на шестьдесят седьмом году жизни, покинутая почти всеми друзьями. По свидетельству Брантома, она была прекрасна до последней минуты. Перед смертью Диана основала несколько больниц, отдав, по выражению Шатонефа, Богу то, что взяла у мира. В церкви замка Анэ ей поставили памятник - статую из белого мрамора. Статуя эта теперь находится в Луврском музее. Одна из ее дочерей от брака с графом Брезе вышла замуж за герцога Бульонского, другая - за герцога Омальского. Диана увековечена на многих портретах и в скульптурных произведениях. Жан Гужон изобразил ее в виде торжествующей обнаженной охотницы, обнимающей шею таинственного оленя...
 
COUNTESSДата: Понедельник, 13.12.2010, 17:33 | Сообщение # 36
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
КРАТКО: Агнесса Сорель (фр. Agnès Sorel, 1421 — 9 февраля 1450) — куртизанка XV века; Дама де Боте (фр. Dame de Beauté — Дама Красоты); возлюбленная французского короля Карла VII, родилась в дворянской семье в деревне Фроманто в Турени (почему и называлась демуазель из Фромэнто (demoiselle de Fromenteau), была фрейлиной Изабеллы Лотарингской, герцогини Анжуйской, в 1431 году. Своей красотой очаровала Карла VII, сделавшего её статс-дамой королевы и подарившего ей замок Боте-сюр-Марн (Beauté-sur-Marne), вследствие чего она стала называться Дама де Боте-сюр-Марн.
История жизни совершенно легендарна. Одни упрекали ее в расточительности, другие видели в ней продолжательницу Жанны д’Арк. Известно четверостишие короля Франциска I, в котором ей приписывается едва ли не главная заслуга в освобождении Франции от англичан. Имела благотворное влияние на короля, боролась с недостойными его любимцами и заботилась о замещении высших должностей заслуженными лицами. От короля имела трех дочерей, получивших титул filles de France.
Ей приписывают введение таких новшеств, как ношение бриллиантов некоронованными особами, изобретение длинного шлейфа, ношение весьма вольных нарядов, открывающих одну грудь; её поведение и открытое признание связи с королем часто вызывало негодование, однако ей многое прощалось благодаря защите короля и её совершенной красоте, о которой даже Папа Римский говорил: «У неё самое прекрасное лицо, которое только можно увидеть на этом свете». За свою жизнь родила трех детей.Будучи беременной в четвертый раз, неожиданно умерла. Сперва предполагалось, что она умерла от дизентерии, но потом в её убийстве был обвинён Жак Кёр. Версия не нашла большой поддержки и считалась заговором против Кёра с целью его дискредитации. Сейчас ученые уверены, что смерть Сорель произошла в результате отравления ртутью. Возможно, ртуть была добавлена в пищу Сорель убийцей, но также вероятно, что ртуть попала в организм Сорель непредумышленно, так как в то время её часто добавляли в косметику.


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Понедельник, 13.12.2010, 17:40 | Сообщение # 37
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Женщина, покорившая Людовика XV - Мария-Анна де Шатору
Задавали Вы себе когда-нибудь вопрос: как женщины покоряли королей? Сегодня Вы узнаете историю одной из таких женщин, которая смогла подчинить себе короля, при этом давая счастье ему и себе.
Рано потеряв мужа, маркиза де ла Турнелль переселилась в Версаль к своей старшей сестре, госпоже де Мальи, бывшей в то время фавориткой короля. На Людовика XV, которому уже наскучила ее старшая сестра, Мария-Анна произвела сильное впечатление.
Однажды после полуночи, переодевшись врачом, он отправился к ней в сопровождении герцога де Ришелье. Перед тем как взойти на королевское ложе, молодая женщина выдвинула свои условия. Она потребовала немедленно и публично отослать свою сестру и возвести себя в статус официальной любовницы, какой была покойная де Монтеспан; предоставить прекрасные апартаменты, достойные ее положения, ибо не желала, как ее сестры, ужинать и тайком заниматься любовью в маленьких комнатах. Она хотела иметь свой двор и чтобы король открыто приходил к ней ужинать. В случае недостатка в деньгах она желала получать их в королевской казне с правом собственной подписи. А если она забеременеет, то не будет скрывать этого, и дети ее будут считаться законными.
Людовик XV был сильно влюблен - он согласился на эти условия, и 17 января 1744 года палаты парламента узаконили королевский дар: герцогство де Шатору передавалось во владение де ла Турнелль. Судя по документам, мадам де ла Турнелль получила этот подарок за услуги, оказанные королеве. Но обмануться по этому поводу было сложно.
В марте 1744 года, подстрекаемый королем Фредериком II, король Франции вынужден был, в свою очередь, объявить войну Марии-Терезе Австрийской, Англии и Голландии: Положение было не блестящим: враг стоял на берегах Рейна и во Фламандии. В любой момент он мог захватить французскую территорию.
Де Шатору отвлеклась от придворных сплетен. Она помогала советами королю и заслужила сравнение с Агнессой Сорель. Однажды утром она пришла к королю и ясно дала ему понять, что пришло время стать настоящим властителем, заняться военными делами и возглавить армию. Людовик XV кол****ся, и она написала ему замечательное письмо: "Вы не были бы королем, если бы вас можно было любить ради вас самого. Король сам должен заботиться о своем авторитете. Если народ ваш ропщет, сделайте так, чтобы голос ваш был для него все равно что голос отца. О сир! Что может быть важнее для короля, чем быть окруженным счастливыми людьми? Когда я предложила Вашему Величеству приступить к командованию армией, я была далека от мысли подвергнуть вашу жизнь опасности, - она принадлежит государству. Но отец отвечает за своих детей. Ваше присутствие, сир, вдохновит войска, вселит в них уверенность и заставит победить, - вы завоюете все сердца. Сир, простите мне мою откровенность - Вы не можете вменить мне в вину то, что я ратую за Вашу славу. Стоит ли опасаться, что правда может не понравиться вам? Когда она становится необходимой, ее не боятся. Если бы я не заботилась о вашем величии, это значило бы, что я не люблю вас".
Это обращение тронуло Людовика XV. Уже через месяц он отправился во Фламандию, чтобы взять командование в свои руки: Но поскольку он не мог расстаться с де Шатору, то взял ее с собой, что породило множество сплетен. Народ считал, что король выставляет армию на посмешище. И осмелился высказать ему свое неодобрение.
В одном из городов с Людовиком случился кризис. Поужинав у де Ришелье, он решил провести вечер с герцогиней. Надеясь остаться незамеченным, монарх вышел через потайную дверь. Но поджидавшие его горожане принялись кричать во все горло: "Да здравствует король! Да здравствует король!"
Смущенный Людовик XV быстро нырнул в садик, но зеваки продолжали следовать за ним. Монарху пришлось бежать по улицам под иронические окрики, а де Шатору - спать в этот вечер в одиночестве:

Чтобы избежать в будущем подобных ситуаций, Людовик XV распорядился выделить герцогине соседний с его резиденцией дом с тайным ходом от одного особняка к другому. Во всех городах Фламандии рабочие стали, посмеиваясь, прорубать стены: В Меце, к несчастью, не удалось найти два подходящих для этого дома. Фаворитка остановилась в аббатстве Сен-Арну, король - на той же улице, но чуть дальше. Де Шатору, которая не могла долгое время обходиться без любви, не могла сдержать слез. Тогда епископ нашел выход: из досок выстроили галерею, соединившую любовников.
"Эту галерею, - радостно объяснял он жителям Меца, - соорудили, чтобы облегчить королю поход к церкви!"
Но горожане сразу догадались, для чего предназначалась галерея. Некоторые добавляли даже, что если Людовик XV приехал в Мец, чтобы подать дурной пример провинциалкам, то лучше бы он оставался в Версале.

В начале августа 1744 года король был приглашен герцогом де Ришелье на изысканный ужин. На нем присутствовали все придворные дамы, сопровождавшие фаворитку. Было безумно весело. "И там, - писал мемуарист, - мсье де Ришелье безумно держался за зад своей соседки, чем за ложу". Счастливый король - ведь он мог на несколько часов забыть о тяготах войны - был почти весел и любезен со всеми дамами. Герцог де Ришелье разошелся, и в его голове мелькнула шальная мысль - проводить Людовника XV, де Шатору и мадемуазель де Лорагэ, сестру фаворитки и бывшую любовницу короля, в отдельную комнату, где стояла огромная кровать. Ришелье предусмотрительно закрыл всех троих. Раумеется, никто никогда не узнает, что же там произошло. Но последствия были плачевны. На следующий день король слег - врач определил у него лихорадку.

В Меце поднялась паника. Горожане молились, ставили свечи, распевали псалмы. Людовик XV, содрагаясь от мысли о скорой кончине, послал за духовником, отцом Перюссо. Этот хитрый иезуит, один из тех, кто ненавидел де Шатору, предварительно договорившись с епископом Суассонским Фитц-Джеймсом, решил воспользоваться случаем:
Приблизившись к постели больного короля, он немедленно перешел в наступление: "Если вы хотите получить последнее причастие, прогоните вашу сожительницу".
Два этих почтенных прелата сменяли друг друга до самого вечера и в конце концов сломили короля. В семь часов, чувствуя, что силы покидают его, он согласился, прошептав: "Пусть она уедет далеко, все равно куда:"
Епископ тотчас же поспешил в комнату, где де Шатору и ее сестра с тревогой ожидали известий. "они услышали, как открылась двустворчатая дверь, - писал грецог де Ришелье, ставший свидетелем этой сцены, - и увидели, что к ним направляется Фитц-Джеймс; глаза его сверкали, когда он объявил: "Король приказывает вам, мадам, сейчас же покинуть этот город!"

Он вышел, чтобы немедленно отдать приказ о разрушении деревянной галереи, соединявшей апартаменты короля и герцогини, дабы народ узнал о происшедшем разрыве: "Словно громом пораженные, - писал далее Ришелье, - сестры, застывшие, только что не умершие, ничего ему не ответили".
Герцог де Ришелье знал страсть короля к мадам де Шатору. Он дал понять, что от имени короля воспротивится их отъезду, и всю ответственность за это взял на себя. Фитц-Джеймс настаивал на своем: короля будут соборовать лишь после отъезда сестер.

В то время как Людовик XV получал последнее причастие, мадам де Шатору с сестрой спасались бегством под градом оскорблений и угроз. Вслед им бросали камни, запускали ведра с водой и даже "ночные горшки, наполненные мочой". В Коммерси толпа готовилась разбить карету и разорвать сестер в клочья. Если бы не вмешательство городского управляющего, это, несомненно, удалось бы. На всем пути крестьяне осыпали женщин грязными ругательствами, считая их виновницами болезни короля. Самые страшные оскорбления предназначались де Шатору:

Однако, перезрев свой позор, до Парижа она так и не доехала, объяснив это в письме герцогу де Ришелье, своему доверенному лицу: "Думаю, что король набожен, пока он беспомощен: Когда немного поправится, он сразу же обо мне вспомнит, он не устоит - непременно заговорит обо мне, и тогда уж как-нибудь мягко и острожно распросит у Бебеля или Бишелье, что со мною сталось. Они же на моей стороне - дело мое будет выиграно. Верю, что короля вылечат и все уладится. Я не еду в Париж. Поразмыслив как следует, я решила остаться с сестрой в Сент-Менехулде".
В то время де Шатору остановилась в Сент-Менехулде, в Мец приехала обеспокоенная королева. Застав короля в постели, она разразилась рыданиями и "целый час" провела рядом, обнимая его и жалея. Король считал себя обреченным. Он мужественно претерпел эти проявления чувств и даже в минуту слабости покаянно произнес: "Мадам, я прошу у вас прощения за скандал, которому я виной, за все горе и печали, что я вам причинил".

Угрызения совести положительно сказались на состоянии его здровья - уже через неделю ему стало лучше. Эта новость вызвала взрыв ликования во всем королевстве. Повсюду зазвонили колокола: Народ так радовался за своего короля, за дорого Людовика XV, что с этих пор прозвал его Любимым.
Королева наивно пологала, что он вернется к ней и будет делить с ней ложе, как в старое время. Она мечтала об этом, но быстро протрезвела. Как только к королю вернулись силы, он стал громко жаловаться: нечестный духовник коварно воспользовался его болезнью, его беспомощностью и вынудил недостойно поступить с "особой, чья вина заключалась лишь в чрезмерной любви к нему". Целый месяц он только и думал, что о своей герцогине. Наконец 14 ноября в десять часов вечера, не в силах больше сдерживаться, он тайно покинул Тюильри и отправился на улицу Бак к ней домой. "Он желал, - писал де Ришелье, - вновь вдохнуть ее очарование; решил без посредников узнать условия ее возвращения ко двору; жаждал получить прощение за все происшедшее во время его болезни в Меце".

Войдя к де Шатору, король был неприятно удивлен: огромный флюс обезобразил лицо молодой женщины. Разумеется, он сделал вид, что ничего не заметил. Он просил вернуться ее в Версаль.
Красавица, однако, оказалась злопамятной: "Я вернусь лишь при условии, если герцог де Буйон, герцог де Шатийон, Ларошфуко, Балерой, отец Перюссо и епископ Суассонский будут изгнаны".
Король, горевший желанием возобновить близость с герцогиней, согласился на ее требования. Для пущего примирения, счастливые, они немедленно возлегли на ложе страсти. "Мадам де Шатору, - рассказывал Ришелье, - решила доказать поистине без страха и упрека любовнику свое расположение. Трудное путешествие, необычные волнения, сложные противоречия и долгое воздержание донельзя их распалили. Они были так возбуждены, так несдержанны, что король оставил свою возлюбленную с приступом сильной головной боли и с высокой температурой. Она серьезно заболела". Бедняжка не смогла от этого оправиться - через две недели она умерла. Такова ее судьба.


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
nataliyaДата: Понедельник, 13.12.2010, 17:44 | Сообщение # 38
графиня
Группа: Фавориты
Сообщений: 14
Награды: 5
Репутация: 5
Замечания: 0%
Статус: Offline
Короткая жизнь Агнессы Сорель .

Возлюбленная короля Карла VII. В 1431 году была фрейлиной Изабеллы Лотарингской, герцогини Анжуйской. Своей красотой очаровала короля. От Карла VII имела троих дочерей. С ее именем связывают освобождение Франции от англичан.

Карл VII не мог пройти мимо этой фрейлины, королевы Сицилии. Она была так прекрасна, "что он страстно желал ее возбудить и думал, что его мечты могли осуществиться лишь во сне. Очарованный, он с восторгом созерцал ее пепельного цвета волосы, ее голубые глаза, ее совершенный нос, ее очаровательный рот, ее обнаженную грудь. Наконец Карл спросил ее имя. "Я дочь Жана Соре, а зовут меня Агнесса Сорель", - ответила фрейлина.
Король молча поднялся в свои апартаменты. Казалось, никогда в жизни он не был так влюблен. Еще бы ему не влюбиться, ведь эта женщина пленяла всех встречавшихся мужчин.

"Это была самая молодая и самая прекрасная среди всех женщин мира", - восклицал Жан Шартье.
"Да, безусловно, это была одна из самых красивых женщин, которых я когда-либо видел", - вторил ему Оливье де Ла Марш.
"Она, по правде говоря, была самой красивой среди современных ей молодых женщин", - разделял их мнение и автор Мартинийской летописи.
Наконец Пий II тоже не мог удержаться от того, чтобы не сказать: "У нее было самое красивое лицо, какое только можно себе представить".
И эти слова, сказанные самим папой римским, вряд ли стоит раценивать только как комплимент...

Почти ничего не известно о происхождении Агнессы Сорель. А то, что известно, может быть изложено в трех фразах: ее отец, Жан Соре, был советником графа Клермона; ее мать, Катерина де Меньелай, была владелицей поместья де Верней. Тетя Агнессы, когда девочке исполнилось пятнадцать лет, пристроила ее фрейлиной при дворе Изабеллы Лотарингской, королевы Сицилии и жены короля Рене.

Точно неизвестно, где и когда появилась на свет самая красивая женщина XV века. Ибо, если летописец из любезности и сообщил, что Агнесса родилась в Фроманто, то забыл уточнить, о каком из двух городов идет речь - Фроманто в Пикардии или Фроманто в Турени... Историки сходятся в том, что ей было 22 года, когда ее впервые увидел Карл VII. Можно также утверждать наверняка, что Агнесса была "так красива и очаровательна, как никакая другая королева..."

Итак, своей красотой она поразила Карла VII, и монарх поднялся к себе в состоянии, близком к экстазу. Ему казалось, будто он попал в рай. Однако не только Карл VII пленился красотой Агнессы, в чем он вскоре мог сам убедиться. В тот же вечер король попытался заявить о своих чувствах Агнессе, но молодая девушка убежала с испуганным видом, что только распалило в короле желание. В течение нескольких дней его вздувшиеся вены на висках служили предметом разговоров при королевском дворе.

Но однажды утром наблюдательные придворные заметили, что у короля обычный вид, и все поняли: красавица Агнесса уже не проводила ночи в одиночестве. Через несколько месяцев о их любовной связи знал весь двор. Одна королева находилась в неведении. Но однажды вечером Мария Анжуйская встретила фаворитку короля, прогуливавшуюся по одному из коридоров дворца с обнаженной грудью. Это дало королеве пищу для размышлений. И Мария Анжуйская установила за королем наблюдение. Король был очень осторожен. Летописец Жан Шартье сообщал, что "никто никогда не видел Агнессу, целующейся с королем..." Хотя никто не сомневался, что между ними существовали тайные интимные отношения, ибо в 1445 году Агнесса почувствовала, что беременна:

В день, когда должен появиться на свет младенец, королева, заметив самодовольную улыбку на лице короля, больше не сомневалась в его измене. Королева встретилась со своей матерью и поделилась своими переживаниями. Иоланда Анжуйская была благорозумна. Она понимала, что ее дочь, чьи внешние данные и интеллектуальные способности были весьма посредственны, не могла соперничать с умной и красивой Агнессой. Кроме того, она понимала, что, если потребовать от Карла VII прогнать фаворитку, он все равно будет иметь любовниц. Поэтому Иоланда Анжуйская посоветовала дочери смириться с существующим положением дел.

Добрая и снисходительная королева послушалась совета и попыталась наладить дружеские отношения с любовницей. Они даже вместе гуляли, слушали музыку, а за обедом вели светскую беседу, что очень радовало Карла VII, для которого не было большего удовольствия, чем видеть полное согласие, царившее вокруг:

В течение нескольких лет король, судя по отзыву папы Пия II, "не мог прожить и часа без своей прекрасной подруги" и был больше озабочен оттачиванием своего любовного мастерства, чем ведением государственных дел.

В 1448 году Франция была обременена чрезмерными налогами, а Агнесса Сорель имела к этому времени троих детей. Карл VII решил пожаловать дворянством мать своих внебрачных детей. Эта прекрасная идея явилась самой высшей признательностью, которой король мог удостоить очаровательную фаворитку. Недалеко от Парижа, на опушке Венсенского леса, на холме, возвышавшемся над излучиной Марны, у Карла был маленький замок, предназначенный для библиотеки. Эта местность называлась Боте-сюр-Марн (в переводе - "красота на Марне), и король подарил это имение Агнессе. Она получила титул Дамы де Боте.

В то же время заговорили об экстравагантных нарядах, изобретенных самой фавориткой. Агнесса, отказавшись от просторных туник, скрывавших формы, стала одевать длинные платья, плотно облегавшие тело. Кроме того, она придумала декольте, которое шокировало королеву Марию. Стыдливо спрятав одну грудь, она изящно обнажала другую. Эта новая мода возмутила большинство придворных дам, не решившихся последовать примеру Агнессы.

Возможно, именно эти несчастные женщины с не очень красивыми формами груди заставили нескольких именитых граждан опротестовать фантазии фаворитки в области одежды. Канцлер Жувеналь Дезюрсен, бывший в их числе, возмущенно писал: "Как же король в своей собственной резиденции терпит, чтобы ходили в одежде с глубоким вырезом, из-за которого можно видеть женские груди и соски. И как же в его апартаментах, а также в апартаментах королевы и их детей мучаются многие мужчины и женщины, находящиеся в атмосфере разврата, грехов и порочных связей. Ношение такой одежды неуместно и заслуживает наказания".

Если учитывать, что Жувеналь Дезюрсен и Шастелен, боясь за свое положение в обществе, старались выражаться очень мягко об Агнессе, можно себе представить, как о фаворитке Карла VII отзывался простой народ.

Однако эти упреки и даже оскорбления, дойдя до ушей Агнессы, ее не рассердили, а только сильно опечалили. Фаворитка хотела понять, почему народ, чье мнение она обычно игнорировала, ее презирал и ненавидел. И она вдруг узнала, в какой глубокой нищете живут простые французы, в то время как двор купался в роскоши. Агнесса решила напомнить королю о его долге и обязанностях. С этой целью она использовала некую хитрость, о чем сообщил Брантом в своей книге "Жизнь галантных дам": "Увидев, что сердце короля занято лишь любовью к ней и он совсем не интересуется делами королевства, Агнесса сказала ему: "Когда я была маленькой, астролог предсказал мне, что в меня влюбится один из самых храбрых и мужественных королей. Когда мы встретились, я думала, что Вы и есть тот самый храбрый король: Но, похоже, я ошиблась: Вы слишком изнежены и почти не занимаетесь делами вашего бедного королевства. Мне кажется, что этот мужественный король не Вы, а английский король, который создает такие сильные армии и захватывает у Вас такие прекрасные города. Прощайте! Я отправляюсь к нему, видимо, о нем говорил мне астролог".

Эти слова пронзили короля прямо в сердце, он даже заплакал. Карл VII забросил охоту, сады, забыл о развлечениях, собрал всю свою силу и мужество, что позволило ему быстро выдворить англичан из своего королевства.

Действительно, через некоторое время после этой беседы Карл VII при помощи своих знаменитых указов реорганизовал войска и в 1449 году, нарушив перемирие с Англией, вновь начал военные действия. Король, движимый любовью к Агнессе, за несколько месяцев положил конец Столетней войне, вернув все захваченные земли Франции. Агнесса, называвшая его раньше насмешливо Карлом Безразличным, стала его величать Карлом Победителем.

Увы! Судьба распорядилась так, что фаворитке не довелось увидеть венца своих усилий. Когда шли сражения, она внезапно скончалась при обстоятельствах весьма загадочных.

Шли последние бои. Король в свободные минуты прогуливался по саду. Агнесса в это время носила четвертого ребенка и король мечтал о мальчике. Конечно, у него был законный сын от Марии, но он хотел мальчика именно от Агнессы. Это было желание влюбленного мужчины. Вдруг к нему подбежал монах и сказал, что Агнессу привезли в карете в очень тяжелом состоянии. Король бросился к карете и увидел ее в страшном виде. Он был взбешен тем, что она в таком состоянии предприняла такое опасное путешествие.

"Это безумие, - воскликнул Карл VII, - приехать сюда в таком состоянии!" - "Мне надо было срочно вас увидеть, - тихо ответила Агнесса, - никто, кроме меня, не мог вам сказать то, о чем вы должны знать".
Король очень удивился ее словам. Он проводил Агнессу в спальню, и она в изнеможении опустилась на постель. Карл, не дав ей передохнуть и минуты, встал у изголовья ее кровати. И Агнесса поведала ему о том, что "некоторые из его поданных хотели его предать и выдать англичанам:"
Монарх не поверил ей. Несмотря на усталость, Агнесса с трудом продолжала говорить. Она рассказала королю все до мельчайших подробностей о готовившемся заговоре и о заговорщика, о намерениях которых ей стало случайно известно.
"Я приехала вас спасти", - сказала она.

Был ли заговор? Возможно. Но враги короля, узнав о том, что Агнесса проникла в их тайну, сочли разумным не предпринимать никаких действий:
Успокоенная тем, что успела сообщить королю о грозившей ему опасности, фаворитка уснула. Ее сон был недолгим: у нее начались первые родовые схватки, и она, застонав, начала метаться в постели: Карл VII перевез ее в усадьбу в Меснил-су-Жюмьеж, в загородный дом, построенный для отдыха аббатов. Здесь на следующий день появилась на свет девочка, которой через полгода суждено было умереть. Летописец Жан Шартье повествует: "После родов Агнессу беспокоило расстройство желудка, которое продолжалось в течение длительного времени. Во время этой болезни она постоянно каялась в своих грехах. Часто вспоминала о Марии Магдалине, совершившей высший плотский грех, но раскаявшейся в нем и попросившей милости у всевышнего и Девы Марии. И, как истинная католичка, Агнесса проводила целые часы за чтением молитв. Она высказывала все свои желания и составила завещание, где назвала людей, которым хотела бы помочь, оставив сумму в шестьдесят тысяч экю, полагающуюся за все их труды. Агнесса становилась все хуже и хуже, она жалела, что ее жизнь так коротка".
Наконец она попросила своего исповедника отца Дени отпустить ей грехи, и 9 февраля 1450 года, в шесть часов вечера, Агнесса Сорель, красавица из красавиц, скончалась.

 
COUNTESSДата: Понедельник, 13.12.2010, 17:59 | Сообщение # 39
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Неугомонная Теруань де Мерикур
НУ, А Эту пылкую особу, которая родилась в Люксембурге, в маленькой деревушке Маркур, звали Анн-Жозефа де Теруань. Прежде чем вступить на политическую стезю Франции, эта будущая амазонка вела бурную и довольно обеспеченную жизнь содержанки...
Все началось для нее в тот день, когда она стирала белье в Маасе, распевая народную песенку. Молодой англичанин, милорд Спайнстер, проезжавший по мосту, увидел ее, пришел в восторг и решил немедленно познакомиться. Он сказал, что восхищен ее голосом, внимательно разглядывая при этом молодую грудь, выглядывавшую из корсажа.
Девушка обладала покладистым нравом. Узнав, с кем имеет дело, она с радостью последовала за англичанином сначала в Спа, а потом в Лондон, где начала учиться музыке и пению. В Англии она появлялась со своим любовником в самых сомнительных местах.
Через некоторое время Теруань захотелось побывать во Франции. Спайнстер увез ее в Париж, где любовники продолжали веселую жизнь. На одной из оргий молодая женщина встретила шевалье Дубле, маркиза де Персан, и стала его любовницей.
Став содержанкой сразу двоих мужчин, Теруань сняла дом, завела многочисленную прислугу, наняла экипажи, купила меха и взяла имя Кампинадос. В 1785 году она завела третьего любовника, тенора Дакомо Давида, и решила ехать вместе с ним на концерты в Италию. Но певец, едва не потерявший голос после бурной ночи любви, поспешно покинул Францию, чтобы вырваться из ее жадных объятий.
Разочарованная, Теруань вернулась со Спайнстером в Англию, где возобновились их ночные развлечения. Иногда она изматывала десятерых, самых сильных мужчин за вечер. Этот бурный темперамент правил лондонскими ночами целых два года.
В 1786 году обожавшая музыку Теруань стала любовницей тенора Тендуччи, по которому сходили с ума все женщины Европы. У этого певца был более сильный голос, чем у Джакомо Давида. Однако он тоже беспокоился о своем верхнем "до", поэтому после каждого "любовного дуэта" вскакивал и делал несколько рулад. Проверив, таким образом состояние своих связок, он возвращался к Теруань, которая ждала его с блестящими глазами и влажным ртом.
Проведя вместе немало утомительных ночей, любовники отправились в Италию, где Анн-Жозефа довольно скоро стала любовницей банкира.
Тендуччи, от которого осталась одна тень, был счастлив, что у него появился предлог избавиться от этой "огненной самки". Он сбежал в Геную, где начал быстро набирать вес.
Предоставленная самой себе, Теруань начала переходить из одних рук в другие и однажды вечером, ужасно уставшая, оказалась в объятиях незнакомого обожателя, который "испортил ей кровь"-

В 1789 году, когда объявили о созыве Генеральных штатов, Теруань была в Неаполе. Подумав, что там она сможет испытать такие сильные эмоции, которые "погасят сжигавший ее огонь", Теруань продала драгоценности и отправилась в Париж. 11 мая она устроилась на улице Старых Августинцев, решительно настроенная "любить родину также сильно, как она любила мужчин".
Она сразу же начала посещать сад Пале-Рояля, бывший центром всех бурных событий. В октябрьские дни она начала посещать клубы, а 10 января 1790 года открыла свой собственный, назвав его "Друзья закона". Там она могла рассуждать на любые темы, входить в транс и, по свидетельству историка, "вкушать удовольствия любви, возбуждая себя несчастьями народа". Революция доставляла Теруань де Мерикур чувственное наслаждение-
Февральским утром 1790 года Теруань. В красном костюме амазонки, отправилась в Клуб кордельеров и попросила провести ее в зал заседаний. Узнав ее, часовой тут же открыл дверь.
Ее приход был встречен шумными приветствиями, а Камилл Думелен, не утративший витиеватости речи, воскликнул: "Царица Савская навещает районного Соломона!"
Теруань улыбнулась и под вожделенными взглядами членов клуба прошла на трибуну. Она заговорила страстным голосом, очень высокопарно: "Меня привела к вам слава о вашей мудрости, господа. Докажите же, что вы мудры, как Соломон, что именно вы должны построить храм и торопитесь возвести здание Национального собрания. Именно в этом заключается смысл моих предположений".
Но ее радость была недолгой. Уже на следующий день пресса постаралась внушить кордельерам более трезвый взгляд на вещи. "Этот проект смешон, - писали они. - В тот момент, когда королевство впало в полную нищету, нелепо и преступно строить еще один дворец. Лучше использовать эти деньги для помощи бедным. Мадемуазель де Мерикур просто честолюбивая куртизанка, желающая обратить на себя внимание, а патриоты, проголосовавшие за ее проект, к сожалению, поддались ее чарам". Сексуальная привлекательность прекрасной люксембуржки поставила членов клуба в дурацкое положение.
Срочно собравшись, они составили новый документ, очень путаный, который должен был удовлетворить и окружающих, и их самих: "Собрание поддержало выводы председательствующего, предложившего проголосовать за вынесение благодарности этой прекрасной гражданке за ее инициативу; поскольку пушки Макона доказали раз и навсегда, что душа и ум женщин совершенно равны мужским, невозможно запретить им пользоваться ими; мадемуазель Теруань и другие представительницы женского пола могут вносить любые предложения на благо Родины; но по вопросам государственной важности у мадемуазель де Мерикур может быть только совещательный голос. Это положение не подлежит дальнейшему обсуждению". Удивительно, но патриоты-республиканцы ссылались в этом документе на религиозный текст, чтобы доказать, что женщины имеют право делать революцию-
Раздосадованная своей неудачей, Теруань решила доказать насмешникам-патриотам и издевавшимся над нею роялистам, что с ней все-таки придется считаться. И она стала любовницей Дантона, Камилла Демулена, Барнава, Популюса, Мирабо и многих других законодателей. Это был ее собственный способ стать "санкюлоткой"-
В первые годы после революции она была очень популярна в Париже. Но уже в конце 1790 года Теруань де Мерикур, отвергавшая жестокость, стала неугодной. Было решено арестовать ее, но, вовремя предупрежденная, она бежала в Голландию, а оттуда в Люттих. Из Люттиха и Кобленца тотчас стали поступать на нее доносы австрийскому правительству от эмигрантов, называющих ее "кровожадной гетерой, предводительницей парижских людоедов".
В январе 1791 года ее арестовали и, продержав несколько месяцев в тюрьме, выпустили на свободу по личному распоряжению короля Австрии Леопольда. Она поспешила в Париж.
В 1792 году Теруань де Мерикур была так популярна в столице Франции, что ей хотели даже дать право присутствия в законодательном собрании с совещательным голосом, но предложение не прошло.
В 1793 году она уже защищала партию Жиронды. После одной из таких пламенных речей в саду Тюильри ее окружили несколько женщин-якобинок и подвергли мучительному наказанию розгами. Теруань де Мерикур сошла с ума, ее поместили в сумасшедший дом, где она провела оставшуюся жизнь.


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Понедельник, 13.12.2010, 18:08 | Сообщение # 40
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Габриэль д’Эстре (фр. Gabrielle d'Estrées, 1573(1573), Монлуи-сюр-Луар — 10 апреля 1599, Париж) — герцогиня де Бофор и де Вернейль, маркиза де Монсо — дочь начальника артиллерии Антуана д’Эстре, одна из фавориток короля Генриха IV Великого.
С 1590 года стала любовницей короля, для вида повенчавшего её с д’Амерваль де Лианкуром. Красивая и остроумная Габриэль имела громадное влияние на короля, который предполагал даже развестись с Маргаритой Валуа и возвести Габриэль на престол.
Возведенная в герцогини де Бофор, Габриэль, скромная и не употреблявшая во зло свое влияние на короля, пользовалась общим расположением двора. Умерла в 1599 году (была отравлена фруктами, присланными ей от имени её возлюбленного — Генриха Наваррского. При дворе поговаривали, что фаворитку отравили представители тех придворных кругов, которые были заинтересованы в заключении брака короля с представительницей семейства Медичи).
От связи с Генрихом IV имела детей:
Сезар (1594—1665), герцог де Вандом.
Екатерина Генриетта (1596—1663), известна как «Мадмуазель де Вандом»; м- Карл II Лотарингский, герцог д’Эльбёф, граф д’Аркур.
Александр (1598—1629), известен как «Шевалье де Вандом».


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Понедельник, 13.12.2010, 18:17 | Сообщение # 41
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Маргарита де Валуа (фр. Marguerite de Valois; 14 мая 1553, Сен-Жерменский дворец, Сен-Жермен-ан-Ле, Франция — 27 марта 1615, Париж, Франция), известна как «Королева Марго» — дочь Генриха II и Екатерины Медичи. В 1572—1599 годах была супругой Генриха де Бурбона короля Наваррского, который под именем Генриха IV занял французский престол.
Маргарита была самой младшей, третьей дочерью и седьмым ребёнком французского короля Генриха II и Екатерины Медичи. Французский престол по очереди занимали её братья Франциск II (1559—1560), Карл IX (1560—1574) и Генрих III (1574—1589).

С малолетства девочка отличалась очарованием, независимым нравом и острым умом, и в духе эпохи Ренессанса получила хорошее образование: знала латынь, древнегреческий, итальянский, испанский языки, изучала философию и литературу, да и сама неплохо владела пером. Марго её никто, кроме её брата, короля Карла, не называл. Собственно, это имя — придумка Александра Дюма, растиражированная в последующее время.
С раннего детства рука Маргариты была предметом торга: сначала её предлагали в жены Генриху де Бурбону, принцу Беарнскому и наследнику королевства Наварра, затем дону Карлосу, сыну Филиппа Второго Испанского, затем португальскому королю Себастьяну. Тем не менее, непримиримая позиция французского двора на переговорах и слухи о поведении Маргариты, привели к провалу и испанских, и португальских переговоров. По политическим причинам Карл IX и Екатерина Медичи возобновили переговоры о браке Маргариты и Генриха де Бурбона.
В 1570 году начинается её бурный роман с герцогом Гизом — фактическим главой католиков Франции и позднее претендентом на трон, но король Карл IX и Екатерина Медичи запретили ей думать об этом браке, который бы усилил Гизов и нарушил баланс между католиками и протестантами. Судя по всему, Гиз и Маргарита до конца жизни сохраняли чувства по отношению друг к другу, что подтверждает секретная переписка королевы.
С целью закрепления очередного эфемерного мира между католиками и гугенотами (протестантами) Франции, 18 августа 1572 года. Маргарита была выдана замуж за одного из лидеров гугенотов Генриха де Бурбона, короля Наваррского, своего троюродного брата, принца крови. Её свадьба, отпразднованная с большой пышностью, закончилась Варфоломеевской ночью, или «парижской кровавой свадьбой» (24 августа). Судя по всему, Екатерина Медичи держала свою дочь в полном неведении о готовящейся резне в Лувре и даже рассчитывала на её смерть, чтобы обрести дополнительный аргумент в борьбе с гугенотами и их вождями. Чудом уцелев во время избиения и сохранив хладнокровие, Маргарита спасла жизни нескольким гугенотским дворянам и главное, своему мужу, Генриху Наваррскому, отказавшись оформлять развод с ним, как настаивали её родственники.
Когда Генрих Наварский бежал из Парижа в 1576 году, она какое-то время ещё оставалась при дворе в качестве заложницы, поскольку Генрих III небезосновательно подозревал, что она была причастна к бегству мужа. В 1577 году ей позволили совершить дипломатическую поездку в испанскую Фландрию, охваченную освободительным движением, с целью подготовить почву для её младшего брата Франсуа Алансонского, претендовавшего на власть в этой стране. Проведя достаточно успешные переговоры с фламандской знатью, настроенной профранцузски, она едва ускользнула от отрядов дона Хуана Австрийского, испанского губернатора Нидерландов, который, судя по всему, был в неё влюблен. Королева отправилась к своему мужу только в 1578 году, когда был заключён промежуточный мир с гугенотами, и до начала 1582 года жила в его резиденции в Нераке, в Наварре, собрав вокруг себя блестящий двор.
После этого Маргарита по настоянию матери, Екатерины Медичи, полтора года провела в Париже, но в августе 1583 года у неё произошла ссора с Генрихом III, который обвинил её в том, что она не выполняет свой долг по отношению к семье Валуа, и вместо роли политической посредницы, которую она играла все эти годы, пустилась в любовное приключение с придворным короля — маркизом де Шанваллоном. После этого Маргарита покинула Париж и направилась назад в Наварру, но там она оказалась уже не у дел, поскольку Генрих Наваррский был занят любовными похождениями с графиней де Гиш. К тому же с 1584 года, после смерти Франсуа Алансонского, он — законный наследник короны, что позволяло ему уже не использовать посредничество жены в своих отношениях с французским двором, а действовать самостоятельно, диктуя условия бездетному Генриху III. В такой ситуации в 1585 году Маргарита отправилась в Ажен, своё собственное католическое графство на юге Франции, где объявила себя членом Католической Лиги, возобновила отношения с герцогом де Гизом и фактически выступила против мужа и брата. В 1586 году, после провала аженской авантюры, она была взята под стражу отрядами Генриха III и отправлена в замок Юссон в Оверни, но в качестве узницы пробыла едва ли два месяца. Герцог де Гиз выкупил её у коменданта и сделал хозяйкой замка. Швейцарцы, её охранявшие, присягнули ей на верность. Но увы, Гиз погиб в 1588 году, короля убили в следующем году, Генрих Наваррский с военным лагерем колесил по всей Франции, отвоёвывая свою страну. В Париже хозяйничали испанцы. В стране полыхала масштабная война. Маргарите некуда было возвращаться. В Юссоне она прожила последующие 18 лет, до 1605 года. После вступления на престол Генриха IV, папа Климент VIII расторг его бездетный брак с Маргаритой (30 декабря 1599 года).Последние годы жизни Маргарита провела в Париже, собрав вокруг себя самых блестящих учёных и писателей. Она оставила интересные мемуары (Париж, 1628); собрание её писем издал Guessard (Париж, 1842) и Элиан Вьенно (Eliane Viennot) (Париж, 1999).
Маргарита де Валуа не изменила себе и в конце жизни. Окружённая поклонниками, часто много младше её, она продолжала быть участницей светских авантюр, равно как и важных политических событий. Даже после развода с Генрихом IV она осталась членом королевской семьи с титулом королевы, и как последняя Валуа воспринималась в качестве единственной легитимной наследницы королевского дома. Король постоянно привлекал её для организации больших церемониальных мероприятий в духе двора Валуа и поддерживал с ней тесные отношения. Его вторая жена, Мария Медичи, часто пользовалась её советами. После убийства Генриха IV в 1610 году, Маргарита много усилий приложила для того, чтобы гражданские смуты не разгорелись с новой силой. 27 марта 1615 года она умерла от воспаления лёгких, завещав всё своё состояние королю Людовику XIII, которого любила как своего родного ребёнка. Маргарита де Валуа, носившая множество титулов (королева Наваррская, королева Франции, королева Маргарита, герцогиня де Валуа), любившая многих мужчин, участвовавшая во многих исторических событиях, с легкой руки Дюма вошла в историю под именем королевы Марго. Надо сказать, жизнь не баловала Маргариту: ей пришлось пережить и безжалостные интриги, и гибель близких, и войны, и бедствия. Её брак с Генрихом Наваррским, заключённый отнюдь не по страсти, а лишь «по уму», был с самого начала окрашен кровью: Варфоломеевская резня, разразившаяся в ночь их свадьбы, на долгие годы определила как развитие событий в королевской семье, так и отношения супругов — вовсе не трепетно-любовные, а деловито-партнёрские. Выведя во время кровавой бойни юного мужа из-под угрозы, Маргарита и в дальнейшем придерживалась защитительной позиции по отношению к нему, в том числе и к его многочисленным любовным похождениям. Впрочем, Генрих платил ей взаимностью, и их обоюдная снисходительность вошла в историю как феномен почти беспрецедентный. Генрих при малейшей опасности каких-либо разоблачений прятал у себя в спальне амантов супруги, а Маргарита покрывала наличие внебрачных детей у мужа и однажды даже занималась в подобной ситуации родовспоможением, а одну из молоденьких фавориток Генриха, расположившись к ней, называла «доченькой».
Александр Дюма написал роман «Королева Марго», в котором создан популярный в массовой культуре, но далёкий от исторической правды образ Маргариты де Валуа, её подруги Анриетты Клевской и любовника де Ла Моля...


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Понедельник, 13.12.2010, 18:22 | Сообщение # 42
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Рыжие локоны Генриетты и её щегольский убор запечатлел на своём портрете художник Франсуа КлуэАнриетта или Генриетта Клевская (фр. Henriette de Clèves; 31 октября 1542(15421031) — 24 июня 1601) — старшая дочь первого герцога Неверского, наследница Невера и Ретеля, двоюродная сестра Генриха Наваррского, близкая подруга его жены Маргариты. Её младшими сёстрами были Екатерина (жена герцога Гиза) и Мария (жена принца Конде).Генриетта получила имя своего крёстного, будущего короля Генриха II. Безвременная кончина её двух молодых братьев оставила 22-летнюю Генриетту собственницей огромных земельных наделов, впрочем, отягощённых изрядными долгами. Она считалась самой завидной невестой королевства. Екатерина Медичи подобрала ей в мужья троюродного брата — благородного, рыцарственного, но безземельного итальянца Лодовико Гонзага.Широкой публике Генриетта известна как один из персонажей романа «Королева Марго» и вдохновлённых им фильмов. Современники считали её любовником итальянца Аннибале Коконна, который был казнён вместе с де ла Молем по обвинению в причастности к «делу недовольных». Как гласит предание, Маргарита де Валуа и Генриетта ночью сняли вывешенные для всеобщего обозрения головы возлюбленных и похоронили их по католическому обряду.У Генриетты и Лодовико было пятеро детей, из которых оставили потомство только двое — Карл I Гонзага (будущий герцог Мантуи) и Екатерина Неверская (мать Генриха II де Лонгвиля). Генриетта на 6 лет пережила своего мужа и была погребена в Неверском соборе.

"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Понедельник, 13.12.2010, 18:32 | Сообщение # 43
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Анна Монс
Род деятельности: фаворитка императора Петра I
Дата рождения: 26 января 1672 или 1675
Место рождения: Москва, Немецкая слобода
Дата смерти: 15 августа 1714(1714-08-15)
Место смерти: Москва
Отец: Иоганн Георг Монс
Мать: Модеста Могерфляйш
Супруг: Георг-Иоанн фон Кейзерлинг

А́нна Ива́новна Монс, Анна-Маргрета фон Монсон, «Монсиха», Кукуйская царица (нем. Anna Mons; 26 января 1672 или 1675 — 15 августа 1714, Москва) — фаворитка Петра I в течение более десяти лет (с 1691 или 1692 года)[2] до 1704 года.

Родилась и жила в Немецкой слободе под Москвой. Младшая дочь немецкого уроженца, золотых дел мастера (по другим известиям — виноторговца) Иоганна Георга Монса (варианты фамилии — Монет, Мунет, Монсиана), уроженца города Миндена (Везер) и его жены Матрёны (Модесты или Матильды) Ефимовны Могерфляйш (Могрелис; 1653 — 04.10.1717). Иоганн-Георг был сыном обер-вахмистра кавалерии Тиллемана Монса и Маргариты Роббен. Родился он в Вестфалии, в 1657—1659 гг. обучался бочарному ремеслу в Вормсе[1]. Во 2-й половине XVII в. Иоганн-Георг приехал с семьей в Россию и поселился в Москве. В семье было еще трое детей: Матрёна (Модеста), Виллим и Филимон.

К 1690 г. отец Анны имел собственный дом и входил в круг зажиточных лиц Немецкой слободы (20 июня и 22 октября 1691 на пиру в его доме присутствовал царь Пётр I)[1]. После его смерти вдове за долги пришлось отдать мельницу и лавку, но дом с «аустерией» (гостиницей) остался за семьей.

Анна познакомилась с царём около 1690 года при содействии Лефорта. По мнению некоторых исследователей, до того, как она стала фавориткой Петра, Монс состояла в связи с Лефортом. (Сам царь также был в связи с ее подругой Еленой Фадемрех). Портретов Анны Монс не сохранилось, современники отмечали ее редкостную красоту.


Дом Анны Монс в Немецкой слободе на картине Александра Бенуа.Государь очень был к ней привязан и не только сослал свою жену Евдокию в Суздальский Покровский монастырь, но и думал жениться на Монс. В день своего возвращения из Великого Посольства (25.8.1698) Пётр I посетил её дом, а уже 3 сентября сослал свою супругу в Суздальский Покровский монастырь.
«Анна Монс — иноземка, дочь виноторговца — девушка, из любви к которой Пётр особенно усердно поворачивал старую Русь лицом к Западу и поворачивал так круто, что Россия доселе остается немножко кривошейкою» (Д. Л. Мордовцев. «Идеалисты и реалисты», 1878)

Царь щедро одаривал ее подарками (например, миниатюрный портрет государя, украшенный алмазами на сумму в 1 тыс. руб.); каменный дом в два этажа и 8 окон, построенный на казенные деньги в Немецкой слободе вблизи новой лютеранской кирхи. Пётр I платил Анне и ее матери ежегодный пансион в 708 руб., а в январе 1703 пожаловал ей в качестве вотчины Дудинскую волость в Козельском уезде с деревнями (295 дворов)[3]. Анна была заботливой хозяйкой, много занималась посадками и взращиванием урожаев, её называют «первой идейной дачницей на Руси»
С 1703 Пётр стал открыто жить с Анной в ее доме. Крестив ребенка датского посланника, он попросил, чтобы она была крестной матерью.
Пётр в 1698 году. (Г. Кнеллер)Из-за своей национальности, склонности брать взятки, а также обвинений, что она — причина ссылки Евдокии и ссоры царя с царевичем Алексеем, вызывала большую нелюбовь москвичей. По названию Немецкой слободы (Кукую) получила прозвище Кукуйской царицы. По свидетельству историка Петра I Гюйсена, «даже в присутственных местах было принято за правило: если мадам или мадемуазель Монсен имели дело и тяжбы собственные или друзей своих, то должно оказывать им всякое содействие. Они этим снисхождением так широко пользовались, что принялись за ходатайства по делам внешней торговли и употребляли для того понятых и стряпчих».
Сохранились письма Анны к Петру I, которые она писала на немецком, реже — голландском, (русские письма под диктовку писал секретарь). О.Лебедева, проанализировавшая её письма к Петру, пришла к выводу, что в посланиях за 10 лет нет ни одного слова о любви. Франц Вильбуа пишет, что Пётр «непременно женился бы на Анне Монс, если бы эта иностранка искренне ответила на ту сильную любовь, которую питал к ней царь. Но она, хотя и оказывала ему свою благосклонность, не проявляла нежности к этому государю. Более того, есть тайные сведения, что она питала к нему отвращение, которое не в силах была скрыть. Государь несколько раз это замечал и поэтому ее оставил, хотя и с очень большим сожалением. Но его любовница, вследствие особенностей своего характера, казалось, очень легко утешилась»
11 апреля 1703 года, в день пиршества в Шлиссельбурге по случаю отремонтированной яхты, в Неве утонул саксонский посланник Ф. Кенигсек (труп был найден только осенью). В его вещах нашли любовные письма от Анны и её медальон. Эти письма относились к периоду 5-летней давности, когда Петр на полгода уехал в Великое Посольство. В 1704 году последовал разрыв с государем: Монс подверглась строгому домашнему аресту под надзором Ромодановского. В 1705 году начинается сближение царя с Мартой Скавронской.

Лишь в апреле 1706 года ей было дозволено посещать лютеранскую церковь (государь «дал позволение Монше и ея сестре Балкше в кирху ездить»). Тогда же Анна была обвинена в ворожбе, направленной на возвращение к ней государя; было арестовано до 30 человек; дом был конфискован в казну, движимое имущество и драгоценности оставлено (дело было прекращено в 1707)

Старания прусского посланника Георга-Иоанна фон Кейзерлинга, который способствовал снятию ареста, получить от царя разрешение жениться на Монс долго оставались безуспешными. Еще в 1704 году его ходатайство через Меншикова вызывает оскорбления.

Из письма Кейзерлинка к своему государю:

Ваше королевское величество соблаговолит припомнить то, что почти всюду рассказывали в искаженном виде обо мне и никоей девице Монс, из Москвы — говорят, что она любовница царя. (…) Когда же я обратился к царю с моей просьбой, царь, лукавым образом предупрежденный князем Меншиковым, отвечал сам, что он воспитывал девицу Монс для себя, с искренним намерением жениться на ней, но так как она мною прельщена и развращена, то он ни о ней, ни о ее родственниках ничего ни слышать, ни знать не хочет. Я возражал с подобающим смирением, что его царское величество напрасно негодует на девицу Монс и на меня, что если она виновата, то лишь в том, что, по совету самого же князя Меншикова, обратилась к его посредничеству, исходатайствовать у его царского величества всемилостивейшее разрешение на бракосочетание со мной; но ни она, ни я, мы никогда не осмелились бы предпринять что-либо противное желанию его царского величества, что я готов подтвердить моей честью и жизнью. Князь Меншиков вдруг неожиданно выразил свое мнение, что девица Монс действительно подлая, публичная женщина, с которой он сам развратничал столько же, сколько и я. (…) Тут я, вероятно, выхватил бы свою шпагу, но у меня ее отняли незаметно в толпе, а также удалили мою прислугу; это меня взбесило и послужило поводом к сильнейшей перебранке с князем Меншиковым. (…) Затем вошел его царское величество; за ним посылал князь Меншиков. Оба они, несмотря на то, что Шафиров бросился к ним и именем Бога умолял не оскорблять меня, напали с самыми жесткими словами, и вытолкнули меня не только из комнаты, но даже вниз по лестнице, через всю площадь. (Люблин, 1707 года, 11-го июля н. ст.)[9]
Описанные побои посла вызвали дипломатический скандал. Посол вызвал Меншикова на дуэль. Чтобы погасить скандал, виноватыми объявили гвардейцев, стоявших в тот день в карауле, и приговорили их к казни. Прусский король Фридрих I способствовал их помилованию.
Свадьба состоялась лишь 18 июня 1711 года, но уже 6 сентября (по другим данным — 11 декабря) Кейзерлинг по дороге в Берлин скоропостижно скончался по неизвестной причине, оставив вдову с детьми в Москве. На протяжении трех лет она вела тяжбу за курляндское имение мужа и вещи, находившиеся при нём (в том числе «алмазный портрет» Петра I) со старшим братом покойного — ландмаршалом прусского двора. В марте 1714 эта тяжба завершилась в ее пользу; Анна возвратила себе собственные вещи, в том числе портрет Петра, и даже добилась записи на себя курляндского имения супруга.
В 1714 году Анна Монс умерла от скоротечной чахотки. Похоронена на евангелическо-лютеранском кладбище. Её последним известным возлюбленным, с которым она была обручена («сговорена»), был пленный шведский капитан Карл-Иоганн фон Миллер, которого она одаривала ценными подарками и завещала почти все состояние (5740 руб). Мать, брат и сестра Анны вели затем по этому поводу с Миллером судебные разбирательства, которые увенчались их успехом, так как Виллем был видным офицером, а Матрёна фрейлиной.
Судьба ее детей неизвестна. Традиционно считается, что у нее было двое детей от законного мужа Кейзерлинга (скончавшегося через несколько месяцев после свадьбы, то есть дети либо были «привенчанными», либо посмертными, либо их вообще не было). В ее завещании они не упомянуты.
Брат Анны, Виллим Монс, по ходатайству фон Кайзерлинка попавший на русскую военную службу, впоследствии стал фаворитом императрицы Екатерины, что весьма расстроило скончавшегося вскоре после этого царя. В 1724 году Монс закончил жизнь на плахе «за экономические преступления»
Старшая сестра Анны Матрёна Монс была статс-дамой Екатерины I и являлась супругой Ф. Н. Балка (будущего губернатора Москвы), поэтому носила прозвище «Балкша». По делу брата её приговорили к публичному наказанию кнутом на Сенатской площади[11], после чего направили по этапу в Тобольск, в ссылку. Также осуждены были Егор Столетов и шут Иван Балакирев. Спустя несколько месяцев царь умер, и Екатерина I по вступлении на престол немедленно реабилитировала жертв репрессий своего супруга. «Ради поминовения блаженной и вечно достойной памяти» императорского величества покойного брата и «для своего многолетнего здравия» она повела вернуть с дороги в Сибирь Матрёну Балк и «быть ей в Москве». Вернули и сосланных на военную службу в Персию её сыновей (в т.ч. 12-летнего Петра), вернув им чины и награды
Дочерью Балкши была Наталья Лопухина, придворная дама Елизаветы Петровны, битая по её приказу кнутом и сосланная в Сибирь.
При императорском дворе Монсы пытались возводить свое происхождение к галльским дворянам Моэнс де ла Круа.
Согласно романтической легенде, царь познакомился с ней не в 1690-х гг. в Немецкой слободе, а раньше: будто бы в 1689 г. она приняла большое участие в спасении царя во время бунта стрельцов, когда Петр в одном исподнем поскакал спасаться в Троицкую лавру. Говорили, что она предупредила монарха о грозящей опасности и даже последовала за ним в монастырь
книги:
В классической литературе: А. Толстой, «Петр Первый» — один из персонажей
Исторический роман: А.Красницкий, «Петр и Анна»
Любовный роман: Е.Арсеньева, «Сердечко мое (Анна Монс)»


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Понедельник, 13.12.2010, 18:40 | Сообщение # 44
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Лопухина Анна Петровна
8 ноября 1777 г. — 25 апреля 1805 г.
Лопухина Анна Петровна — светлейшая княжна, дочь сенатора, впоследствии светлейшего князя Петра Васильевича Лопухина, и жены его, урожденной Левшиной, родилась 8 ноября 1777 года; рано лишившись матери, воспитывалась под руководством мачехи, урожденной Е. Н. Шетневой. В 1797 г., присутствуя на торжествах по случаю коронации императора Павла І, она обратила на себя внимание государя, этим воспользовалась придворная партия с Кутайсовым во главе для того, чтобы отделить его от фрейлины Нелидовой и ослабить влияние императрицы.
В 1798 г. всему семейству Лопухиных было предложено, несмотря на неудовольствие императрицы Марии Феодоровны, переехать в Петербург, и здесь Анна Петровна 6 сентября была назначена камер-фрейлиной, что ее обязывало состоять при императрице и сопровождать царскую семью во все загородные резиденции и таким образом дало возможность императору видеться с нею ежедневно. 14 декабря того же года Лопухина была пожалована кавалерственной дамой большого креста ордена св. Иоанна Иерусалимского, а 22-го февраля 1799 года она получила орден св. Екатерины 1-й ст.
В 1800 г., 8 февраля, Лопухина с разрешения Павла І вступила в брак с князем Гагариным, свадьба состоялась при Дворе в присутствии императора. Расположение Павла І к Анне Петровне не изменилось и после ее замужества, он был искренно привязан к ней и считал ее единственным своим другом до самой своей кончины. Как говорят, Лопухина не была красавицей, но имела очаровательную головку с огненными черными глазами и, как смоль, черными волосами и бровями, прелестным ртом и чрезвычайно приятным и добрым выражением лица. При ее небольшом уме и малой образованности у нее было много такта и скромности, но она держалась в стороне от придворных интриг и имела большую склонность к тихой семейной жизни...
Влияние ее на императора выражалось лишь в постоянном заступничестве за попадавших в немилость. Скончалась Анна Петровна 28-ми лет от чахотки в Италии 25 апреля 1805 г. Погребена в Петербурге, в Лaзapевскoй церкви Александро-Невской лавры.


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Понедельник, 13.12.2010, 18:51 | Сообщение # 45
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Орлов Григорий Григорьевич
6 октября 1734 — 13 апреля 1783
Сын новгородского губернатора (или вице-губернатора), Григория Ивановича Орлова (1685—1746) и его жены Лукерьи Ивановны Зиновьевой. Получил образование в корпусе кадетов в Санкт-Петербурге, начал свою военную карьеру в Семилетней войне, был ранен в сражении при Цорндорфе. Служа в столице как чиновник артиллерии, поразил воображение Великой княгини Екатерины Алексеевны. Стал ее любовником и инициатором заговора, который привел к смещению и смерти ее мужа — императора Петра III в 1762 году. От него императрица имела незаконного сына Алексея (1762—1813), родоначальника русского графского рода Бобринских. После заговора Екатерина II возвела его в чин генерал-адъютанта и главнокомандующего сухопутными силами. Влияние Орлова особенно усилилось после раскрытия Хитровского заговора, имевшего целью вырезать всю семью Орловых. Одно время императрица думала о бракосочетании со своим фаворитом, но план ее был разбит влиятельным советником государыни Никитой Паниным.
Григорий Орлов не являлся выдающимся государственным деятелем, но обладал находчивостью, имел довольно точную оценку текущих событий, и был полезным и сочувствующим консультантом во время раннего периода правления Екатерины II. Как президент Свободного Экономического Общества, он был также его самым видным защитником в великой комиссии 1767 года, хотя и нацеливался прежде всего на то, чтобы угодить императрице.
Он был одним из самых ранних пропагандистов идеи славянофильской эмансипации христиан против османского ига. В 1771 был послан на мирный конгресс Фокшаны как первый российский полномочный представитель, но потерпел неудачу в своей миссии, отчасти из-за упрямства османов, а отчасти (согласно Панину) по вине собственного буйного нрава. При возвращении без разрешения в Санкт-Петербург, оказался замененным в пользу младшего брата — Алексея. Подавил «Чумной бунт» в Москве 1771 г.
Брак и дети...
В законном браке детей не имел. Имел внебрачную дочь Наталью (в замужестве Буксгевден) Бобринский Алексей Григорьевич (1762-1813), внебрачный сын имп. Екатерины II и Г. Г. Орлова


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
♥Perla♥Countess♥Дата: Вторник, 14.12.2010, 14:35 | Сообщение # 46
Царица
Группа: Фавориты
Сообщений: 3
Награды: 8
Репутация: 10
Замечания: 0%
Статус: Offline
В 1514 году папа Лев X назначил Рафаэля главным архитектором собора Св. Петра. Банкир Агостино Чиги, соперничавший с папой в любви к искусствам, как только узнал, что знаменитый художник находится в Риме, сразу предложил ему расписать главную галерею его дворца Фарнезино на берегу Тибра. Рафаэль не мог поселиться в Ватикане, поэтому банкир отвел ему роскошные апартаменты в своем дворце, выходившие окнами в красивейший парк, и не скупился на расходы.
Художник украсил стены знаменитыми фресками "Три грации" и "Галатея". Но вынужден был прервать работу, ибо никак не мог подыскать натурщицу для "Амура и Психеи". Однажды, прогуливаясь на берегу Тибра, он увидел девушку поразительной красоты. Незнакомке, прекрасной, как Мадонна, было лет 17-18. Она стояла, прислонившись к дереву, вся облитая дождем лучей яркого полуденного солнца, прорывавшихся сквозь листву. Восхищенный Рафаэль узнал, что девушку зовут Маргаритой Лути, что она дочь хлебопека и живет неподалеку. Девушка давно мечтала прогуляться по чудесному парку Фарнезино. Рафаэль вызвался проводить ее.
"Я нашел наконец Психею!.." - шепнул он по дороге Пенни.
После прогулки художник привел Маргариту в мастерскую. Прекрасная дочь хлебопека с любопытством рассматривала этюды и эскизы, искренне восхищаясь искусством маэстро. На предложение Рафаэля нарисовать ее портрет Маргарита ответила согласием, но ей надо заручиться согласием отца и жениха.
Упоминание о женихе немного смутило художника, правда, красавица поспешила заметить, что выходит замуж не по любви, а лишь потому, что в 17 лет просто стыдно оставаться в девушках. Да и жених ее - всего лишь пастух в Альбано, владении Агостино Чиги.
Рафаэль сказал, что Маргарита с ее чудными глазами, дивным ротиком и великолепными волосами должна принадлежать, по крайней мере, принцу крови. В благодарность за посещение художник предложил Маргарите превосходное золотое ожерелье, купленное им накануне для куртизанки Андреа, но девушка отказалась принять дорогой подарок. Тогда Рафаэль предложил ей купить ожерелье всего за десять поцелуев. Маргарита взглянула на продавца. Рафаэлю шел тридцать первый год, он был весьма привлекательным мужчиной: И покупка состоялась, да не за десять, а за сто, за тысячу поцелуев! Вырвавшись из объятий, Маргарита, убегая, крикнула, что, если Рафаэль хочет с ней встретиться завтра, пусть поговорит с отцом.
Рафаэль вошел в пекарню Лути вслед за девушкой и, заплатив 50 золотых монет, получил согласие отца рисовать сколько угодно портретов его дочери. Покладистый родитель, кроме того, пообещал объясниться со своим будущим зятем-пастухом.
Рафаэль не спал целую ночь, страстно влюбленный в прекрасную Форнарину (forno - печь, fornaj - пекарь).
Дочь пекаря в это время выясняла отношения с женихом Томазо Чинелли, в течение месяца ласкавшего по ночам свою будущую жену. Пастух сразу же заметил драгоценность, которую невеста и не подумала снять с шеи. Томазо упрекнул ее в измене. Уж не хочет ли она уподобиться куртизанкам Рафаэля? Девушка, вспылив, ответила, что готова стать кем угодно, чтобы иметь горы золота и избавиться от диких сцен, которые вынуждена выносить, будучи честной женщиной. Пастух опомнился и бросился умолять о прощении. Маргарита простила его, взяв с него слово приходить к ней только по приглашению. Томазо потребовал, чтобы Маргарита сегодня же торжественно поклялась в церкви выйти за него замуж. На рассвете Томазо и Маргарита были в церкви, где девушка принесла клятву верности жениху, а через несколько дней она дала такую же клятву Рафаэлю.
Этой девушке суждено было стать первой и единственной любовью великого Рафаэля. Он был избалован женщинами, но теперь его сердце принадлежало Форнарине.
Рафаэля, вероятно, ввело в заблуждение ангельское выражение прелестного личика дочери хлебопека. Сколько раз, ослепленный любовью, он изображал эту очаровательную головку! Начиная с 1514 года он писал не только ее портреты, эти шедевры из шедевров, но и создал благодаря ей образы Мадонн святых, которым будут поклоняться!
На первом сеансе Маргарита позировала для Психеи, украсившую позднее виллу Фарнезино.
"О, как ты прекрасна!.." - повторял маэстро при каждом взмахе карандаша.
В эту же ночь он посетил Форнарину в ее каморке. В течение пяти часов, до самого рассвета, Франческо Пенни терпеливо ожидал учителя. Наконец тот вернулся восторженный, взволнованный, готовый отдать хлебопеку все, лишь бы Маргарита принадлежала ему одному. На робкий намек ученика об опасности, которую несет в себе неумеренная любовь, художник ответил: "Художник становится талантливее, когда так любит иль бывает так любим!.. Любовь удваивает, я - гений!.. Ты увидишь, какие картины я напишу с Маргариты!.. Само небо послало мне ее!"
За 3000 золотых булочник позволил художнику увезти Маргариту, куда угодно.
Рафаэль нашел для своей любовницы красивую виллу в одном из римских предместий. Купил ей дорогие одежды и осыпал драгоценностями. У нее появились лошади и экипажи.
В течение года любовники почти не расставались. Рафаэль никого не хотел видеть, никуда не выходил, пренебрегая работами и занятиями с учениками. Папа Лев X начинал выражать недовольство, а Агостино Чиги, огорченный перерывом в работе по украшению дворца, предложил перевезти девушку в Фарнезино. Маргарита сразу согласилась на переезд, надеясь укрыться во дворце от мести жениха Томазо, присылавшего ей гневные письма. Она надеялась приобрести покровительство у Агостино Чиги, хозяина пастуха.Рафаэль в восторге от того, что имеет счастливую возможность соединить любовь с искусством, с жаром принялся за работу, иногда целыми днями оставляя возлюбленную наедине со своими мыслями. И если бы только с мыслями:
Форнарина получила очередное письмо с угрозами от жениха. И в этот момент ей доложили о визите Агостино Чиги. Девушка быстро расстегнула ворот капота, обнажив роскошные плечи. Банкир без промедления обвил руками ее гибкий стан и крепко поцеловал ее, после чего начал клясться в любви, умоляя о взаимности. Форнарина потребовала доказательств:
В тот же вечер пастуха Томазо доставили в монастырь Санто-Козимо, настоятель которого, двоюродный брат Чиги, за символическое вознаграждение обещал держать пастуха до тех пор, пока не получит приказание освободить его.
В 1518 году Рафаэль принял в число учеников юного болонца Карло Тирабоччи. Вскоре все, кроме маэстро, знали о его любовной связи с Маргаритой. Ученики порвали с Тирабоччи всяческие отношения, посчитав, что тот совершил гнусный поступок. Дело дошло до дуэли, в которой болонец пал, пораженный ударом шпаги Перино-дель-Вага. От Рафаэля скрыли истинную причину поединка, а Форнарина нашла другого поклонника.Жажда любви, жажда жарких поцелуев и объятий куртизанки, никогда не отказывавшей ему в ласках, вскоре расшатала здоровье, гениального художника.Узнав о его тяжелой болезни, Лев X послал умирающему свое благословение. Кардинал застал у постели больного Форнарину и попросил ее удалиться, не являющейся законной женой умирающего.Великий художник скончался в Великую Пятницу, 6-го апреля 1520 года, в день своего рождения. По завещанию он оставил любовнице достаточно, чтобы она могла вести честную жизнь, но она продолжала пользоваться покровительством Агостино Чиги и считалась в Риме одной из самых знаменитых куртизанок.Сразу после смерти художника, опасаясь гнева со стороны учеников Рафаэля, Маргарита на несколько дней скрылась в доме отца, где ее нашел Томазо Чинелли, просидевший пять лет в заточении.Маргарита приготовилась к худшему, но, видя, что бывший жених не собирается ее убивать, бесстыдно предложила себя. Томазо с презрением отвернулся и, схватив горсть земли, бросил ее в лицо той, которую некогда боготворил: Маргарита Лути окончила свою жизнь в монастыре, но когда - неизвестно. Такова история жизни той, чье идеальное изображение украшает дворцы и музеи.
 
COUNTESSДата: Вторник, 14.12.2010, 15:12 | Сообщение # 47
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Ее называли ведьмой - околдовавшей султана...
В покоях было тихо. Пахло благовониями. Кадын-эфенди Хюррем (первая жена султана) поправила подушки на ложе. Еще есть время до прибытия правителя. Она придирчиво оглядела свои руки, унизанные перстнями: по-прежнему хороши нежные пальцы. Как любит их целовать ее господин! Подведенная бровь выгнулась дугой, взгляд султанши затуманился. Забытые картины прошлой жизни почему-то разбередили душу...
Тихой украинской ночью на едва заметной при свете луны тропинке мелькала легкая тень. Ветки с крупными вишнями хлестали по лицу, влажная от росы трава жгла голые крепкие пятки. За последней белой мазанкой ее поджидал парень - сегодня она согласилась прийти к нему на свидание. Насте Лисовской, дочери священника из села Рогатина, что на Львовщине, отец прочил в мужья такого же, как и он, православного батюшку из соседней деревни. Жить попадьей с мужем, готовящемся в отцы, Насте совсем не хотелось - Уже белеет впереди стена домика на краю села. Какие-то тени мечутся возле плетня. Последнее, что успела увидеть девушку, - высвеченный луной хищный оскал на восточном лице.
Вот и любимый господин. Султан стремительно ворвался в покои, опередив слуг. Как предписано традицией ислама, он посещает в ночь с пятницы на субботу только жену. И пусть пока их у Сулеймана четыре и огромный гарем из прекрасных дев, но уже много месяцев, пренебрегая порядком, он игнорировал остальных, предпочитая Хюррем. Сулейман был прозван Великолепным недаром. Порывистый и горячий в чувствах, хладнокровный и жестокий в сражениях, справедливый и гордый - это ее, Хюррем, возлюбленный. По просьбе кадын-эфенди он выстроил огромный дворец Топкапы, там теперь можно постоянно быть вместе, ведь из Старого дворца, где раньше размещался гарем, женщинам категорически запрещалось заходить в обитель султана. Как удачно случится этот пожар в Старом дворце, как вообще удачно сложилось все в ее жизни, а ведь начиналось очень и очень страшно...
- Путь из родного села в плен был долгим и мучительным. Она запомнила только степь, скалящиеся рожи всадников да роскошного вельможу, купившего ее на рынке рабов в Стамбуле. Думала ли украинка Настя, что станет подарком самому султану Сулейману? Как и все новые наложницы, она упорно усваивала премудрости любви у специально приставленных к девушкам искушенных старух, училась молитвам и стихосложению, музыке и сладострастным танцам. Но соперниц было слишком много, ее очередь на свидание с господином продвигалась медленно. И тогда Анастасия решилась. Твердой рукой вывела вязью на дорогом свитке: "Позволь господин, быть принесенной в жертву за один волосок из твоих усов..." Хотя султан Сулейман был молод, он ценил не только женскую красоту, но и ум. Стихи красавицы-наложницы заинтересовали правителя. Так зародилась необыкновенная любовная связь султана и Анастасии.
Сохранить любовь повелителя было трудно. Но Роксолана (так теперь звали славянскую красавицу) тонко играла на струнах души правителя Османской империи. Недаром ее прозвали в народе Хюррем - смешливой госпожой. Чувства султана крепли, он уже отказался от посещений своей первой из четырех жен, матери наследника - Махидевран. С ней Роксолана вела долгую, почти молчаливую войну. Лисовская была подарком султану, а не рабыней, значит, могла претендовать на роль жены. Дочь православного священника, она даже сменила веру - приняла ислам! Уверенная в чувствах повелителя правоверных, Роксолана сумела настоять на браке. Вскоре она родила сына и была возвышена до положения третьей жены - одной из самых влиятельных фигур гарема. Но мешала Махидевран, и Роксолана сумела вызвать бурную ссору, после которой разгневанный Сулейман назначил наказание: отослал Махидевран вместе с сыном в Манису.
Один из заморских наблюдателей при османском дворе докладывал: "Султан так любит Хюррем и так ей верен, что все диву даются и твердят, мол, она его заворожила. За что зовут ее не иначе как жади - ведьма". Султан распустил гарем и объявил о свадьбе - неслыханное решение! Англичанин Джордж Янг так описывал это чрезвычайное событие в 1530 году: "Здесь произошло явление, какого не знает история здешних султанов. Великий повелитель Сулейман в качестве императрицы взял рабыню из Руси, что было отмечено празднеством великим. Улицы города по ночам залиты светом, и всюду веселятся люди. Дома увешаны гирляндами цветов, всюду установлены качели, и народ качается на них часами." На старом ипподроме построили большие трибуны с позолоченной решеткой для императрицы и ее придворных. Роксолана с приближенными дамами наблюдала оттуда за турниром, в котором участвовали самые сильные воины. Перед трибуной проходили выступления музыкантов, включая диковинных. "О свадьбе много ходит разных толков, - писал англичанин, - но никто не может объяснить, что все это значит".
О Сулеймане заговорили как о первом султане, полностью попавшем под влияние женщины. Великий османский правитель нашел в этой женщине все, о чем мог мечтать. Она была не только изумительно хороша собой, посвящала любимому целые оды (писала прелестные стихи на греческом, персидском и арабском), прекрасно пела и отлично вышивала. В государственных делах Роксолана могла дать разумный совет, но тонко, не злоупотребляя этой возможностью. Ее покои султан посещал с нескрываемым удовльствием: его ждали изысканные наслаждения и беседы об искусстве, которые он очень ценил. Султанша принимала иностранных послов, влиятельных вельмож и знаменитых художников. За радостями супружества правитель перестал замечать, как упорно любимая жена движется к своей главной цели - стать валиде, матерью султана. Подрастал первенец Роксоланы - Селим. Но на пути стоял наследник Мустафа.
Он был умным и способным, его любили в народе и ценили в армии. Любил его и сам Сулейман. Роксолана восстановила отца против сына, подкинув изменническое письмо. Сулейман и Мустафа сразились на равнине Эрегли. Говорят, желая избежать трагедии, сын один, без оружия, бросился к шатру отца. Но из-за шелковых пологов вскоре раздались его крики...
Тридцать два года Роксолана правила вместе с Сулейманом Великим, до смерти оставаясь для него самой желанной женщиной. Ей не довелось быть валиде - она умерла раньше мужа. А сын Селим стал султаном, прозванным Пьяницей, и правил 8 лет после смерти отца. Но Сулейман бесконечно горевал об ушедшей любимой. Он прожил 71 год и выстроил мавзолей, чтобы после смерти покоиться рядом. Небольшая гробница хранит останки возлюбленного султана и его славянской подруги., бывших самыми могущественными правителями османской империи.

------
ОТ СЕБЯ ДОБАВЛЮ ТО ЧТО ЗНАЮ:
У НАСТИ (РОКСОЛАНЫ) БЫЛ ЖЕНИХ ПЕТР, НАСТЮ ПОХИТИЛИ НА КАНУНЕ ИХ СВАДЬБЫ (ВЕСiЛЛЯ) ОН С ТРУДОМ НАШЕЛ ЕЁ В ИМПЕРИИ ОСМАНОВ И УМОЛЯЛ ЕЁ ПОЕХАТЬ С НИМ НА УКРАИНУ НО, ГОРДАЯ ДЕВУШКА ОСТАЛАСЬ ПРИ СУЛЕЙМАНЕ ... И ПОТОМ ПЕТР РАССКАЗАЛ МАМЕ НАСТИ КАК ПОПАСТЬ В ИМПЕРИЮ ТУРКОВ ... НАСТЯ ПРИНЯЛА ИСЛАМ И СТАЛА ЖЕНОЙ СУЛТАНА... ПО СЕРИАЛУ "РОКСОЛАНА-1" НАСТЯ ВСТРЕЧАЕТ МАТЬ В ДЕНЬ СВОЕЙ СВАДЬБЫ... ПОТОМ РОДИЛСЯ СЫН... МАТЬ НАСТИ НАСТОЯЛА НА ТАЙНОМ КРЕЩЕНИИ ВНУКА ... ТАК И ВЫШЛО ... НАЗВАЛА НАСТЯ СЫНА ПЕТРОМ А СУЛТАН ДАЛ ИМЯ СЫНУ СЕЛИМ ... РОКСОЛАНА СПУСТЯ ГОДЫ УЗНАЛА В ПЛЕННИКЕ СЫНА ПЕТРА ПО СЕРЕБРЕНОМУ КРЕСТИКУ И УЗНАЛА ЧТО ПЕТР УМЕР НА ВОЙНЕ... РОКСОЛАНА ДОБИЛАСЬ КАЗНИ ПЕРВОГО СЫНА СУЛТАНА НО ВСКОРЕ ПОЖАЛЕЛА ОБ ЭТОМ ВИДЯ ГОРЕ МАТЕРИ Кадын-эфенди СУЛТАН ОТМЕНИЛ ЗАКОН ПЕРВОРОДСТВА Т.Е ЕСЛИ ПЕРВЫЙ СЫН СТАЛ СУЛТАНОМ ТО, ДРУГИХ БРАТЬЕВ РОЖДЕННЫХ ОТ НАЛОЖНИЦ УБИВАЛИ... ПОСЛЕ СМЕРТИ СУЛЕЙМАНА ИМПЕРИЯ ВСКОРЕ РАЗВАЛИЛАСЬ...


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Среда, 15.12.2010, 16:48 | Сообщение # 48
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Джейн Сеймур

англ. Jane Seymour
Королева-консорт Англии
30 мая 1536 — 24 октября 1537
Предшественник: Анна Болейн
Преемник: Анна Клевская
Вероисповедание: Католицизм
Рождение: ок. 1508/1509
Смерть: 24 октября 1537(1537-10-24)
Хэмптон-корт
Похоронена: Виндзорский замок,
графство Беркшир
Отец: Джон Сеймур
Мать: Маргарет Уэнтворт
Супруг: Генрих VIII
Дети: Эдуард VI

Джейн Се́ймур (англ. Jane Seymour; ок. 1508/1509 — 24 октября 1537) — третья жена короля Англии Генриха VIII, мать Эдуарда VI. Сестра Эдуарда, Томаса и Элизабет Сеймуров.
Семья Сеймур принадлежала к древнему дворянскому роду и была связана родственными узами с некоторыми могущественными аристократическими кланами, в частности, с семьёй Говардов. Леди Элизабет Говард, мать Анны Болейн, была кузиной матери Джейн, соответственно, Джейн и Анна были троюродными сёстрами. Сеймуры предпочитали вести неприметную жизнь, хотя в молодости сэр Джон Сеймур был одним из придворных короля Генриха VII и участвовал в нескольких военных кампаниях, а его жена, леди Маргарет Уэнтворт (или Марджери Уэнтворт), была одной из самых блистательных дам при дворе Генриха VII и музой поэта Джона Скелтона.
Предположительно, будущая королева родилась и выросла в отцовском поместье Вулфхолл, графство Уилтшир. Установить точную дату её рождения довольно сложно, но большинство исследователей сходятся во мнении, что она появилась на свет не позднее 1508/1509 гг. и была старшей из дочерей сэра Джона и леди Маргарет.

В отличие от предыдущих жён короля, Джейн получила более чем посредственное образование, достаточное лишь для того, чтобы уметь читать и писать. Основной упор в воспитании девочек из дворянских семей в XVI веке делался на традиционные женские занятия, такие как рукоделие и ведение домашнего хозяйства.

Впервые она появилась при дворе в качестве фрейлины Екатерины Арагонской в середине 1520-х гг. Её старший брат, Эдуард Сеймур, к тому времени уже добился определённых успехов в карьере придворного: в детстве он служил пажом в свите «французской королевы» Марии Тюдор, а по возвращении в Англию занимал различные должности при короле и кардинале Уолси.

После аннулирования брака с Екатериной и женитьбы Генриха на Анне Болейн в 1533 году, Джейн и её сестра Элизабет перешли в штат новой королевы. Летом 1533 года посланник императора Карла V, Эсташ Шапюи, отмечал в донесениях, что королева Анна «впала в ревность — и не без оснований» Мимолётные связи короля с фрейлинами поначалу не представляли никакой угрозы её положению, но после рождения дочери Елизаветы (вместо долгожданного сына) и нескольких выкидышей Генрих стал отдаляться от супруги. В сентябре 1535 года, во время путешествия по стране король и королева остановились в Вулфхолле, наследственном владении Сеймуров. Именно там Генрих впервые обратил пристальное внимание на дочь хозяина, леди Джейн Сеймур. Это была полная противоположность Анне, как по внешности, так и по характеру: белокурая, бледная, спокойная и скромная девушка. Если Анну все сравнивали с ведьмой — она была худа, темноволоса и черноглаза, а кроме того, дерзка и своенравна, то Джейн больше походила на светлого ангела, воплощение умиротворения и покорности...

Исследователи до сих пор указывают различные даты первой встречи Джейн и Генриха, но, несомненно, они были знакомы ещё до визита Генриха в Вулфхолл. Из записей в приходских книгах известно, что на Рождество 1533 года король вручил нескольким фрейлинам подарки — в числе отмеченных была и леди Сеймур.

Старшие братья Джейн — Эдуард и Томас — заметив, что король симпатизирует их сестре, всячески старались, чтобы они проводили вместе как можно больше времени. Кроме того, было ясно, что отношения Генриха и Анны к концу 1535 года носили весьма натянутый характер, и король начинал задумываться о разводе с ней. Джейн и её окружение всё чаще подталкивали его к мысли о незаконности брака с Анной, и вскоре он уже во всеуслышание заявлял, что его «соблазнили и завлекли в этот брак колдовством» и что ему «следует взять другую жену».

Уже в марте 1536 года Генрих открыто делал подарки Джейн и бывал с нею на людях, чем вызывал негодование со стороны королевы. Придворные же спешили засвидетельствовать своё почтение новой фаворитке, Анну покинули почти все её сторонники. После очередного выкидыша в январе 1536 года, её судьба была предрешена: она была обезглавлена 19 мая этого же года по сфабрикованному обвинению в «государственной и супружеской измене».

Сразу же после казни Анны Болейн Тайный совет короля подал ему прошение с рекомендацией найти себе в скором времени новую жену. Это было обычной формальностью, так как 20 мая, через день после смерти Анны, Генрих и Джейн тайно обручились, а 30 мая архиепископ Кентерберийский Томас Кранмер обвенчал их в часовне Уайтхолла. 4 июня её официально провозгласили королевой Англии, но Генрих не спешил с её коронацией, пока не было уверенности, что новая супруга не бесплодна.

В качестве королевы Джейн устраивала почти всех: добрая, тихая, благочестивая, а кроме того, она оставалась последовательницей старой религии и сочувствовала опальной принцессе Марии. Лишь приверженцы протестантизма остались недовольными, опасаясь, что Джейн будет оказывать влияние на церковные реформы. Но она была далека от политики. Только однажды она осмелилась вступиться за участников «Благодатного паломничества» и обратилась к Генриху с просьбой восстановить хотя бы некоторые монастыри, тем самым вызвав его раздражение и гнев. Король резко прикрикнул на неё и приказал впредь не вмешиваться в дела государственной важности, напомнив, что предыдущая королева поплатилась за это жизнью.

Джейн более не предпринимала попыток повлиять на действия короля. Отныне смыслом её жизни было стремление создать для него подобающую семейную обстановку. «Готовая подчиняться и служить» (англ. Bound to obey and serve) — такой девиз выбрала себе новая королева и следовала ему до конца. Почти всё время она проводила занимаясь рукоделием со своими фрейлинами, самыми близкими из которых были её сестра Элизабет и леди Энн Сеймур, жена Эдуарда. По просьбе Джейн король позволил своей старшей дочери, леди Марии, вернуться ко двору уже летом 1536 года (предварительно заставив её подписать документ, по которому она признавала Генриха главой церкви в Англии, а его брак с Екатериной Арагонской недействительным), а Рождество 1536 года королевская семья встречала уже в полном составе, включая маленькую леди Елизавету, которую привезли из Хартфордшира по предложению Марии.

Весной 1537 года Джейн сообщила Генриху о своей беременности. Король окружил супругу небывалой заботой и исполнял все её требования и капризы. Чтобы порадовать королеву, он даже назначил её брата Эдуарда членом Тайного совета.

В сентябре она переехала в Хэмптон-корт, а 12 октября 1537 года Джейн исполнила заветное желание короля, родив ему сына-наследника — Эдуарда, принца Уэльского. Через несколько дней состояние королевы ухудшилось, и 24 октября она умерла от родильной горячки (есть предположение, что смерть произошла в результате занесённой во время родов инфекции или от удара короля в живот который вызвал преждевременные, тяжкие роды). Её похоронили в капелле св. Георгия в Виндзорском замке.

По признанию Генриха VIII Джейн Сеймур была его самой любимой женой. Перед смертью он завещал похоронить себя рядом с ней

Образ в искусстве
В музыке:

В опере Гаэтано Доницетти «Анна Болейн» (1831) одним из основных персонажей является Джейн Сеймур.
Известная баллада английских рокеров The Rolling Stones «Lady Jane» повествует о Джейн Сеймур и основана на письмах короля Генриха VIII. В песне также упоминаются Анна Болейн (lady Anne) и её сестра Мэри (Mary). Каждой из трёх женщин посвящён свой куплет.
«Jane Seymour» — одна из композиций с альбома The Six Wives of Henry VIII (1973 год) британского музыканта Рика Уэйкмана.
В кинематографе:

Впервые образ Джейн Сеймур воплотила на экране Од Эгед Ниссен (англ. Aud Egede Nissen) в германском фильме 1920 года «Анна Болейн» (нем. Anna Boleyn).
В 1933 году в фильме режиссёра Александра Корды «Частная жизнь Генриха VIII» роль Джейн сыграла британская актриса Венди Барри (англ. Wendy Barrie), а Генриха — Чарльз Лоутон.
В фильме 1969 года «Анна на тысячу дней» Джейн Сеймур фигурирует как второстепенный персонаж (актриса Лесли Патерсон (англ. Lesley Paterson)). Роль Генриха исполнил Ричард Бертон, а Анны Болейн — Женевьев Бюжо.
В экранизации 1972 года «Генрих VIII и его шесть жен» (англ. Henry VIII and His Six Wives) в роли короля — Кейт Мишель (англ. Keith Michell), в роли Джейн — Джейн Эшер (англ. Jane Asher).
В телевизионной адаптации романа Филиппы Грегори «Ещё одна из рода Болейн» (англ. The Other Boleyn Girl) (2003 год) в эпизодической роли Джейн появляется Наоми Бенсон (англ. Naomi Benson).
В драматическом мини-сериале 2003 года «Генрих VIII» (англ. Henry VIII) роль Джейн Сеймур сыграла Эмилия Фокс.
В сериале «Тюдоры» канала Showtime в роли Джейн представлены Анита Брием (во втором сезоне) и Аннабелль Уоллис (в третьем сезоне).
В последней экранизации романа Филиппы Грегори «Ещё одна из рода Болейн» (2008 год) роль леди Сеймур досталась Коринне Гэлловэй (англ. Corinne Galloway).

1.↑ Лукас Хорнболт (Lucas Horenbout, или Hornebolte; ок. 1490/1495 — 1544) — фламандский художник. Состоял при дворе Генриха VIII в качестве «королевского портретиста» с 1525 года вплоть до своей смерти в 1544.
2.↑ Сеймур (англ. Seymour) — английская дворянская фамилия, возводящая свою генеалогию до эпохи завоевания Англии Вильгельмом Завоевателем. По материалам Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона.
3.↑ Общей прабабушкой Джейн и Анны была леди Элизабет Чени. Её первая дочь, леди Энн Сэй, мать Маргарет Уэнтворт, а вторая — леди Элизабет Тилни — мать Элизабет Говард.

Прикрепления: 8703380.jpg(65Kb)


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Среда, 15.12.2010, 17:14 | Сообщение # 49
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Мария I

Mary I
Королева Англии
19 июля 1553 г. — 17 ноября 1558 г.
Коронация: 1 октября 1553
Предшественник: Джейн Грей
Преемник: Елизавета I

Рождение: 18 февраля 1516(1516-02-18)
Гринвич
Смерть: 17 ноября 1558(1558-11-17) (42 года)
Сент-Джеймсский дворец, Лондон
Династия: Тюдоры
Отец: Генрих VIII
Мать: Екатерина Арагонская
Супруг: Филипп II, король Испании

Мари́я I Тюдо́р (1516—1558) — королева Англии с 1553, старшая дочь Генриха VIII от брака с Екатериной Арагонской. Также известна как Мария Кровавая (или Кровавая Мэри, англ. Bloody Mary), Мария Католичка.

Этой королеве не поставили ни одного памятника на родине, её имя ассоциируется с кровавыми расправами, день её смерти (и одновременно день восшествия на престол Елизаветы I) отмечали в стране как национальный праздник. До рождения Марии Тюдор все дети Генриха VIII и Екатерины Арагонской умирали во время или сразу после родов, и появление на свет здоровой девочки вызвало большую радость в королевской семье. Девочку окрестили в монастырской церкви близ дворца Гринвич спустя три дня, нарекли её в честь любимой сестры Генриха — Марии, Розы Тюдоров. Первые два года жизни Мария переезжала из одного дворца в другой. Связано это было с эпидемией английского пота, которой опасался король, перебираясь все дальше и дальше от столицы.

Свита принцессы в эти годы состояла из леди-наставницы, четырёх нянек, прачки, капеллана, постельничего и штата придворных. Все они одевались в цвета Марии — голубой и зелёный.

К осени 1518 года эпидемия отступила, и двор возвратился в столицу и к своей привычной жизни.

В это время во Франции на престол вступил Франциск I. Ему не терпелось доказать свою силу и могущество, для чего он стремился заключить дружеский союз с Генрихом, через брак Марии и французского дофина.
Переговоры завершились к осени 1518 года. Мария должна была выйти замуж по достижении дофином четырнадцатилетнего возраста. Среди условий было и такое: если у Генриха не появится наследника мужского пола, корону наследует Мария. Однако в такую возможность Генрих не верил, так как ещё надеялся на рождение сына (королева была на сносях), к тому же казалось немыслимым, что править страной будет женщина.
Королева родила мёртвого ребёнка, и Мария продолжала оставаться основной претенденткой на английский престол.Детство Марии проходило в окружении большой свиты, соответствующей её положению. Однако, родителей она видела весьма редко.Её высокое положение слегка пошатнулось, когда любовница короля Элизабет Блаунт родила мальчика (1519). Его нарекли Генрихом, ребёнок был почитаем, как имеющий королевское происхождение. Ему приставили свиту и даровали титулы, соответствующие наследнику престола.

План воспитания принцессы был составлен испанским гуманистом Вивесом. Принцесса должна была научиться правильно говорить, освоить грамматику и читать по-гречески и по-латыни. Огромное значение уделялось изучению творчества христианских поэтов, а ради развлечения ей рекомендовали читать рассказы о женщинах, пожертвовавших собой — христианских святых и античных девах-воительницах. В свободное время она занималась верховой ездой и соколиной охотой. Однако в её образовании было одно упущение — Марию совершенно не готовили к управлению государством. В июне 1522 года ко двору Генриха прибыл император Священной Римской империи Карл V. В честь него были устроены богатые празднества, к этой встрече готовились несколько месяцев. На ней был подписан договор о заключении помолвки между Марией и Карлом (помолвка с французским дофином была расторгнута). Жених был старше невесты на шестнадцать лет (Марии в ту пору было только шесть). Однако, если Карл воспринимал этот союз как дипломатический шаг, то Мария испытывала к своему жениху какие-то романтические чувства и даже посылала ему небольшие подарки.

В 1525 году, когда стало понятно, что Екатерина не сможет родить наследника, Генрих всерьез задумался о том, кто станет следующим королём или королевой. Если его незаконнорожденному сыну были дарованы титулы раньше, то Мария получила титул принцессы Уэльской. Этот титул всегда носил наследник английского престола. Теперь ей необходимо было осуществлять управление своими новыми владениями на месте.

Уэльс ещё не был частью Англии, а только зависимой территорией. Управлять ею было задание не из простых, так как валлийцы считали англичан завоевателями и ненавидели их. Принцесса выехала в свои новые владения в конце лета 1525 года с огромной свитой. Её резиденция в Ладлоу представляла королевский двор в миниатюре. На Марию были возложены обязанности творить правосудие и выполнять церемониальные функции.

В 1527 году Генрих поостыл в своей любви к Карлу. Помолвка между ним и Марией была расторгнута незадолго до отъезда Марии в Уэльс. Теперь его интересовал союз с Францией. Марию можно было предложить в жёны самому Франциску I или одному из его сыновей. Мария вернулась в Лондон. Она достаточно подросла, чтобы блистать на балах.

Летом 1527 года Генрих решил аннулировать брак с Екатериной. Мария при этом становилась незаконной дочерью короля и теряла свои права на корону.

Следующие несколько лет Мария была способом Генриха давить на королеву. Екатерина не признавала недействительности брака, а Генрих, угрожая ей, не позволял видеться с дочерью.

После самовольного развода Генриха жизнь Марии нисколько не улучшилась. Он вновь женился. В этот раз на Анне Болейн. А Марию, у которой так недавно была своя свита, отправил в услужение к своей новой жене. Анна ненавидела дочь короля и старалась любыми способами ей навредить.

Эра Анны была недолгой, и на смену ей пришла тихая и спокойная Джейн Сеймур. Она родила королю сына Эдуарда, но вскоре умерла.

Теперь король менял жён очень быстро. После Джейн была Анна Клевская, затем Екатерина Говард, а последней — Екатерина Парр. Жизнь Марии теперь зависела от того, какие отношения складывались у неё с новыми жёнами короля.

После смерти Генриха Мария все ещё не была замужем, хотя ей исполнился 31 год. Она была второй претенденткой на престол после Эдуарда — сына Генриха и Джейн Сеймур. Эдуарду было девять, когда он взошёл на престол. Он был слабым и болезненным мальчиком. Регентами при нем стали герцог Сомерсет и Уильям Педжет. Они опасались, что в случае, если Мария выйдет замуж, то с помощью супруга попробует захватить престол. Её старались держать вдали от двора и всячески настраивали малолетнего короля против старшей сестры. Основной зацепкой для трений было нежелание Марии — преданной католички — переходить в протестантскую веру, которую исповедовал король Эдуард.

В начале 1553 года у Эдуарда обнаружились симптомы прогрессирующей стадии туберкулеза. Ослабевшего подростка заставили подписать закон о наследии. По нему королевой становилась Джейн Грей, старшая дочь герцога Саффолка. Мария и её сводная сестра Елизавета — дочь Анны Болейн — из претендентов на престол исключались.

Мария I вступает в Лондон После смерти Эдуарда королевой действительно становится шестнадцатилетняя Джейн Грей. Однако народ, не признав новую королеву, взбунтовался. И спустя месяц на престол взошла Мария. Ей было тридцать семь.

После правления Генриха VIII, объявившего себя главой Церкви и отлученного Папой Римским, в стране было разрушено больше половины церквей и монастырей. После Эдуарда, чьи приближённые разворовали казну, на долю Марии выпала сложная задача. Ей досталась бедная страна, которую необходимо было возрождать из нищеты.

За первые полгода на престоле Мария казнила 16-летнюю Джейн Грей, её мужа Гилфорда Дадли и свёкра — Джона Дадли. Она вновь приблизила к себе тех людей, которые совсем недавно были против неё, зная, что они в состоянии помочь ей в управлении страной. Она начала восстановление в государстве католической веры, реконструкцию монастырей. Вместе с тем на период её правления пришлось большое число казней протестантов. С февраля 1555 года запылали костры. Осталось множество свидетельств о мучениях людей, умирающих за свою веру. Всего было сожжено около трехсот человек, среди них иерархи церкви — Кранмер, Ридли, Латимер и другие. Было приказано не щадить даже тех, кто, оказавшись перед кострищем, соглашался принять католичество. Все эти жестокости принесли королеве прозвище «Кровавой».

Летом 1554 года Мария вышла замуж за Филиппа — сына Карла V. Он был на двенадцать лет моложе своей жены. По брачному договору, Филипп не имел права вмешиваться в управление государством; дети, рождённые от этого брака становились наследниками английского трона. В случае преждевременной смерти королевы Филипп должен был вернуться назад в Испанию.

Народ невзлюбил нового короля. Он был напыщен и высокомерен; свита, прибывшая с ним, вела себя вызывающе. На улицах стали происходить кровавые стычки между англичанами и испанцами.

В сентябре лекари обнаружили у Марии признаки беременности. Роды ожидали в конце апреля, но пришло лето, а ребёнок так и не родился. То что поначалу приняли за беременность, оказалось опухолью. Это стало для неё страшным ударом.

Спустя какое-то время Филипп решил покинуть Англию. Его тётка, Мария Австрийская — регент Нидерландов — собиралась передать ему власть, и король ухватился за эту возможность. Ему всё меньше нравилась Англия, эта страна съедала множество денег, заставляя делать долги. Мария пыталась уговорить Филиппа отказаться от поездки, но 29 августа он сел на корабль.

Мария скучала по мужу, посылала ему послания с просьбой вернуться в Англию весной 1557 года. Филипп возвращался, но не ради жены, а чтобы заручиться поддержкой в споре с Папой и Францией.

Получив согласие Совета, Филипп засобирался домой. Он пробыл с женой меньше трёх месяцев. Мария заскучала. Её здоровье никогда нельзя было назвать крепким, а теперь оно и вовсе ухудшилось. Королева заболела. Вскоре у нее открылась водянка. Ослабленная болезнями, она умерла от простуды еще совсем не старой женщиной 17 ноября 1558 года.

Тело королевы было выставлено для прощания в Сент-Джеймсе больше трёх недель. Похоронили её в Вестминстерском аббатстве.

Ей наследовала Елизавета I.

Предшественник:
Эдуард VI (де-юре),
Джейн Грей (де-факто) Королева Англии
1553—1558 Преемник:
Елизавета I

Прикрепления: 0577173.jpg(122Kb)


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Среда, 15.12.2010, 17:30 | Сообщение # 50
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Элизабет Блаунт
англ. Elizabeth Blount
Дата рождения: ок. 1502
Дата смерти: 1539/1541
Отец: Джон Блаунт
Мать: Кэтрин Першелл
Супруг: 1. Гилберт Тэлбойс, 1-й барон Кайм
2. Эдуард Клинтон Файнз, 1-й граф Линкольн
Дети: От 1-го брака:
Джордж Тэлбойс
Роберт Тэлбойс
Элизабет Тэлбойс
От 2-го брака:
Бриджет Клинтон
Кэтрин Клинтон
Маргарет Клинтон
Элизабет Блаунт (англ. Elizabeth Blount; ок. 1502—1539/1541), более известная как Бесси Блаунт (англ. Bessie Blount) — фаворитка короля Англии Генриха VIII.
Элизабет была дочерью сэра Джона Блаунта и Кэтрин Першелл, фрейлины Екатерины Арагонской. Она появилась при дворе около 1512 года и была включена в свиту королевы Екатерины.
О её юности известно немного. Она слыла красавицей и, по словам составителя хроник, «девицей, которая в пении, танце и во всех других родах проведения досуга превосходила всех остальных» Портретов Элизабет не сохранилось. Благодаря внешним данным, умению петь и танцевать, она вскоре привлекла внимание Генриха VIII, весьма ценившего подобные качества. Первое упоминание о новом увлечении датируется октябрём 1514 года в письме к королю от его друга, Чарльза Брэндона, 1-го герцога Саффолка.
Рождественский бал-маскарад 1514 года Бесси открывала в паре с Генрихом. В отличие от других романов короля, его связь с Бесси Блаунт была довольно продолжительной и длилась около восьми лет.
Едва стало известно о беременности фаворитки, кардинал Томас Уолси по приказу короля отправил её в монастырь Св. Лаврентия в Блэкморе, графство Эссекс, где 15 июня 1519 года Бесси родила сына Генри, получившего фамилию Фицрой. Генрих официально признал его своим ребёнком, и в 1525 году состоялась торжественная церемония, на которой мальчику был пожалован титул герцога Ричмонда и Сомерсета. Эти титулы обычно предназначались для королевских отпрысков. Сама же Бесси получила неофициальное звание «матери королевского сына». При дворе поговаривали, что поскольку королева Екатерина не в состоянии родить наследника, то следующим королём Англии станет бастард...
Около 1522 года король охладел к ней, так как в то время у него уже были отношения с Мэри Болейн. В том же году Томас Уолси организовал брак Элизабет Блаунт с Гилбертом Тэлбойсом, 1-м бароном Каймом. Их дети:
Джордж Тэлбойс, 2-й барон Кайм
Роберт Тэлбойс, 3-й барон Кайм
Элизабет Тэлбойс, 4-я баронесса Кайм (умерла ок. 1563)
После свадьбы Элизабет почти не бывала при дворе. 18 июня 1536 года от туберкулёза скончался Генри Фицрой. Ещё раньше, в 1530, умер её супруг Гилберт Тэлбойс. Во второй раз она вышла замуж предположительно в 1533 или 1535 гг., за Эдуарда Клинтона Файнза, 1-го графа Линкольна. У них было трое дочерей:
Бриджет Клинтон (родилась ок. 1536)
Кэтрин Клинтон (ок. 1538 — 14 августа 1621)
Маргарет Клинтон (родилась ок. 1539)
Некоторое время спустя Элизабет появилась при дворе в качестве фрейлины четвёртой жены Генриха VIII, Анны Клевской, но незадолго до аннулирования их брака покинула службу из-за проблем со здоровьем. Она вернулась в поместье своего мужа, где вскоре умерла, вероятно, от чахотки.

В драматическом сериале «Тюдоры» телеканала Showtime Бесси Блаунт появляется как второстепенный персонаж в нескольких эпизодах. Её роль исполняет Рута Гедминтас (англ. Ruta Gedmintas).


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
Форум » ВСЁ О СРЕДНЕВЕКОВЬЕ » Обсуждение Средневековых Замков » Известные Аристократы и Не Только ... с 1 По 19 Век! (Знаментые и печально известные люди в истории)
Страница 2 из 6«123456»
Поиск:



© Все материалы «Поэзии» и «Романа» принадлежат Автору и Создателю сайта — А. Андреевой!
© При частичном или полном копировании какой-либо информации ссылка на сайт — http://poeziyacountess.ucoz.ru/ Обязательна!
© Без разрешения Автора материалы из разделов «Поэзии» и «Романа» Запрещено под чужим именем Выкладывать на других порталах!

Используются технологии uCoz