БЕЗГРАНИЧНОЕ ГРАФСТВО НЕЖНОСТИ!
 ЗАМКИ + ГРАДЫ ДО 20 ВЕКА! - Страница 5 - Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 5 из 8«12345678»
Модератор форума: CrystalCountess1193, Раритет72, COUNTESS 
Форум » ВСЁ О СРЕДНЕВЕКОВЬЕ » Обсуждение Средневековых Замков » ЗАМКИ + ГРАДЫ ДО 20 ВЕКА! (ИСТОРИИ О ЗАМКАХ И ГРАДАХ!!!!!)
ЗАМКИ + ГРАДЫ ДО 20 ВЕКА!
COUNTESSДата: Среда, 13.10.2010, 16:38 | Сообщение # 1
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
ДОРОГИЕ МОИ, Я ОЧЕНЬ ЛЮБЛЮ ГОРОДА И ЗАМКИ ПРИМЕРНО ДО НАЧАЛА 20 ВЕКА! ДАВАЙТЕ ОБСУДИМ КОМУ, ПОЧЕМУ НРАВЯТСЯ ИЛИ НЕ НРАВЯТСЯ ЗАМКИ (ОСОБЕННО ЭПОХИ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ) И Т.Д?
ДАВАЙТЕ ДЕЛИТЬСЯ ЭМОЦИЯМИ КОТОРЫЕ ВЫЗЫВАЮТ У НАС ЗАМКИ, ГОРОДА, РАССКАЗЫ О НИХ, ЛЕГЕНДЫ И ИХ ФОТОГРАФИИ!


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Воскресенье, 24.04.2011, 18:05 | Сообщение # 101
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
РОМЕН
Известная с 1604 года, когда Ромни (Ромен) вместе с развесистыми поприщами Посулля захватили князе Корибут-вишневецки. В польских актах 1618 года значатся Старые и Новые Ромни. По мнению О.Лазаревського, Старые Ромни были укрепленным поселением на городище древнерусского Ромна (впервые упомянутого в „Повчанні" Владимира Мономаха своим детям под 1096 годом, в котором рассказывается о виправу князе против половцев), а Новые Ромни были предместьем.Хоть Ромни как населен пункт изредка вспоминаются в документах ХV-ХVІ веков, но о тогдашних укреплениях истинных сведений нет. Можно думать, что они были традиционными - деревянно-земляными.Дводильна крепость, построенная во времена Михаила Вишневецкого, состояла из небольшой цитадели - замка и общегородских укреплений бастионной системы, полигональных очертаний в плане, с шестью бастионами. Такой показана структура укреплений города на картах Г-л. где Боплана середины XVII века.Прямоугольный в плане с четырьмя краеугольными башнями замок занимал узкий мисоподибний останець высокого правого берега Сулы, где в Х-ХИИИ веках содержался дитинець. Длина замка достигла 250 метров, ширины - от 50 до 100 метров; на северном западе он соединялся узким перешейком из плато. Здесь-таки была надбрамна башня. Укрепления состояли из земляного вала и частокола. На углах, кроме башен, замок, возможно, имел еще и небольшие земляные бастионы. Через ворота в восточном прясле вала можно было достаться Сулы. От замка шли преимущественно к реке исчислении подземные хидники („тайники", потерни „слухи"). В середине XVIII века в этих подземельях скрывался вожак повстанческих отрядов Семен Гаркуша. Упомянуты элементы давней фортификации до сих пор не исследовались.В 1632-1633 годах вокруг Роменской крепости разворачивались событию российско-польской войны: ее получили московские войска под командой воеводы Шеина. В следующем году крепость возвращена Речи Посполитой. При этом город и крепость были так разрушены, что их пришлось „осаживать вновь". Мсриплення отстроено, когда Ромнами владел Адам Казановский. в 1644 году город захватил князь Ярема (Иеремия) Вишневецкий (1612-1651 гг.).
После начала Освободительной войны украинского народа под проводом Богдана Хмельницкого в 1648 году Ромни стали центром казацкой сотни Миргородского, впоследствии - Лубненского полка. На то время в составе общегородской оборонной линии были четыре надбрамни деревянные башни, а оборонное ограждение состояло из сухого рва, земляного вала и деревянного частокола. Польские войска, которые ворвались на Левобережную Украину 1652 года, не смогли получить приступом укрепления. Где-то в это самое время фортификационная структура осложнилась, став тридильной: еще в начале XVII века появился район новой застройки - Пригородок на восточных склонах плато и частично на сверхпойменной террасе. В середине века для защиты Пригородка из юга и севера построены земляные валы с двумя деревянными вратами.Во второй половине этого же века в связи со сложными перипетиями военно-политической борьбы в Гетьманщине крепость постепенно обветшала, достаточно архаичные уже па те времена укрепления не модернизировались. Их не раз разрушали: в 1663 году город захватил и разорил польский отряд полковника Тележинского, а через пять лет то же сделали московские стрелки князя Ромодановского. Но наибольшие уничтожения крепость испытала во время Северной войны 1700- 1721 года.18 ноября 1708 года в Ромнах в районе теперешней Базарной площади разместилась штаб-квартира Карла XII, тем временем как основные украінсько-шведские военные силы дислоцировались поблизости Гад. Это стало поводом для коварной карательной акции Петра І. В середине декабря часть московской армии двинулась на Гадяч. Узнав об этом, 16 декабря Карл XII выехал из Ромен к своему войску. Через два дня российский корпус под командой генерала Алларта, не встречая сопротивления, занял Ромни и совершил там кровавую резню. Упоминание о ней есть в Шевченковий мистерии „Великий погреб":

Сулу в Ромни загатила
Тилько старшинами
Казацкими...

Впоследствии укрепление Ромен отстроен. В первую очередь реконструирована общегородская линия укреплений: она превратилась в кронверк в форме неправильного шестиугольника с пятью пятиконечными в плане бастионами и одним четырехугольным. Бастионы содержались на углах крепости и вдоль западного фронта, где из напольной стороны, не было естественных препятствований. Ширина сухого рва доказана до 10-12 метров, профиль вала - к нормативному, на вершини вала остался дубовый частокол.Крепость имела четыре деревянных надбрамни башни с мостами сводников через ров: Пригородску, Монастырскую, Микильску, Житянску. Характерно, что замок тогда уже не был цитаделью, поэтому территорию начали использовать под гамазеи, цейхгауз и тому подобное.Во второй половине XVIII века Роменска крепость потеряла свое стратегическое значение и понемногу разрушалась. В 1770-х годах развалившиеся надбрамни башни, с 1785 - крепостные валы начали раскапывать для выварки селитры. В связи с перепланировыванием города на принципах класицистичной регулярности в первой половине XIX века все линии укреплений были снесены. Трассировку их можно проследить по современным улицам: вдоль прежнего северного вала Пригородка теперь пролегают Красный спуск и переулок Комарова, а по трассе общегородских укреплений - улица Пушкина и частично - Ленина.


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Понедельник, 25.04.2011, 15:21 | Сообщение # 102
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Развалины старого замка - Nezbudská Lúčka

Старый замок из далёкого 13 века и расположен прямо на правом берегу реки Вах. Служил в прошлом для защиты торговых путей по реке. В 14-м века было построено жилых и хозяйственных построек. В 16-м или в 17-м веке замок был практически без особого присмотра... до 18 века замок служил лишь хранителям. Тогда замок покинули совсем и он начал разрушаться. Сегодня Существуют только два этажа сохранить первоначальную кладки из башни и дворец. Комплекс находится в свободном доступе для населения.
Прикрепления: 6095887.jpg(26Kb)


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Пятница, 29.04.2011, 18:42 | Сообщение # 103
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
ЛЕГЕНДАРНАЯ БАСТИЛИЯ

Басти́лия (фр. la Bastille, историческое название la Bastille Saint-Antoine) — изначально крепость, построенная в 1370—1381 гг., и место заключения государственных преступников в Париже. В начале Великой французской революции 14 июля 1789 года крепость была взята революционно настроенным населением и через год разрушена, и на её месте подрядчик работ по сносу, Пьер-Франсуа Паллой (Pierre-François Palloy) установил табличку с надписью «Здесь танцуют и всё будет хорошо» (ici l'on danse, ah ça ira, ah ça ira![1]). В настоящее время на месте снесённой крепости находится площадь Бастилии — место пересечения десятка улиц и бульваров с подземным узлом парижского метро из трёх линий и новой Парижской оперой.Первоначальное значение слова Бастилия то же, что и «бастида», и действительно, еще в первой половине XIV столетия Бастилия является только одной из многочисленных башен, окружавших Париж, и называется bastide или bastille Saint-Antoine. С этого времени и начинается история Бастилии.В 1358 г. сторонниками дофина Карла здесь был убит парижский прево Этьен Марсель. Спустя некоторое время, уже при Карле V, Бастилия начинает достраиваться, расширяться и принимает наконец в 1382 г. вид, мало разнящийся от вида на момент разрушения в 1789 г. С этих же пор Бастилия получает характер укреплённого замка, где во время народных возмущений или междоусобиц спасаются короли и другие лица. Это территория богатого монастыря; летописцы того времени называют Бастилию «благочестивым Святым Антонием, королевским замком» (chaste Saint-Antoine, château royal) и причисляют её к лучшим парижским зданиям.В 1471 г. Людовик XI предоставляет монастырским землям колоссальные привилегии, подписывая указ, что поселившиеся здесь ремесленники не будут подчиняться цеховым законам. Это начало расцвета и благополучия Сент-Антуанского предместья (faubourg Saint-Antoine). В 1700 г. здесь насчитывалось 500 столяров, 400 краснодеревщиков, ткацкие, фаянсовые и шпалерные мастерские. Более свободные, эти ремесленники взбунтуются первыми во Французскую революцию 1789 г.Впервые местом заключения Бастилия делается в 1476 г., когда сюда был заключён Жак д’Арманьяк, герцог де Немур, обвинённый в составлении заговора против короля Людовика XI. Несчастный был посажен в железную клетку, откуда выходил только для истязаний, и наконец в 1477 г. его обезглавили.Вторым из более известных узников Бастилии является таинственный обладатель железной маски, (homme au masque de fer) (около 1660-70 гг.), происхождение которого и до сих пор остаётся неразгаданным. Одно из наиболее вероятных предположений — мнение Вольтера, усматривавшего в нём незаконного сына Анны Австрийской, притязаний которого на престол Людовик XIV мог справедливо опасаться.Своим названием этот узник обязан «верной» (от слова «ver» — шелкопряд), шёлковой маске, которую он никогда не снимал; он пользовался преимуществами в сравнении с другими заключёнными, имел право гулять по тюремным дворам, но при условии молчания. И действительно, до самой смерти таинственного заключённого в 1703 г. никто из окружающих не видел его лица и не слышал его голоса.После Людовика XIV и в продолжении всего XVIII века в Бастилии побывали почти все знаменитости века, философы, публицисты и даже книготорговцы, — вообще все лучшие умы того времени. Вольтер здесь был два раза: в 1717 г. за сатиру в адрес герцогини де Верри, и в 1726 г. из-за истории с шевалье де Роганом. А также: Мармонтель, Бомелле, аббат Морелле, Ленге, Алессандро Калиостро, Маркиз де Сад, графиня Де Ламотт, Фуке и многие другие. Даже некоторые книги удостоились чести заключения в Бастилию, как, например, Французская Энциклопедия.Бастилия представляла собою длинное массивное четырехугольное здание, обращенное одной стороной к городу, а другой к предместью, с 8 башнями, обширным внутренним двором, и окруженное широким и глубоким рвом, через который был перекинут висячий мост. Все это вместе было еще окружено стеной, имевшей одни только ворота со стороны Сент-Антуанского предместья. Каждая башня имела помещения трех видов: в самом низу — темный и мрачный погреб, где содержались неспокойные арестанты или пойманные при попытке к бегству; срок пребывания здесь зависел от коменданта крепости. Следующий этаж состоял из одной комнаты с тройною дверью и окошком с тремя решетками. Кроме кровати в комнате были еще стол и два стула. В самом верху башни было еще одно помещение под крышей (calotte), также служившее местом наказания для узников. Дом коменданта и казармы солдат находились во втором, наружном дворе.Что касается порядков, господствовавших в Бастилии, то по единогласному свидетельству современников, они были гораздо строже, чем в других тюрьмах; многое зависело, конечно, и от личности коменданта, и несомненно, что одной из причин падения Бастилии в 1789 г. была крайняя суровость последнего её губернатора Лонэ (фр. Launay). Заключение в тюрьму производилось обыкновенно на основании королевской записки о заточении без суда и следствия (lettre de cachet), подписанной королем, примерно такой:Господин граф де Жюмиляк, пишу вам, чтобы сообщить о помещении в мой замок Бастилию ниженазванного […] и его содержания там до моего нового приказа. На сем прошу Господа Бога, чтобы вас, господин граф де Жюмиляк, свято хранил. Писано в Компьене июля 20-го, году 1765. — Людовик
Ненависть народа к Бастилии достигла ко времени революции своего пика. Даже правительство понимало, что Бастилии скоро придёт конец. Доказательством, например, может служить проект архитектора Корбе (Corbet) от 1784 г. об устройстве площади, названной им площадью Людовика XVI (place de Louis XVI), на занятом тогда ещё Бастилией месте. Но обстоятельства сложились иначе.12 июля 1789 г. Камиль Демулен произнес в Пале-Рояле свою речь, 13 июля был разграблен Арсенал, Дом Инвалидов и городская мэрия (Hôtel de Ville), а 14-го вооруженная многочисленная толпа подступила к Бастилии. Начальниками были избраны Гюлен и Эли (Hulin et Elie), оба офицеры королевских войск. Восставших главным образом интересовал арсенал Бастилии, которым можно было вооружить добровольцев... Делегация горожан предложила коменданту Бастилии маркизу де Лонэ добровольно сдать крепость и открыть арсеналы, на что тот ответил отказом. После этого примерно с часу дня завязалась перестрелка между защитниками крепости и восставшими. Лонэ, отлично зная, что рассчитывать на помощь из Версаля нечего, и что ему долго не устоять против этой осады, решился взорвать Бастилию. Но в то самое время, когда он с зажженным фитилем в руках хотел спуститься в пороховой погреб, два унтер-офицера Беккар и Ферран бросились на него, и, отняв фитиль, заставили созвать военный совет. Почти единогласно было решено сдаться. Был поднят белый флаг, и спустя несколько минут по опущенному подъемному мосту Гюлен и Эли, а за ними огромная толпа, проникли во внутренний двор Бастилии.Дело не обошлось без зверств, и несколько офицеров и солдат были тут же повешены. Семь узников Бастилии были выпущены на волю, между ними был граф де Лорж (Lorges), который содержался здесь в заключении более сорока лет. Крайне интересный архив Бастилии подвергся разграблению, и только часть его сохранилась до наших времен.На следующий день было официально постановлено разрушить и снести Бастилию, и тут же приступили к работам, которые продолжались до 16 мая 1791 года. Из битого камня крепости делали миниатюрные изображения Бастилии и продавали как сувениры. Большая часть каменных блоков послужила строительству моста Конкорд. Маркиз Лафайет отослал один ключ от Бастилии Джорджу Вашингтону, одному из главных участников американской революции и первому президенту Соединённых Штатов. Сегодня ключ можно увидеть в бывшей резиденции президента Маунт-Вернон (Mount Vernon), превращенной в музей. Образовалась обширная пустая площадь; были предложения украсить её каким-нибудь памятником, например, статуей Наполеона, но Бонапарт, тогда еще генерал, предложил построить на этом месте фонтан в виде колоссального слона с башней, и некоторое время здесь действительно стояла деревянная модель этого памятника, увековеченная Виктором Гюго в романе «Отверженные». Наконец, после июльской революции 1830 г., постановлением от 13 декабря было решено построить здесь так называемую июльскую колонну, поначалу известную в народе как иудейскую. Открытие памятника последовало 28 июля 1840 г. Колонна из бронзы высотой почти 80 метров, имеет на вершине гения свободы работы Дюнона, а у основания — барельефы Бари.
И Начиная с 1880 года, годовщина взятия Бастилии празднуется французами как национальный праздник.
Прикрепления: 4439334.jpg(93Kb) · 4011007.jpg(65Kb)


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Пятница, 06.05.2011, 17:08 | Сообщение # 104
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
АЧИПСИНСКАЯ КРЕПОСТЬ
Раннесредневековая эпоха (VII—X вв.) в окрестностях Сочи представлена довольно значительным числом поселений и городищ, крепостей и храмов, могильников и ремесленных центров. Особого расцвета в раннем средневековье достигло местное оборонительное зодчество, представленное в окрестностях Сочи десятками городищ и крепостей. Крупнейшим городищем района является крепость, расположенная на гребне горы у впадения реки Ачипсе в Мзымту северо-восточнее Красной Поляны. Стены прослеживаются с юга на 260 м, с севера — на 350 м, с востока — на 80 м. Лучше всего стены сохранились в северной части крепости (высота угловой башни и прилегающих участков стены от 2 до 6 м) и в юго-восточном углу, где высота стен достигает 5 м. Западная башня имеет прямоугольную в плане форму и построена на естественной возвышенности с искусственной каменной «подушкой». В восточной части сохранились остатки ворот. Здесь в кладке эпизодически встречаются кирпичи. Профиль стены имеет снаружи ступенчатость: наибольшая ширина у фундамента, а выше стена сужается двумя уступами.
Юго-восточный угол крепости представляет своеобразное сооружение, служившее цели подчеркнуть, выпятить рельеф, сделать его неприступным. В этом месте стена раздваивается: один луч продолжается по периметру крепости, а второй устремляется по гребню вниз почти на 50 м, препятствуя проникновению противника через гребень к наименее мощной восточной оборонительной линии, которая из-за действующих оползневых процессов в настоящее время почти полностью разрушена. Характерные строительные детали имеются в северной стене. Здесь на протяжении 160 м было сооружено три башнеобразных полукруглых и треугольных в плане контрфорса, в задачу которых входило поддержать стену над обрывом. Далее к востоку северная стена постепенно теряет свою мощность и местами вообще исчезает, что обусловлено в первую очередь оползнями в сторону ущелья реки Ачипсе. Ширина огороженного стенами пространства в ряде мест превышает 100 м. Это почти ровное плато с двумя-тремя широкими ступенями к Ачипсе.
На верхней ступени прослеживаются в большом количестве каменные фундаменты. Лишь один из них на естественном возвышении в 100 м от западной башни сложен из обработанного камня на известковом растворе и служит основанием значительного сооружения.
В северо-восточном углу этого здания находится помещение размером 4,1X3,6 м. В южной стене сохранился узкий дверной проем. С севера к помещению примыкает массивная полукруглая пристройка, отделенная от внешней стены помещения сквозным каналом, выложенным кирпичом. Вдоль канала в толще стены помещения идет кирпичная кладка в три ряда, Размер кирпича 15X32X3 см.Канал был соединен с помещением узким проходом. Само помещение имело два яруса, отделенных когда-то друг от друга деревянным перекрытием, а теперь заполненных землей. При раскопках здесь было найдено большое число разрозненных человеческих костей и фрагментов глиняных кувшинов с росписью бурой краской Это позволяет предполагать, что рассматриваемая постройка могла служить помещением для погребений, отражающих какой-то еще неизвестный языческий обряд. Остальные развалы на территории крепости сложены из камня насухо без раствора и, вероятно, служили основанием для деревянных зданий. По всей площади, огороженной стенами, и за их пределами на склонах лежит большое количество обломков керамических изделий — пифосов мисок, кувшинов, расписной керамики, пряслиц. Здесь же найдены обломки стеклянных сосудов, а также отдельные железные изделия (топоры, нож и др.). Керамические и железные шлаки говорят о существовании на городище соответствующих производственных центров, а многочисленные кости животных свидетельствуют о развитом скотоводстве.








Прикрепления: 3497131.jpg(147Kb) · 7971950.jpg(145Kb) · 8426679.jpg(141Kb) · 3550141.jpg(142Kb) · 8073664.jpg(142Kb) · 6888110.jpg(148Kb) · 7172503.jpg(148Kb) · 2864972.jpg(147Kb) · 2738528.jpg(142Kb)


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Воскресенье, 08.05.2011, 16:18 | Сообщение # 105
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
ИТАЛИЯ.... ЗАМОК ФЕНИС
Одно слово «замок» наводит на мысли о прошлом, романтике и, конечно же, приключениях. Пережить самое настоящее приключение можно, прогулявшись по замку Фенис в Вале д’Аоста, который разместил свои стены у подножия горы Сен-Жюльен. Главное его отличие от множества подобных ему строений – замок превосходно сохранился. И произошло это не чаяниями реставраторов и владельцев, которые берегли свое имущество пуще зеницы ока, а скорее наоборот… Все дело в том, что замку практически не довелось быть участником боевых действий, соответственно и разрушений и прочих «физических страданий» на его долю не выпадало. Обошли его стороной и пожары, и землетрясения. Одним словом, замок Фенис можно назвать на редкость везучим замком, построенным под счастливой звездой. Хотя выглядит он очень даже солидно, и приключись в окрестностях война, несомненно, смог бы постоять за своих обитателей. Построен замок был в 13 веке. В то время провинцией правило семейство д’Аоста, которое и подарило местности свое благородное имя. Им и суждено было стать основателями замка и его первыми жильцами. Впрочем, они владели замком Фенис не долго, и вскоре у него появился новый хозяин, а затем еще один, и каждый пытался внести в архитектуру и интерьер замка что-нибудь свое. Правда, на крупные изменения их фантазии не хватало и все обошлось мелкими деталями и нововведениями. Такими, например, как надстроенные башни. Но особого внимания замку никто из хозяев не уделял, поэтому он стал быстро разрушаться, в частности, в нем обрушился потолок, да и полы угрожали вот-вот провалиться и похоронить под своими тяжелыми плитами обитателей. Мелкие ремонтные работы в замке иногда проводились, но общей картины запустения и разрухи не меняли. 17 век начался для замок Фенис с очередной смены владельцев, которые, вложив деньги, не подумали о том, что за замком нужно ухаживать. В итоге здание обветшало и вообще приобрело довольно жалкий вид. От него и вовсе бы ничего не осталось, не выкупи его в конце 19 века итальянское правительство. Оно-то и позаботилось о том, чтобы замок сперва хорошенько отремонтировали, вернув ему первозданный блеск, а затем обеспечили ему нужный уход. Логично, что в такие траты государство влезло не просто так, и отнюдь не ради того, чтобы столь выдающийся памятник средневековой архитектуры простаивал впустую. Сегодня за его широкими каменными стенами скрывается музей. В просторных помещениях выставлены фрески лучших мастеров, в том числе с изображениями святых Христофора и Георгия, а также Благовещенье. Фрески предположительно относятся к 15 веку. Кроме того, полностью сохранен интерьер Комнаты Графов, а в одной из башен, как и несколько веков назад располагается голубятня. Голубей в замке разводили неспроста – в случае нападения их выпускали, чтобы предупредить об опасности соседей и позвать их на выручку. Главное направление музея – демонстрация интерьера разных эпох, куда входит мебель, предметы домашнего обихода, декоративные элементы и предметы искусства.Сам замок представляет в плане пятиугольник, окруженный круглыми смотровыми башнями. Юг замка Фенис отмечает башня квадратной формы, служащая входом во второй круг стен. Раньше ее дополняла тяжелая железная решетка, установленная на подъемном механизме. Первый этаж занимают кухня, кабинет для сбора налогов (оказывается, это занятие во все времена пользовалось уважением, раз для него даже отводилось отдельное помещение), комната для занятий и несколько подсобных комнат. На втором этаже заслуживает внимания уже упомянутая Комната Графов, а также приемная и небольшая часовенка.
Прикрепления: 5807952.jpg(166Kb) · 1012364.jpg(122Kb) · 8771707.jpg(172Kb) · 8548033.jpg(142Kb)


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Четверг, 19.05.2011, 17:00 | Сообщение # 106
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
ЛЕГЕНДА О ЗАМКЕ ФАЛЬКЕНБЕРГ

В старом замке Фалькенберг в провинции Лимбург по ночам бродил призрак, и из развалин часто можно было слышать, как он кричит: «Убийство! Убийство!» Так кричит он, обращаясь к северу, югу, востоку и западу. Перед кричащим бегут два маленьких огонька, которые сопровождают его, куда бы он ни повернулся. Голос призрака звучит уже шестьсот лет. И столько же времени путешествуют эти два огонька.
Шестьсот лет назад этот замок блистал красотой, и в нем жили два брата из благородного рода Фалькенбергов, которых звали Валерам и Регинальд. Они оба любили Аликс, дочь графа Клевского, однако сама она предпочитала Валерама. Ее мать и отец были согласны на брак, так что скоро была сыграна свадьба, с пышностью, соответствующей особам столь высокого положения.
Но Регинальд задумал жестоко отомстить своему брату и Аликс. Когда празднование завершилось и молодая пара собиралась отправиться на свадебное ложе, он поспешил войти в опочивальню перед ними и спрятался под кроватью. Погруженная в приятные мечты о любви и счастье, молодая пара не думала о вероломном брате и взошла на кровать — но тут из-под ложа выскочил Регинальд и сначала вонзил свой кинжал в грудь Валерама, а затем в грудь Аликс. Валерам хотел положить руку на кровавую рану, а второй рукой схватить убийцу, но силы его покинули, и он мертвым упал на спину. Регинальд убежал, срезав клок волос с головы несчастной Аликс.
На следующее утро был большой плач и глубокая печаль в замке Фалькенберг, поскольку все любили Валерама за его доброту и приветливость, а Аликс за ее красоту. Никто не сомневался, что убийцей был Регинальд, и чтобы его схватить, во все стороны разослали людей, но его нигде не удалось обнаружить.
В эти времена в лесу около Фалькенберга обитал святой отшельник, который дни и ночи проводил в молениях перед алтарем маленькой церквушки, которая стояла около его жилища. В полночь кто-то постучал в дверь его часовни и во имя небес попросил пустить. Отшельник оторвался от молитвы, открыл дверь и узнал Регинальда. Проливая горькие слезы, тот немедленно пал на колени и попросил выслушать его признания. Отшельник поднял его и посадил на сиденье, после чего Регинальд рассказал все и в качестве доказательства показал руки, забрызганные кровью, которую он никакими способами не мог отмыть. Когда божий человек услышал это, он, содрогнувшись, произнес: «Не в моих силах отпустить столь тяжкий грех, но проведи со мной ночь в молитвах — может быть, Бог даст мне знать, что ты должен сделать, чтобы получить прощение». С этими словами он опустился на колени перед алтарем, и Регинальд встал на колени рядом с ним; они оба начали молиться.
Когда начался рассвет, отшельник поднялся и произнес: «Я получил повеление с небес. Ты должен с этих пор стать набожным нищим пилигримом и пойти на север до самого края земли. Там ты увидишь знак, который скажет тебе все остальное». Регинальд ответил: «Аминь ». Получив благословение святого отца, он сделал шаг к лампе на алтаре и сжег в огне клок волос с головы Аликс. Как ему было сказано отшельником, он покинул церковь и отправился в качестве пилигрима странствовать, направляясь прямо на север. С ним шли два духа — один белый, по правую руку, другой черный, по левую. Черный дух шептал ему на ухо о молодости, рыцарстве, о радостях мира, а белый дух призывал к покаянию, продолжению путешествия и рассказывал о вечной радости тех, чья душа обрела прощение.
Так Регинальд шел на протяжении многих дней, недель и месяцев, пока однажды утром он не дошел до края земли и не увидел перед собой широкий океан. В это же мгновение к берегу подошла лодка, и сидящий в ней человек сделал ему знак, после чего произнес: «Мы тебя ожидали». Поскольку Регинальд знал, что ему будет знак, он ступил в лодку, все еще сопровождаемый двумя духами, и лодочник погреб к большому кораблю, на котором уже были установлены все паруса. Когда Регинальд поднялся на корабль, лодочник исчез, и корабль двинулся прочь. Регинальд вместе с двумя своими спутниками спустился в находившуюся в трюме каюту, где стояли стол и стулья. Каждый из двух призраков после этого устроился за столом, черный дух вытащил пару игральных костей, и духи начали играть на душу Регинальда.
Шесть веков корабль плыл без руля и рулевого, и именно столько времени духи играли на душу Регинальда. Эта игра будет длиться до последнего дня. Моряки, которые плавают в Северном море, часто встречали адский корабль.
Прикрепления: 5325837.gif(11Kb)


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Четверг, 19.05.2011, 18:22 | Сообщение # 107
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
пфаффрода или пфаффрод

Основание замка относится к 1209 году. Он был построен на гранитной скале близ деревни Пфаффрода. С 1352 по 1575 года этим замком владели рыцари. В период тридцатилетней войны, замок был полностью сожжен. Современные строения были возведены в 17 столетии. Здесь есть прекрасная коллекция оружия. После войны в замке был лагерь для беженцев, с 1947 года здесь дом для престарелых.
Прикрепления: 9408029.jpg(81Kb)


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Среда, 25.05.2011, 15:15 | Сообщение # 108
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
ГРАД ГЛУХОВ
предполагают его существование уже в X веке, когда была создана Черниговская епархия и Глухов вошел в ее состав. Первыми поселенцами здесь были северяне, которые в этих лесных и болотистых местах оставили после себя Глуховское городище — VI-VIII века. После разорения в 1239 году монголо-татарами Чернигова в Глухов переехал Черниговский епископ, и с середины XIII века город стал центром Глуховского удельного княжества, полностью зависимого от Золотой Орды. Первым известным нам Глуховским князем в 1247 году был Симеон Михйлович, сын черниговского князя Михаила Всеволодовича. Глуховским князьям принадлежали обширные земли между Глуховом и Новосилем, а также земли к северу от Новосиля — Верхоречье Оки с городами Мценск, Белев, Воротынский, Одоев (теперь Россия). В 1352 году княжество и город постигла печальная участь: эпидемия чумы уничтожила почти всех его жителей. «В Глухове же тогда ни один человек не остался, вси изомриша…» — сказано в летописи. Не одно десятилетие прошло, пока город заново возродился, переходя то к Московскому, то к Литовскому государству и затем, по условиям Деулинского перемирия 1618 года, Глухов отошел к Речи Посполитой. В этот период (1644 год) он получил Магдебургское право.В 1664 году город выдержал осаду войсками короля Яна II Казимира. Героическое сопротивление русско-казацкого гарнизона сломало планы польского командования по возвращению Украины под свой контроль и стало причиной одного из самых крупных поражений Речи Посполитой в русско-польской войне 1654—1667. Ничем особенным не отличавшийся от десятков других маленьких городков Левобережной Украины, Глухов с начала XVIII столетия неожиданно становится в центре важнейших исторических и политических событий. Осенью 1708 г. шведская армия Карла XII вступила на территорию Левобережной Украины и украинский гетман Иван Мазепа перешёл на сторону короля. Узнав об этом, царь Петр, находившийся тогда на Сумщине, приказал немедленно разрушить гетманскую столицу — Батурин и собрать украинскую казацкую старшину в Глухове для избрания нового гетмана. Николаевская церковь (памятник истории и архитектуры национального значения, 1693)5 января 1708 г. в городе, в присутствии царя, состоялась заочная казнь Мазепы, после которой его предали анафеме — церковному проклятию. А 6 ноября гетманом Левобережной Украины был выбран Иван Скоропадский. Глухов становится столичным городом до конца XVIII столетия: после разрушения Батурина войсками Петра І, с 1708 по 1764 гг. становится столицей украинских гетманов. В Глухове была расположена Церковь Святой Троицы, где была наложена анафема на гетмана Мазепу, впоследствии она неоднократно горела и в 1956 году по решению местных властей её взорвали и на её месте построили вокзал. В первой половине века город имел мощные укрепления — земляной вал с частоколом и четырьмя воротами. Но в 1748 году сильный пожар до такой степени уничтожил город, что даже очертания его улиц нельзя было нанести на схему. И тогда по рекомендации императрицы Елизаветы Петровны, благоволившей к Украине, гетман Кирилл Разумовский пригласил молодого петербургского архитектора Андрея Васильевича Квасова. Под его руководством и по его проектам город был возрождён и полностью перестроен. Сооружены дворец, ставший резиденцией гетьмана, церковь, два пансионата для детей «благородного малороссийского шляхетства», библиотека, придворная опера и другие здания. А после упразднения в 1764 г. гетманской системы правления по просьбе генерал-губернатора Малороссии графа Петра Александровича Румянцева-Задунайского А.Квасов построил в Глухове трёхэтажное здание Малороссийской коллегии, которое современники называли «восьмым чудом света». В XVIII столетии город приобрёл важное значение для Левобережной Украины — и как административный и культурный центр, и как средоточие новейших по тем временам производств. В Глухове отливали пушки и церковные колокола, изготовляли медную посуду, действовал крупнейший кирпичный завод, производили кафель.


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Среда, 20.07.2011, 15:28 | Сообщение # 109
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Чембало




Чембало (итал. Cembalo, укр. Чембало, крымскотат. Çembalo) — генуэзская (позже — турецкая под именем Балаклава) крепость в Крыму, памятник архитектуры, ныне находящийся на территории города Балаклавы (пригорода Севастополя). Ансамбль крепостных сооружений расположен на вершине и склонах горы Крепостной (бывш. Кастрон). Ныне пребывает в руинированном состоянии и служит главной достопримечательностью города. К башням крепости ведут специальные лестницы от набережной Назукина.

Генуэзский период
Генуэзцы обосновались на территории современной Балаклавы около 1343 года (следов более древних строений на территории крепости не сохранилось). Примерно в середине XIV века на горе Кастрон появились первые крепостные укрепления. Судя по всему, по северному склону это был ров и вал, укреплённый частоколом, а с северо-востока была устроена каменная башня с воротным поездом. Следы этих первоначальных сооружений сохранились на северном склоне горы. Однако в 1354 году ордынский хан Джанибек взял крепость и сжёг существовавшие к тому времени строения.
После заключения мирного договора гора с остатками укреплений была возвращена генуэзцам и крепость была отстроена заново. На Крепостной горе был построен Город Святого Николая (Верхний город) — административную часть крепости — и Город Святого Георгия (Нижний или Внешний город), окружённый тремя линиями стен (с северо-восточной, западной и южной сторон), в котором жили простые горожане.

Располагавшаяся в Городе Святого Николая администрация включала двух казначеев, судью-викария, епископа, старейшин, рассыльного и трубачей. Гарнизон крепости к XV веку состоял из сорока стрелков (причём в их число входили цирюльник, два трубача и полицейский пристав). Семеро из них во главе с комендантом осуществляли постоянную охрану Верхнего города Святого Николая.
В начале XV века гарнизону крепости пришлось участвовать в столкновениях с отрядами располагавшегося в горах на юго-западе Крыма княжества Феодоро (языком княжества был греческий). Крепость была захвачена феодоритами в 1423 году. Генуэзцы вскоре выгнали из крепости феодоритов; в целях продолжения военных действий те основали неподалёку свою крепость (Каламиту), а генуэзцы поспешили укрепить Чембало (в 1424—1425 годах). В 1433—1434 Чембало вновь была захвачена феодоритами. Осада крепости под руководством Карло Ломеллино увенчалась успехом: почти все осаждённые феодориты погибли, а их предводитель Олу-бей (тюркское прозвище мангупского царевича, сына феодорийского князя Алексея; настоящее имя которого неизвестно) попал в плен.
В 1460-х годах укрепления Города святого Георгия были перестроены, а в юго-восточном углу была воздвигнута цитадель с мощной башней-донжоном, которая находилась в одной из самых высоких точек.
На вершине утёса находился Город святого Николая — цитадель, окружённая с одной стороны обрывом, а с другой мощными стенами с восемью башнями, причём две башни стояли особняком и не были соединены со стенами. Внутри цитадели находился консульский замок-башня (предположительно около 15 м в высоту), массария (таможня) и церковь, которая, вероятно, служила усыпальницей знатных жителей. Консул избирался в Генуе сроком на год и являлся главной исполнительной и судебной власти города, он также вместе с кастеляном Замка святого Николая был начальником гарнизона, состоявшего из 40 арбалетчиков. Личной гвардией консула, по-видимому, были несколько татарских кавалеристов.
На склоне горы находился Город святого Георгия, в котором жила большая часть горожан — ремесленники, торговцы, рыбаки. Нижний город был также окружён стенами с шестью башнями, а с юга был защищён ещё и обрывом. Внизу, под горой, в бухте, размещался порт и рынок.
В 1460-х годах укрепления Города святого Георгия были перестроены, а в юго-восточном углу была возвигнута цитадель с мощной башней-донжоном, которая находилась в одной из самых высоких точек, на вершине утеса, и на сегодняшний момент сохранился на полную высоту (около 20 м). Донжон имел три яруса: первый был занят цистерной с водой, второй этаж был жилым (там сохранились остатки камина), третий ярус занимал дозор, не исключено, что донжон также использовался как маяк. Вода в цистерну поступала по глиняному трубопроводу из источника Кефало-Вриси (греч. Κεφαλή Βρύση — голова [начало] источника), который находится в верху одноимённой балки, на горе Спилия (греч. Σπήλια — пещера); источник до сих пор используется для водоснабжения Балаклавы. (Такая же цистерна для сбора воды, вероятно, находилась в нижнем ярусе консульской башни).
Прикрепления: 4917228.jpg(101Kb) · 9096987.jpg(50Kb) · 4336335.jpg(81Kb)


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Среда, 20.07.2011, 15:51 | Сообщение # 110
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Генуэзская крепость в Судаке




Генуэ́зская кре́пость — крепость в городе Судаке (Крым, Украина), построенная генуэзцами в период с 1371 по 1469 годы, как опорный пункт своей колонии.греч. Σουγδαία (Сугде́я) Солдайя (итал. Soldaia).

Крепость расположена на древнем коралловом рифе, представляющем собой конусообразную гору (гора Кыз-Кулле-Бурун (крымскотат. Qız Qulle Burun — «мыс девичьей башни») или Крепостная), около Судакской бухты Чёрного моря. Площадь крепости почти 30 гектаров.

Удачное расположение крепости и мощные фортификационные сооружения делали крепость почти неприступной: с запада крепость труднодоступна, с юга и востока её защищают отвесные стены горы, спускающиеся к морю; с северо-востока вырыт глубокий ров.

В крепости два яруса обороны — нижний и верхний. Нижний ярус защищён стеной 6—8 метров высоты и 1,5—2 метра толщины. Стена укреплена четырнадцатью боевыми башнями высотой 15 метров и комплексом Главных ворот. Каждая башня называлась именем консула, при котором её построили, об этом говорят сохранившиеся на некоторых башнях плиты с геральдической символикой и надписями на средневековой латыни.

Верхний ярус обороны включал в себя башни и Консульский замок, соединённые в один комплекс стеной, идущей по самому гребню горы, а также комплекс Дозорной башни. Между верхним и нижним ярусами обороны располагался город.

По легенде, записанной в позднем источнике «Судакском синаксаре», крепость была построена в 212 году аланами, однако никаких археологических подтверждений этой дате до сегодняшнего дня не обнаружено. В связи с этим многие ученые датируют её возведение концом VII века и связывают его с хазарами или византийцами. Крепостью, кроме хазар, византийцев и генуэзцев, владели также половцы (XI—XIII вв.), золотоордынцы (XIII—XIV вв.) и турки (XV—XVIII вв).

В кино: Благодаря своей живописности, хорошей сохранности древних строений и легкодоступности, Судакская крепость часто использовалась как колоритная натура в исторических, приключенческих и сказочных фильмах.
Отелло (фильм, 1955)
Кольца Альманзора (фильм) (1973)
Пираты XX века (1979)
Одиночное плавание (1985)
Русь изначальная (фильм) (1985)
Зонтик для новобрачных (1986)
Одиссея капитана Блада (фильм, 1991)
Сократ (фильм) (1991)
Мастер и Маргарита (телесериал) (2005)
Прикрепления: 2254438.jpg(107Kb) · 3534754.jpg(117Kb) · 6389716.jpg(86Kb)


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Среда, 20.07.2011, 16:34 | Сообщение # 111
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
«Генуэзская крепость Кафа».


Генуэ́зская кре́пость — средневековые укрепления в городе Феодосия (Крым, Украина), построенные Генуэзской республикой в XIV веке для обороны своего крупнейшего владения в Крыму — Кафы. Расположена на берегу Феодосийской залива в южной части города. В настоящее время историко-архитектурный заповедник «Генуэзская крепость Кафа».
Крепость имела две линии укреплений: цитадель и внешнюю часть. Цитадель была возведена в 1340—1343 годах вокруг Карантинного холма, на крутых в сторону моря склонах, которые могли служить первичной преградой для врагов, достраивалась ещё в течение десяти лет. Цитадель построена из известняка на известковом растворе с тщательно затертыми швами. Строительные материалы для крепости добывались обычно в местах выхода на поверхность скальных пород на склонах окружающих гор или из дна моря. Длина стен цитадели составляла 718 м, из которых сохранились 469 м. Стены достигали по высоте 11 м и 2 м в ширину.
Периметр наружной крепости составлял почти 5,5 км и включал в себя более 30 башен. Под крепостными стенами пролегал глубокий ров, наполненный водой, служивший как оборонительное сооружение и как канал для отвода ливневых стоков в море. В плане городская крепость напоминала амфитеатр, сценой которого выступала Феодосийская бухта. В цитадели размещались консульский дворец, казначейство, резиденция латинского епископа, здание суда с балконом для объявления консульских постановлений, конторы для проверки весов, склады и магазины особенно ценных товаров — драгоценных камней, меха, шелков.
В XIX веке большинство сооружений были разобраны. До настоящего времени сохранилась южная стена цитадели с двумя башнями (башня Святого Климента и башня Криско), часть западной стены, пилоны ворот, несколько башен в разных частях города (Доковая, Константина, круглая). На территории цитадели также сохранились мост, турецкие бани и несколько церквей:

церковь Иоанна Предтечи (1348 год);
церковь Святого Иоанна Богослова (XIV ст.);
церковь Святого Георгия (XIV ст.);
церковь Святого Стефана (XIV ст.).
Доковая башня. Защищала восточную часть города и причал, служила морскими воротами города. Остатки крепостного рва, служившего также каналом для отвода ливневых стоков.
Прикрепления: 4258589.jpg(90Kb)


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Среда, 20.07.2011, 16:53 | Сообщение # 112
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
ТАНА

Тана — средневековый город на левом берегу Дона, в районе современного города Азов (Ростовская область РФ). Существовал в XII—XV веках под властью итальянской торговой республики Генуя (см. Генуэзские колонии в Северном Причерноморье).

Недалеко от Таны, основанной в конце XII века итальянскими купцами из Венецианской республики, в античные времена, с III века до н. э. по начало V века н. э. существовала древнегреческая колония Танаис, данные о которой сохранились в римских хрониках, так как несмотря на постепенное замещение греческого населения местным скифско-сарматским, город сохранил связи со Средиземноморьем, входил в состав Боспорского царства, а затем был зависим от Римской империи, как и другие города Северного Причерноморья и Приазовья. В начале V века под натиском кочевых племен гуннов Танаис пришел в упадок и был разрушен.
Оживление торговли, происходившее в восточном Средиземноморье с конца XI века, было отчасти связано с ослаблением Византии, которая хотя уже и не в состоянии была поддерживать эллинские порядки в Северном Причерноморье, но долгое время не пропускала купцов итальянских талассократических государств через Босфор. Захват Константинополя в 1204 году крестоносцами привел к сосредоточению торговли в руках венецианцев и генуэзцев.
В конце XII века Тана возникла как торговое поселение венецианских купцов на изменившемся основном рукаве устья Дона, ныне называемом Старый Дон. После 1204 контроль над городом перешёл к Генуе, превратившей его в военно-торговую крепость. В городе жили итальянские купцы и моряки, исключительно мужчины. Самым доходным занятием была работорговля. Рабы (татары и особенно высоко ценившиеся славяне-сакалиба, известные на Западе как «белые татары») в огромных количествах продавались на рынках Таны для всего Средиземноморья от Сирии и Египта до Франции и Испании. Тем временем степи в округе Таны наполняются кочевниками-тюрками — печенегами и половцами.В половецкое время колония Тана стала называться сокращённо Тан и перешла в подчинение татаро-монголам. В 1380 году итальянцы даже участвовали в Куликовской битве на стороне монголов. В XIII—XV веках Тана являлась вассалом Золотой Орды. В 1395 году войска Тамерлана сровняли город с землёй, полностью разрушив стены. В 1475 захвачена турками и вскоре прекратила существование. Во времена Османской империи, вместо Таны вырос татарский город Азов, ныне в составе РФ.
P.S... ФОТО НЕТ!
А ВСЕ ФОТО ГЕНУЭЗКИХ КРЕПОСТЕЙ ТУТ: http://www.google.ru/search?....spell=1


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Среда, 20.07.2011, 17:29 | Сообщение # 113
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Хо́стинская кре́пость

(так же встречается название Генуэзская крепость) - остатки древнего сооружения, предположительно оборонительной крепости, в северо-восточной части заповедника «Тисо-самшитовая роща», над рекой на правом берегу Хоста в 6 км от Черного моря. Правый берег реки Хосты здесь 100-метровым каскадом обрывов уходит вниз. Вершина обрыва над берегом Хосты является также вершиной довольно значительного уклона вниз в другую сторону. По реке, перпендикулярно ей, нижняя и верхняя граница сооружения не имеют крутых обрывов, но движение затрудняется уклоном вниз в другую сторону от реки.
К 2010 году сохранились остатки 4 башен и несколько фрагментов стены, сложенные из известняка на известковом растворе. Прямо на фрагментах стен, высоко над землей растут старые самшиты и грабы.
Находится в труднодоступной части парка из - за обрывов и обвалов камней и осколков скал. По дороге к остаткам сооружения администрацией парка вывешены таблички с запрещением прохода и требованием вернуться в безопасную часть. Не рекомендуется посещение объекта в одиночку- дорога к нему опасна.
Современная библиография по Сочи из книг изданных большими тиражами либо вообще не упоминает эту достопримечательность, либо дает сомнительные сведения, без ссылок на оригиальные публикации или исследования авторитетных ученых. Одна из наиболее распространных версий, по которой это сооружение получило название Генуэзской крепости, связывается с торговцами из Генуи, имевших где-то в этом районе, согласно итальянским картам XIII-XV вв. генуэзскую торговую факторию называвшуюся Коста, и отождествляющими факторию и эту крепость. К недостаткам этой версии относится, то что крепость находится далеко от моря, в трудно доступом месте, добраться до которого по реке тяжело и опасно, так как Хоста неширокая, мелкая речка, легко преграждающаяся заторами из стволов деревьев и камней, а по берегам она окруженна густыми зарослями, в которых легко сделать засаду, так как ширина речки между скал невелика и почти в любом месте даже камень легко докинуть до противоположного берега. После дождей, из-за обилия порогов речка вряд ли позволяла двигаться по ней на лодках.
Фрагменты стены и остатки башен скрепленные известковым раствором, под открытым небом простоявшие не один век, еще крепки. Но несколько подкопов, сделанных под башни уже видимо в последнее десятилетие привело к появлению значительной трещины-щели.

Прикрепления: 5560970.jpg(311Kb)


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
ГостьДата: Суббота, 23.07.2011, 15:23 | Сообщение # 114
Группа: Заглянувшие





Какой интересный форум! Столько всего находите! Вы - Молодцы! A-38 A-38 A-38
 
COUNTESSДата: Суббота, 23.07.2011, 17:34 | Сообщение # 115
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Quote (Гость)
Какой интересный форум! Столько всего находите! Вы - Молодцы!

СПАСИБО ВАМ! ЗАХОДИТЕ СЮДА ПОЖАЛУЙСТА, ПОЧАЩЕ! Я ВАМ ОЧЕНЬ РАДА! 235
235 235 235 235


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Среда, 27.07.2011, 16:18 | Сообщение # 116
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Замок принцессы Ольденбургской

История замка

В 1879 году император Александр II подарил на свадьбу своей родственнице, светлейшей княгине Евгении Максимилиановне Романовской, герцогине Лейхтенбергской (по мужу — принцессе Ольденбургской), имение в посёлке Рамонь Воронежской губернии. В 1883 году по проекту архитектора Христофора Нейслера началось возведение замка для супругов. За три года были возведены стены метровой толщины, а к 1887 году была завершена внутренняя отделка. Замок был построен в староанглийском стиле. Напротив дворца были построены ворота с башней и вмонтированными в нее часами швейцарской фирмы «Винтер», названный «свитским корпусом», так как там размещалась свита, сопровождавшая знатных особ, посещавших замок. Сама же принцесса тем временем обустраивала жизнь в селе. В частности, она построила первую в России конфетную фабрику с применением паровых машин, которая получила название «Паровая фабрика конфет и шоколада» и позднее стала прародительницей Воронежской кондитерской фабрики. Продукция фабрики имела международное признание. Также в селе появилась водонапорная башня, а рядом с ней — два дома для прислуги принцессы. Именно при ней была учреждена стипендия Её высочества принцессы Ольденбургской, появились столовая и лечебница для местных жителей и железная дорога. При этом в посёлок постоянно приезжали новые крестьяне. В итоге Рамонь стала расширяться и из захолустного поселения превратилась в довольно зажиточное.
В 1901 году 33-х летний сын Евгении и Александра Ольденбургских Пётр женился на 19-летней сестре императора Николая II Ольге. В подарок им неподалёку от замка был построен особняк, прозванный «Уютным». Однако подарок не понравился Ольге, и для молодожёнов было куплено соседнее имение, названное впоследствии Ольгино. После Октябрьской революции хозяйка замка была вынуждена перебраться во Францию, а затем в Канаду, город Торонто. Имение было разорено неким управляющим по фамилии Кох. С 1917 года в нём по очереди располагались казарма, школа, больница, заводоуправление и т. д. В годы войны фашисты, узнав, что у хозяев замка немецкие корни, отказались его бомбить, разослав листовки: «Дворец бомбить не будем». Во время бомбардировок местные жители стали прятаться в нём.
С конца 1970-х годов замок закрыт на реставрацию, с того дня как замок был закрыт, исчезли все ценные вещи, картины, предметы утвари... И Всё это время здание непригодно для эксплуатации, но несмотря на это в нём проводятся экскурсии. В 2007 году территориальным управлением Росимущества по Воронежской области, администрацией области и администрацией Рамонского района было принято решение о сдаче замка в аренду сроком на 25 лет. Одним из основных условий арендного договора является сохранение замка как памятника архитектуры федерального значения. Однако конкурс не состоялся по причине того, что его участники высказались за увеличение срока аренды и включение в арендную плату (от 2 миллионов рублей в год) инвестиционной составляющей.
Весной 2007 года в Рамонь с дружественным визитом прибыл праправнук русского царя Александра II английский принц сэр Майкл Кентский. Он учредил именную стипендию лучшим студентам Воронежского государственного университета и, по слухам, собирался выкупить замок, однако местные власти не дали добро на эту сделку, поскольку объект является федеральной собственностью.
20 октября 2009 года в Рамони состоялась презентация проекта реставрации замка, выполненного немецкими архитекторами. Дворец также посетила герцогиня Ольденбургская Бибиан Дорнер. В планах инвесторов восстановление исторической части замка и воссоздание окружающей территории с сохранением всех имевшихся зданий, а также строительство гостиничного комплекса, который, по планам архитекторов, должен гармонично вписаться в исторический ансамбль. Инвестиции в проект планируются полностью с немецкой стороны. Общая сумма инвестиций составит около 40 миллионов евро. Инициатором проекта выступила немецкая компания «Ониксдата», автор проекта — архитектор Жан Пьер де Л'Ор.
4 февраля 2010 года губернатор Воронежской области Алексей Гордеев объявил, что до конца года в Рамонском районе планируется создать туристический центр. В рамках проекта будут произведены строительство гостиницы «Замок „Рамонь“» и реконструкция замка.
5 июля замок принцессы Ольденбургской стал первым культурным объектом, попавшим в сферу контроля только что созданного Фонда поддержки культурного наследия Воронежской области.
9 сентября планировалось провести ещё один аукцион на право аренды замка сроком на 49 лет, однако 1 сентября ГУ «Фонд государственного имущества Воронежской области» объявило о его переносе на неопределённый срок. В Правительстве Воронежской области было пояснено, что причина «в технических недоработках при составлении документации для проведения аукциона».
Очередная встреча с немецкими инвесторами состоялась в конце ноября 2010 года. Компания ONIKSDATA не отказалась от участия в проекте. Областное правительство предложило инвесторам два варианта сотрудничества: либо через заключение договора аренды, либо через концессионное соглашение. Также было обещано, что в течение декабря будут определены объёмы, условия и сроки проведения реконструкции.
С 28 декабря 2010 года замок перешёл в областную собственность.
О замке ходит множество легенд, связанных с привидениями. В частности, одно из преданий гласит, что штукатурка в подвале, осыпаясь, образовала силуэт принцессы с протянутой рукой!!!. Существует местное поверье, согласно которому некий колдун, находясь на смертном одре, проклял замок, сказав, что тот никогда не будет восстановлен. Кроме того, ещё при жизни принцессы ходили слухи, что в подземельях замка она организовала тюрьму, где якобы терзала узников, которых потом отдавали на съедение посаженному там же на цепь медведю. Есть также и слухи о том, что экстрасенсы при помощи специальных приборов установили, что в замке присутствует источник мощнейшей отрицательной энергии. Людская молва также рассказывала, что муж Евгении, Александр, был связан с "древним Орденом колдунов и магов". Существует миф и о том, что рабочие, восстанавливавшие замок в 80-х годах и жившие в специально оборудованных ночлежках, не могли уснуть из-за ощущения, что в замке по ночам кто-то бродит, а когда они принесли в замок кошку, то она убежала от стен, "как ошпаренная".
-------
В народе дворец Ольденбургских называют замком с приведениями. На его башню обычно поднимаются только самые смелые туристы. Уникальный дворцовый комплекс с 30 объектами, лесом и рекой был свадебным подарком императора Александра II своей племяннице Великой княжне Евгении Романовой, после замужества ставшей принцессой Ольденбургской.
После революции во дворце размещались школы, больницы, институт, дом пионеров, библиотека. Но почему-то ни одно учреждение надолго здесь не задерживалось. Тогда-то старожилы поселка Рамонь и заговорили о проклятье, якобы наложенном на замок местным колдуном, которого убил муж принцессы.
Вера Смирнова, экскурсовод: «На смертном одре колдун проклял замок. Испуская дух, он завещал, что этот дворец никогда не восстановится».
Строение пустует уже 30 лет, на его реставрацию выделялись копейки. В прошлом году финансирование из федерального бюджета и вовсе прекратили. Имение Ольденбургских находится в федеральной собственности, при этом являясь памятником истории и архитектуры регионального значения.
Татьяна Старцева, начальник Государственной инспекции охраны исторического наследия Воронежской области: «Это нонсенс. В законодательстве таких случаев не предусмотрено. Получается, что область не имеет права финансировать никакие работы, так как эта собственность в Российской Федерации».
Огромные старинные камины и уникальная дворцовая отделка демонтированы, пока они хранятся в одном из воронежских музеев.
В некоторых залах появляться просто опасно для жизни. Посетителей прежде всего интересуют дворцовые тайны. А еще сюда спешат охотники за привидениями. Уфологи считают замок аномальной зоной.
Вера Смирнова, экскурсовод: «Я называю себя первым приведением этого архитектурного ансамбля, поскольку я здесь практически живу. Но это не совсем шутка. У одной из стен эксперты нашли три больших энергетических пятна».
Краеведы уже собрали не один десяток загадочных историй об этом замке. Экскурсоводы ведут туристов в подвал дворца. Там в прошлом году отвалилась штукатурка у восточной стены, и полумраке кто-то разглядел женский силуэт с протянутой рукой.
Вера Смирнова, экскурсовод: «Складывалось впечатление, что наша принцесса на протянутой руке держит свой страдающий замок и не дает ему упасть».
Дважды управление Росимущества объявляло конкурс на право долгосрочной аренды дворца. Федеральную собственность с загадочной репутацией предлагали арендовать за два миллиона рублей в год.
На реставрацию исторического строения нужно как минимум 10 миллионов долларов. Узнав об этом, потенциальные инвесторы от замка с привидениями отказывались.
Некоторые жители дворцового комплекса, приватизировавшие комнаты в бывших домах для прислуги и свиты, сами не прочь увидеть привидение принцессы.
Тамара Серткова, житель поселка Рамонь: «Слава Богу, никаких привидений мы не видели. Но некоторым людям они являются».
Еще год назад местные власти обратились в Управление госимущества с просьбой передать дворцовый комплекс в областную собственность, чтобы превратить его в крупный туристический центр. Ответа не последовало.
Чиновники считают, что дворец необходимо сдать в аренду на 25 лет с условием его восстановления. Пока за брошенным замком под присмотром местных жителей.
-------
ЗАМОК С ПРИВИДЕНИЯМИ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗНАЧЕНИЯ
На гербе небольшого города Рамонь, что в Воронежской области, — изображение замка с привидениями! Дело в том, что замок принцессы Ольденбургской не только главная историко-архитектурная достопримечательность города, не только «памятник архитектуры федерального значения», но и аномальная зона.
Староанглийский замок в черноземной глубинке — это уже само по себе необычное явление, уже аномалия! Да еще, ко всему прочему, об этом месте ходит столько легенд и рассказывается столько страшных историй, что сия рамонская историко-архитектурная достопримечательность вполне может составить конкуренцию даже пресловутому Тауэру. Разве что туристы здесь бывают гораздо реже, чем там. Многие байки из рамонского замка — явно откровенная художественная чушь, но есть и очень похожие на правду.
"В то время чета Ольденбургских жила в Петербурге. Но вот как-то ночью принцесса примчалась в замок. Она была в дорожном плаще и черной вуали. Поднялась в спальню и заперлась там. Наутро из спальни не вышла. Сказалась больной, но от лекарств и докторов отказалась. Болела несколько дней. В одну из ночей сын управляющего проснулся и зачем-то отправился в спальню к отцу. Открыв дверь, обмер от страха. В спальне отца стояла принцесса. В плаще и в черной вуали. Вдруг она повернулась и откинула вуаль. Мальчик увидел, что лицо у хозяйки белое-белое, словно мертвое. Потом принцесса наклонилась и поцеловала спящего в губы, и тут паренек упал без сознания. Наутро няня рассказала ему, что отец внезапно заболел, а его самого нашли в обмороке на пороге спальни. А днем в калитку постучалась цыганка и стала просить милостыню. Когда сын управляющего вынес ей денег, цыганка сурово сказала: Если до заката не сдернешь с ведьмы вуаль, ничто не спасет твоего отца."
…Принцесса лежала в спальне на кровати с балдахином все в той же черной вуали. Мальчик рывком сорвал ее. Призрак вскочил, протянул к нему руки и исчез.
В это время у подъезда остановилась карета, и из нее вышла настоящая принцесса Ольденбургская. Она сильно удивилась поднявшемуся переполоху. Но потом хозяйке рассказали про ее двойника. Евгения Максимилиановна внимательно выслушала рассказ и, конечно, не поверила. А управляющий, кстати, выздоровел…
"На гербе небольшого города Рамонь, что в Воронежской области, - изображение замка с привидениями! Дело в том, что замок принцессы Ольденбургской не только главная историко-архитектурная достопримечательность города, не только памятник архитектуры федерального значения, но и аномальная зона."
Староанглийский замок в черноземной глубинке - это уже само по себе необычное явление, уже аномалия! Да еще, ко всему прочему, об этом месте ходит столько легенд и рассказывается столько страшных историй, что сия рамонская историко-архитектурная достопримечательность вполне может составить конкуренцию даже пресловутому Тауэру. Разве что туристы здесь бывают гораздо реже, чем там. Многие байки из рамонского замка - явно откровенная художественная чушь, но есть и очень похожие на правду.
Свадебный подарок императора
Поместье в Рамонском уезде Воронежской губернии стало свадебным подарком императора Александра II племяннице - великой княжне Евгении Максимилиановне Романовой. По отцу Евгения была герцогиней Лейхтенбергской, по мужу - принцессой Ольденбургской. В Рамонь принцесса Евгения Максимилиановна приехала дождливым летом 1879 года. Вступив во владения, занялась хозяйственными делами. В 1887 году в имении было закончено строительство дворца. Оно длилось четыре года. Небольшой двухэтажный замок в староанглийском стиле из красного кирпича, местами отделанный белым, расположился на склоне горы. Стрельчатые окна, узкие бойницы, витые чугунные решетки… Внешне замок выглядит спокойным и мирным. (Правда, очень смущает его несимметричность!) Внутри он просторен и уютен. На второй этаж ведет дубовая лестница в два поворота. Есть два больших камина. На потолке, выложенном из лакированных дубовых шестигранников, - удивительные рисунки, выжженные рукой самой принцессы. Имя автора проекта здания осталось тайной - одной из многих, связанных с рамонским замком. Было время, когда авторство пытались приписать хозяйке поместья, но трудно представить, что молодая женщина царских кровей являлась автором столь совершенного архитектурного проекта. Есть мнение, что проект был совместным творчеством принца Александра - мужа Евгении Максимилиановны и некоего, опять-таки неизвестного таинственного архитектора.
Аномальная зона
"Экстрасенсы с помощью своих способностей, а физики с помощью своих приборов доказали, что в замке принцессы Ольденбургской находится сильнейшее поле отрицательной энергии. Кто-то из исследователей даже заявил, что это зона с мощнейшей паранормальной активностью, которая помогает выходить в другие измерения. Этакий рамонский аналог Аркаима и Синшаити. Неизвестно, уходил ли кто-то отсюда в другие измерения, но есть абсолютно достоверные факты, что в замке люди падают в обмороки, что здесь не живут мыши и крысы, дохнут мухи… И не только мухи. Здесь дохнут также видеокамеры и фотоаппараты. Замок словно избавляется от любых непрошеных гостей и ко всему прочему оставляет их без фото- и видеоподтверждений впечатлений. Ученые-исследователи же объясняют все эти явления тем, что пронизывающие здание энергетические фонтаны нещадно влияют на психику людей и на чувствительную аппаратуру, а в народе говорят, что на замке принцессы Ольденбургской лежит проклятие. С авторством проклятия тоже существует неопределенность. Но чаще всего его приписывают какому-то лекарю-колдуну, который, согласно легенде, однажды вылечил принцессу от страшного недуга, а в качестве платы за спасение стал настойчиво требовать ее любви. За такое кощунство в частности и за колдовство вообще колдуна то ли сожгли на костре, то ли порешили осиновым колом - не суть важно. Умирая, он якобы проклял замок вместе со всеми его обитателями. "
Слухи, слухи, слухи…
"Согласно историческим сведениям, принцесса Евгения занималась благотворительностью: помогала учебным заведениям, учредила стипендию Ее Высочества принцессы Ольденбургской, вступила в губернский статистический комитет. Для местных жителей и рабочих были открыты лечебница и бесплатная столовая, начала действовать железнодорожная ветка. Однако еще при жизни принцессы поползли слухи, что в подземельях замка она устроила тюрьму, в которой терзают узников. Что там же внизу посажен на цепь медведь, которому отдают на расправу провинившихся людей. А потом души растерзанных бродят по замку… На появление этой легенды, возможно, повлияло то, что принцесса держала под замком зверинец, и звуки, издаваемые животными, вполне могли быть теми самыми криками и стонами томящихся в темнице несчастных узников или воем духов. "
Людская молва (или, может, какие-то наши современники с богатой нездоровой фантазией) приписала всяческие жуткие злодеяния не только самой принцессе Евгении, но и ее мужу - принцу Александру. Он, мол, был связан с Орденом колдунов, откуда был изгнан за какие-то черные дела, которыми продолжал заниматься до самой смерти. Где-то на глухом болоте в рамонских лесах он даже воздвиг алтарь, чтобы служить свои сатанинские мессы. Прямо какое-то жуткое средневековье в конце достаточно просвещенного XIX века! К слову, принц действительно был человеком пресвященным и пользовался уважением не только при российском императорском дворе, но и при дворах доброй половины Европы.
А вот история про жестокого управляющего более реалистична. Якобы однажды он выгнал голой на мороз молодую служанку за то, что та плохо вымыла посуду. Бедолага погибла лютой смертью, и, может быть, именно ее призрак до сих пор бродит ночами по двору замка. Кстати, про этого призрака женского пола рассказывают многие местные жители. А, пожалуй, самая знаменитая из легенд замка Ольденбургских - легенда про Черную вуаль.
"В то время чета Ольденбургских жила в Петербурге. Но вот как-то ночью принцесса примчалась в замок. Она была в дорожном плаще и черной вуали. Поднялась в спальню и заперлась там. Наутро из спальни не вышла. Сказалась больной, но от лекарств и докторов отказалась. Болела несколько дней. В одну из ночей сын управляющего проснулся и зачем-то отправился в спальню к отцу. Открыв дверь, обмер от страха. В спальне отца стояла принцесса. В плаще и в черной вуали. Вдруг она повернулась и откинула вуаль. Мальчик увидел, что лицо у хозяйки белое-белое, словно мертвое. Потом принцесса наклонилась и поцеловала спящего в губы, и тут паренек упал без сознания. Наутро няня рассказала ему, что отец внезапно заболел, а его самого нашли в обмороке на пороге спальни. А днем в калитку постучалась цыганка и стала просить милостыню. Когда сын управляющего вынес ей денег, цыганка сурово сказала: Если до заката не сдернешь с ведьмы вуаль, ничто не спасет твоего отца."
…Принцесса лежала в спальне на кровати с балдахином все в той же черной вуали. Мальчик рывком сорвал ее. Призрак вскочил, протянул к нему руки и исчез.
В это время у подъезда остановилась карета, и из нее вышла настоящая принцесса Ольденбургская. Она сильно удивилась поднявшемуся переполоху. Но потом хозяйке рассказали про ее двойника. Евгения Максимилиановна внимательно выслушала рассказ и, конечно, не поверила. А управляющий, кстати, выздоровел…
В 1908 году дворец перешел в собственность сына Евгении Максимилиановны, а она переехала в Петербург. Там принцесса Ольденбургская вела большую просветительскую и общественную работу. В 1917-м, когда началась революция, с семьей эмигрировала во Францию. А в ее рамонском особняке с тех пор размещались сначала школа, затем тифозный лазарет, потом химико-технологический институт, заводоуправление, Дом пионеров, районная библиотека, музыкальная школа. В конце 70-х здание было признано аварийным. Началась реставрация, которая уж больно затянулась и, вполне вероятно, никогда не сможет быть завершена отнюдь не по банальной причине отсутствия финансирования.
"Архитектор Александр Руднев, работавший в 80-х на восстановлении замка, рассказывал: Когда в замке начался ремонт, рабочие еще не отказывались ночевать тут же, по месту работы. Для этого были специально оборудованы две комнаты на первом этаже в правом крыле здания. Они жаловались, что их мучили ночные кошмары, что наутро они просыпались разбитыми. По ночам люди слышали странные шумы. Иногда они походили на звуки катящегося по полу шара, иногда слышались приглушенные крики и стоны, иногда как будто хлопали крылья птиц, что-то щелкало и билось... Работа у реставраторов не клеилась. А однажды в прекрасный солнечный летний день в открытую дверь здания залетел голубь. Сразу после того, как птица попала вовнутрь, с ней стало происходить что-то невообразимое. Голубь свалился навзничь на пол и бессильно забил крыльями. Он пытался подняться, но тщетно и беспомощно катался по полу. Я поднял птицу и вынес ее на улицу. И только там голубь успокоился, перестал бить крыльями и через несколько минут смог взлететь. Однажды рабочие принесли кошку, но она шарахнулась от стен и словно ошпаренная выскочила на улицу. Никакой едой ее невозможно было заманить внутрь. "
"Непонятные вещи происходили постоянно. У одного рабочего вдруг отнялись ноги. До этого он чувствовал себя совершенно нормально. Причем через три месяца, когда из-за болезни он перестал бывать в замке, так же неожиданно наступило выздоровление. "
Многие из тех, кто в разные годы принимал участие в реставрации замка, поверили в то, что замок действительно проклят, и утверждают, что это призраки мешают работам. Может быть, призраки замка Ольденбургских, как и все другие привидения, не хотят, чтобы кто-то мешал им спокойно упиваться своей вековой болью?
А что касается принцессы Ольденбургской… Она после смерти мужа жила еще очень долго и несчастливо. Все в порядке у нее было лишь со здоровьем. Умерла Евгения Максимилиановна далеко от Родины, в Торонто, в 1925 году в возрасте восьмидесяти лет. О ней, о ее благородных делах, о ее знатной семье сказано и написано немало, но до сих пор загадки принцессы и ее замка не дают покоя ни серьезным ученым, ни исследователям аномальных явлений, ни обывателям. Пожалуй, если вы выдумаете и потом расскажете кому-нибудь из местных какую-нибудь совершенно фантастическую, совершенно ужасную историю, даже если ваш рассказ не будет подтвержден свидетельскими показаниями, вам наверняка поверят. То ли потому, что хотят верить, что рядом происходят необыкновенные вещи, то ли потому, что необыкновенные вещи действительно происходят. Кстати, ходят слухи, что и в наше время у замка проходят обряды инициации и служат черные мессы сатанисты.

МНОГО ИНТЕРЕСНОГО ЕСТЬ И ТУТ http://dreamworlds.ru/intersn....jj.html
Прикрепления: 7492293.jpg(150Kb)


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Среда, 27.07.2011, 16:36 | Сообщение # 117
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Амалиенборг
Королевский дворец Амалиенборг (датск. Amalienborg) в Копенгагене является официальной резиденцией и местом проживания Датской Королевской семьи.
Название свое получил от имени жены Фредерика III, королевы Софии Амалии (датс. Cophie Amalie, 1628-85), которая в 1673 году построила на этом месте дворец под названием Sophie Amalienborg, сгоревший при пожаре в 1689 году.
Ансамбль был заложен по указанию самого короля Фредерика 5 к 300-летнему юбилею коронации Кристиана I (Christian I), родоначальника Ольденбургской королевской династии.
Амалиенборг стал выполнять роль королевской резиденции после пожара дворца Кристиансборг (датск.
Возведен в 1750-54гг. для гофмаршала Мольтке (датск. А.G.Moltke), откуда и второе название особняк Мольтке. После пожара дворца Кристиансборг в 1794 году, когда королевская семья осталась без крова, король Кристиан VII приобретает особняк в свое пользование.
С 1808 года здание используется для двора Фредерика VI. В 1852-85гг. здесь находилось Министерство Иностранных дел. С 1885 года особняк используется исключительно для гостей королевской семьи и презентаций.
На короткое время становился резиденцией наследника престола Фредерика IX и коронованной Принцессы Ингрид, а также Королевы Маргрет и Принца Хенрика в период реставрации их личных резиденций.
В 1971-75гг. в помещениях особняка была оборудована детская комната, а позднее учебный класс для принцев Фредерика и Йоакима.
В 1982 году началась реставрация фасада здания, а в 1971-75гг. произведена реставрация интерьеров. Особняк Кристиана VII бывает открыт для публичного посещения.
Особняк Кристиана VIII (датск. Christian VIII Palæ), известный так же под именем особняка Левецау, от имени бывшего члена тайного совета К. Ф. Левецау (датск. Christian Frederik Levetzau) был построен в 1750-60гг. Дворец был куплен казной в 1794 году для наследника Принца Фредерика. Внутренние интерьеры были модернизированы и отделаны в стиле французского ампира архитектором Николаем Абилдгором (датск. Nicolai Abildgaard). После смерти в 1805 наследного Принца, особняк переходит к его сыну, Принцу Кристиану Фредерику. После вхождения в 1839 году Кристиана на престол, особняк стал называться именем короля Кристиана VIII.
В 1848 году Кристиан VIII скончался, в 1881 году скончалась его вдова, королева Каролина (датск. Caroline) . С 1885 по 1898 год в здании располагалось Министерство Иностранных дел Дании. Позднее здесь поселился наследный принц Кристиан (в 1912 году, взошедший на трон как Кристиан Х) со своей супругой. После смерти Кристиана Х в 1947 году, через несколько, лет здесь поселился наследный принц Кнуд (датск. Knud).
В 1980х годах интерьеры дворца Кристиана VIII были отреставрированы. Сегодня здесь находится королевская библиотека, залы для приемов и Музейное собрание королевской ветви Глюксбургов. Особняк Кристиана VIII или «особняк Левецау» открыт для публичного посещения.
Особняк Фредерика VIII, или особняк Брокдорфа (датс. Brockdorffs Palæ), был построен в 1750-60 для барона Йоакима Врокдорфа (датск. Joachim Brockdorff). После его смерти в 1763 году, дворец переходит в собственность гофмаршала Мольтке (датск. A.G.Moltke). Через два года особняк приобретает король Фредерик V.
С 1767 года особняк использовался в качестве Кадетской Академии. Затем Фредерик VI передает особняк своей дочери, Принцессе Вильхельмине (датск. Vilhelmine), обручившейся с престолонаследником Фредериком VII. После распада этого брака в 1837 году и до 1869 года, когда сюда вселился следующий наследный принц Фредерик, особняк служил различным членам королевской фамилии. Престолонаследник становится Королем Фредериком VIII в 1906 году, откуда и происходит теперешнее название особняка.
После реставрации особняка в 1934 году он переходит в пользование следующего престолонаследника, Фредерика IX и Коронованной принцессы Ингрид. Оставщись впоследствии вдовой, Королева Ингрид (датск. Dronning Ingrid) проживала в особняке вплоть до своей кончины в ноябре 2000 года.
Особняк Кристиана IХ
Известный под именем особняка Шак начал возводиться в 1750 году. Четыре года позднее тайный советник Северин Левенскъельд (датск. Severin Løvenskiold) снимает принятые на себя экономические обязательства по строительству и здание переходит во владение графини А. С. Шак (датс. Anne Sophie Schak), которая передает его своему приемному сыну Хансу Шаку.
Последний же в 1757 году становится зятем фельдмаршала Молтке, который в свою очередь не только ссудил деньги на завершение строительства, но и выделил лучших мастеровых для отделки внутренних интерьеров.
После пожара Кристиансборга особняк приобретается для Престолонаследника Фредерика VI. Здание соединяют переходом с особняком Молтке (особняк Кристиана VII) галереей на уровне второго этажа, несомой восемью ионическими колоннами, что не препятствует движению транспорта на прилегающей улице Amaliegade.
C 1839 года здание использовалось для Верховного Суда и Министерства Иностранных дел. В 1863 году особняк переходит в личное пользование Кристиану IX, откуда он приобретает свое существующее до сих пор название. Прознанный «Свекром Европы», он прожил здесь до своей смерти в 1906 году.
В 1967 году особняк Кристиана IX переходит в пользование Принцессы Маргреты и Принца Хенрика. Особняк Кристиана IX является официальной резиденцией Ее Величества Королевы Дании Маргреты II и Его Высочества Хенрика, Принца Дании.
Первоначальный дворец Cophie Amalienborg, располагавшийся на этом месте, сгорел в результате пожара, возникшего в придворном театре во время оперного спектакля. В документах указывается что погибло 171 человек. Здание не восстанавливалось.
Архитектурный ансамбль Амалиенборг имеет протяженность с севера на юг 203 м, а с востока на запад 195 м. Восьмиугольная площадь не имеет равных сторон. Стороны занимаемые зданиями имеют протяженность в 46 м, сторона примыкающая к улице Amaliegade протяженностью почти в 60 м, а со стороны улицы Frederiksgade около 56 м.
На фасаде особняка Кристиана VII, или особняка Мольтке, при его возведении красовался Королевский орден Слона (датск. Elefantordenen (R.E.)), так как владелец, гофмаршал Адам Готлиб Мольтке являлся Рыцарем Ордена. С ходом времени эта деталь была утеряна и лишь при реставрации особняка в 2003 году восстановлена. Теперь Орден Слона на фасаде здания появляется ближе к концу нисходящего года.
Во время Второй мировой войны, под двумя зданиями был прорыт подземный тоннель. Эта необходимость была продиктована желанием избежать возможности захвата членов королевской семьи в качестве заложников.
В историко-архитектурный ансамбль Амалиенборг входят:
1. Особняк Кристиана VII или особняк Мольтке
2. Особняк Кристиана VIII или особняк Левецау. Резиденция Наследника престола.=
3. Особняк Фредерика VIII или особняк Врокдорфа
4. Особняк Кристиана IX или особняк Шак. Резиденция Королевы.
5. Колоннада, соединяющая особняки Мольтке и Шак.
6. Манеж, прилегающий к особняку Мольтке со стороны улицы Frederiksgade.
7. Особняк Бернстофф (датс. Bernstorffs Palæ), со стороны улицы Bredgade. Частное владение.
8. Особняк Ден. (датс. Dehns Palæ), со стороны улицы Bredgade. Частное владение.
9. Церковь Фредерика, известная под именем Мраморной Церкви.
10. Конная статуя Фредерика V
11. Разбитый со стороны гавани парк (датск. Amaliehaven)

На дворцовой площади происходит торжественная смена караула Ее Величества Королевы Дании Маргреты II.
P.S.... ФОТО Я НЕ НАШЛА


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Четверг, 28.07.2011, 16:48 | Сообщение # 118
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
башни Сан-Марино (итал. Torri di San Marino) — средневековые строения на трёх вершинах горы Монте-Титано.

Башни-крепости являются символом свободы страны, изображены на флаге и гербе страны, их изображение также чеканится на сан-маринских монетах евро.

Гуаита — старейшая башня, построена как тюрьма в XI веке. Вторая башня — Честа, была построена в XIII веке, находится на высшей точке Сан-Марино (750 м над уровнем моря). В 1956 году в башне был открыт музей старинного оружия. Третья башня — Монтале была построена в XIV веке. В отличие от других, широкий доступ посетителей в неё ограничен.
ГУАИТА


ЧЕСТА

[

МОНТАЛЕ

[

------
Гуаита или Прима-Торре (итал. Guaita, Prima Torre) — одна из башен Сан-Марино на горе Монте-Титано.

В переводе с итальянского обозначает Первая башня. Из трёх знаменитых башен она построена первой, в XI веке, некоторое время использовалась как тюрьма. Неоднократно (1475, 1481, 1502, 1549, 1615, 1623) башня достраивалась и перестраивалась, часто служив жителям страны как крепость.

Конструкция башни состоит из двух колец стен. Внутреннее кольцо периодами служило тюрьмой вплоть до 1970 года, хотя обычно срок пребывания был ограничен несколькими месяцами.

Сегодня башня — один из популярных туристических аттракционов в стране. С неё можно наблюдать живописные виды Сан-Марино, видны и итальянские земли. В южной башне находится небольшая католическая часовня с алтарём в честь Святой Варвары (итал. Cappella di Santa Barbara).

Башня Гуаита чеканится на санмаринских монетах достоинством в 0,05 евро.
Гуаита, Честа и Монтале имеют разную высоту и внешний вид, но изображаются одинаковыми на флаге и гербе страны, причём, с пером на вершине.
------
Ла Честа или Фратта или Секонда-Торре (итал. La Cesta, Fratta, Seconda Torre) — одна из трёх башен Сан-Марино, расположенная на вершине горы Титано (755 м).

В переводе с итальянского обозначает Вторая башня. Впервые упоминается в документах в 1253. В 1320 башня вошла в комплекс второй оборонительной стены города. В 16 веке были построены современные ворота в башню, перестроенные в 1596.

Несмотря на многочисленные перестройки, башня в целом сохраняет свой первоначальный средневековый облик. В 1924 она была отреставрирована.

С 1956 в башне расположен Музей старинного оружия, содержащий в своей экспозиции около 700 образцов доспехов, холодного и огнестрельного оружия различного времени.

Наряду с башнями Гуаита и Монтале изображена на гербе и флаге Сан-Марино.
------
Монтале или Терца Торре (итал. Montale, Terza Torre) — одна из трёх башен Сан-Марино.

В переводе с итальянского обозначает Третья башня. Небольшая по объёму, имеет пятиугольную форму. До постройки в 1320 стены не имела сообщения с остальными двумя башнями. До 1479 служила сигнальной башней для защиты от нападений войска Малатеста, находившегося в соседнем замке Фьорентино. После присоединения замка к Сан-Марино башня потеряла свою роль. В 1743, 1817 и 1935 она реставрировалась.

В настоящее время, в отличие от других башен, доступ посетителей в Монтале ограничен.
Прикрепления: 2038513.jpg(130Kb) · 9137035.jpg(55Kb) · 7182421.jpg(71Kb)


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Четверг, 04.08.2011, 17:13 | Сообщение # 119
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Замок Кокнесе (Кокенхузен - Kokenhusen)-(13 век)


Замок рижского архиепископа в Кокнесе был основан в 1209 г. Бесспорно, что на конкурсе красоты среди самых живописных руин Латвии Кокнесе заняла бы первое место. Даже полуразрушенный замок прибавляет очарования этому древнему месту.
Археологические раскопки, проведенные здесь, показали, что в этой местности люди нашли себе пристанище уже в седую старину - в каменном веке (ок. I тысячелетия до н.э. Около VII в. нашей эры в Кокнесе пришли предки латышей и построили себе деревянный замок, вокруг которого образовался довольно крупный город. Выходцы из Кокнесе позднее основали замки в Бебри, Виеталве, Локстене, Олинькалнсе и др. местностях. Раскопками археологов установлено, что в V-IX вв. городище уже было плотно застроено, обнаружены срубы, печи для выплавки железа и др.
Расположенное у впадения речки Персе в Даугаву Кокнесе процветало. По Даугаве издалека приплывали русские, немецкие и даже скандинавские купцы и викинги. Они привозили местным жителям - латгалам, земгалам и селам - ткани, железо и стеклянные изделия, получая в обмен кожи, воск и хлеб. Викинги в IX-XI вв. поднимались по Даугаве на небольших ладьях с малой осадкой, которые было легко перетаскивать через пороги и водоразделы, и, возможно, основали неподалеку от Кокнесе свой замок Аскраде (Айзкраукле).
Беспокойными соседями были жившие в верховье Даугавы русские, мало-помалу продвигавшиеся к низовью Даугавы. Согласно одной из версий, некий полоцкий удельный князь построил в X в. на горе Криевукалнс себе замок, по названию которого гора якобы получила свое наименование, означающее в переводе “Гора русских”. Однако историческими исследованиями это не подтверждено. В отличие от нагрянувших позже крестоносцев, православие пришло на эти земли мирным путем (кто хотел - крестился, а кто не хотел, мог спокойно поклоняться своим божествам). Согласно исследованиям, проведенным в Кокнесском и Ерсикском замках, эти княжества в XI в. стали данниками Руси под названиями Кокне и Яр Руско (под такими наименованиями они фигурируют в некоторых летописях). В XI-XII вв. у жителей этих замков были широко распространены в быту символы христианской веры (крестики, энкольпионы, изображения святых). Здесь же были построены церкви с колоколами, иконами и иной православной церковной утварью. В лексике современного латышского языка, относящейся к церковному культу, до сих пор сохранилось много заимствований из древнерусского языка.
В переводе “Кокнесис” дословно означает “несущий деревья”. С др. стороны, считается, что “Кокна” - это древнее название реки Персе. Название “Кокна” для реки Персе, однако, впервые встречается в изданном в 1630 г. в Амстердаме атласе Меркатора Atlas minor. Название самой Кокнесе впервые появляется на карте Ливонии И. Портантиуса из атласа А. Ортелия “Theatrum orbis terrarum” первое издание которой вышло в 1576 г., где оно обозначено как Kakenhauzen. Кстати, под этим названием указаны два значка крепости друг напротив друга на разных берегах Даугавы, - но вряд ли Кокнесе когда-то существовало на обоих берегах реки, скорее, там просто было пропущено название Алтенского замка! Латвийский город Кокенхауз на карте Меркатора отмечен в 1595 г. на карте Литвы из атласа “Atlas sive Cosmographicae meditationes”, изданного в Дуйсбурге. На карте Курземе, Земгале и Жемайтии Н. Сансон д’Аббевиля 1659 г. из его атласа, изданного в Париже в 1664-67 гг., есть очередная версия названия городка: Kochenhaus.
Если бы название “Кокна” относилось к ливскому словесному образованию, то слово Kokenaiz переводилось бы как “Место Кокны”, или место возле Кокны. Русские называли его Куконос, в немецких документах оно называется Кукенойс, Коцанойс, Кокенхузен, Кокенус. Хронист Генрих Латвийский пишет его как Kukonoys, исходя из диалекта латгалов того времени. На современном латгальском диалекте упомянутое слово звучит Kuknojs, почти так же, как в хронике. По преданию, это место получило свое название от Кокнесиса - владельца деревянного замка Кокнесе, стоявшего на берегу Даугавы недалеко от устья Персе. Согласно другому преданию, замок Кокнесе был основан другом Лачплесиса богатырем Кокнесисом. В эпосе “Лачплесис” Андрея Пумпурса мы читаем следующее: “Люди зовут меня Кокнесис,/ И здесь я считаюсь сильнейшим,/ Бревна таскаю для крепости я/ Из близрастущего леса./ Рою я рвы, насыпаю валы,/ Бревенчатый тын воздвигаю,/ Так как убежище надобно нам/ От всяких бед и напастей...” (Пер. Владимира Державина.)
К моменту появления немцев в XII в. крепость Кокнесе и ее жители находились в зависимости от полоцкого князя. В ту эпоху Кокнесе - оживленный торговый центр с обширными поселениями вокруг крепостного холма. Согласно немецкой хронике Генриха Латвийского, Кокнесе и Ерсика - столицы удельных княжеств, старейшие в Ливонии. Они управляли своими владениями, собирали дань с местного населения, правили среди них суд, помогали Полоцку оборонять свои западные рубежи.
В Рифмованной хронике встречается высказывание о битве под Кокнесе, которая якобы произошла между немцами и Каупо еще во времена епископа Бертольда (1197-98): “В его [Бертольда] время у христиан было сражение с литовцами, рядом с которыми русские стояли; христианам трудно приходилось. Под Кокнесе на поле битвы, где конец нашли враг и друг: три сотни христиан там пали и язычники друг подле друга на этом поле смерти полегли, которое стало красным от крови. Там Каупо был ранен; но жизнь еще дарована была ему, он лишь только домой вернулся, там и умер в своих мучениях.” Кстати, этот же эпизод описывается и в хронике Бальтазара Руссова, где Каупо именуется “Кобис”. Историки подвергают сомнению эту информацию: вряд ли такая битва могла состояться в те времена, когда позиции немецкой колонии в долине Даугавы были еще очень слабы. Да и упомянутый в хронике факт смерти Каупо также не соответствует действительности - он пал в битве в Эстонии двадцатью годами позже, в 1217 г.
В письменных источниках деревянный замок Кокнесе упоминаются уже около 1200 г. Построенный здесь замок являлся организационным центром феодального княжества для общей борьбы латышей, ливов и русских против немцев. Но в хронике Генриха Латвийского Кокнесе впервые упоминается только в 1205 г. (на четвертый год существования Риги). Хронист называет Кокнесе русским замком (castrum Ruthenicum) и упоминает в качестве тамошнего “короля” (rex) некоего Ветсеке. Нельзя сказать, что у этого правителя Кокнесе была счастливая судьба как в жизни, так и в истории. История даже не сохранила его подлинного имени. Называемый в немецких хрониках Весцеке, Ветсеке, Весцека, в Новгородской летописи он именуется Вячко. А изданный в 1931 г. путеводитель Б. Лиепиньша “Vadonis pa Koknesi” называет его даже русским князем Вячеславом Борисовичем (!) - хотя происхождение князя пока точно не доказано (считается, что он был ливом или латгалом).
Некоторые историки полагают в нем родственника полоцкого князя, т.е. русского. По последней версии, он происходит из латгалов, как и Висвалдис Ерсикский. Однозначно лишь то, что в качестве данника он подчинялся Владимиру - князю Полоцкому и являлся православным. Известно также, что в замке подвизался священником диакон по имени Стефан и находился русский гарнизон. Это заставляет также предполагать наличие в городке Кокнесе русского торгового двора, который и охраняли эти воины. Кстати, указанный диакон был послом Полоцкого князя Владимира на встрече с Альбертом, епископом Рижским, 30 мая 1206 г. у реки Огре (которая достаточно подробно освещена в хронике Генриха Латвийского).
Историк А. Швабе по этому русскому вопросу писал следующее: “Кроме Ерсики, русским (А.Ш. подчеркивает это курсивом!) был еще второй замок - в Кокнесе, где управлял Староста (Vecakais у А.Ш.). С помощью обоих этих замков русские держали в подчинении латгалов и подступы к Даугаве. Ерсикский гауптман (pilskungs) Висвалдис и староста (на этот раз без большой буквы в начале слова у А.Ш.) Кокнесского замка были только наместниками в Латгалии, потому что истинным хозяином земли был Вальдемар в Полоцке. Ливы, селы и латгалы являлись подданными этого князя и платили ему подати. В его власти было крестить латгалов или оставить их некрещеными, взыскивать с них налоги или отменять последние. В Ерсике имелось множество православных церквей с колоколами и иконами и в Кокнесе жил какой-то русский дьякон.” Кстати, в свете сказанного А. Швабе можно заметить, что он не упоминает имени правителя Кокнесе: возможно, что все толкования имени Вячко, Весцека и пр. - беспочвенны и есть всего лишь искаженное латышское Vecakais, означающее слово из смыслового ряда типа: староста, старший, старейшина.
О первоначальных взаимоотношениях владетелей Кокнесе с епископом Альбертом говорит в своем многотомном труде “История государства Российского” Н.М. Карамзин: “Россияне назывались господами Ливонии, имели даже крепость на Двине, Кокенойс (ныне Кокенхузен); однако ж, собирая дань с жителей, не препятствовали Альбергу волею и неволею крестить идолопоклонников. Сей хитрый Епископ от времени до времени дарил Князя Полоцкого, Владимира, уверяя его, что Немцы думают единственно о распространении истинной Веры. Но Альберт говорил, как Христианин, а действовал, как Политик: умножал число воинов, строил крепости, хотел и духовного и мирского господства.” Летом 1205 г. крестоносцы под предводительством епископа Альберта столкнулись с ливами из Икшкиле: последовало разрушение города Лиелварде (уже 4 года как отданного во владение некоему рыцарю Баннерову) и сожжение ливских замков Айзкраукле и Лиелварде. Чтобы сохранить мир в своих землях, Вячко отправился на корабле вниз по Даугаве в Айзкраукле и был вынужден заключить мир с человеком, которого он ненавидел больше всех на свете - Альбертом, епископом Рижским.Вторжение крестоносцев препятствовало свободной торговле и политическим интересам Полоцка, поэтому в 1206 г. полоцкий князь Владимир организовал поход против вторгшихся в страну захватчиков. Весной он с войсками отправился вниз по Даугаве и расположился в замке Кокнесе. 30 мая у речки Вогене (Огре) состоялось совещание с ливами и латгалами о совместных действиях против крестоносцев (куда были приглашены и представители Рижского епископа, но они не явились). Участники совещания приняли решение напасть на Саласпилс и Ригу, но предпринятый поход оказался неудачным.
Летом 1207 г., когда из Германии в Ригу прибыла новая большая группа крестоносцев, Вячко счел разумным (в связи с участием в неудачном походе князя Владимира) прибыть в Ригу к епископу - якобы просить помощи против нападений литовцев, за что от него, “закрыв глаза на прошлые прегрешения”, потребовали половину его замка и земель. Летом того же года немецкие рыцари нарушили заключенный договор. Вассал епископа в Лиелварде рыцарь Баннеров, назвав в качестве причины различные несогласия (думается, по вопросам границ), ночью неожиданно вторгся в Кокнесский замок и взял в плен Вячко с его семьей и дружиной, собрал все замковое имущество, и сообщил о произошедшем епископу. Епископ Альберт осудил его действия, приказал освободить Вячко и вернуть правителю Кокнесе его замок и собственность, а затем пригласил Вячко в Ригу, одарил лошадьми и дорогой одеждой и после совместно отпразднованной Пасхи отпустил в Кокнесе.
Вячко дали с собой “двадцать деятельных мужей с оружием и лошадьми, рыцарей и арбалетчиков, а также каменщиков, чтобы укрепить замок” (попросту начать строить для немцев каменный замок). Зная, что епископ Альберт готовится отправиться в Германию, и через какое-то время убедившись, что он уже отбыл, Вячко со своими людьми напал на немцев, когда те в замковом рву ломали скалы и были без брони и оружия. 17 оказались убитыми, а троим удалось убежать и добраться до Риги. В это время епископа Альберта и крестоносцев (числом более 300 человек), которые отслужили свой год и собирались вернуться на родину, встречный ветер надолго задержал в устье Даугавы. Услышав о случившемся, епископ приказал крестоносцам вернуться в Ригу, чтобы затем отправиться в Кокнесе. После разгрома и пленения войск Вячко в 1208 г. немцы их как христиан отпустили на свободу, но Вячко, не осмелившись снова принять бой с намного превосходящими силами противника, сжег замок и отправился на Русь, чтобы, как говорит хронист, никогда не возвращаться в свои земли. Хотя крестоносцы уже возвели деревянный замок, явившийся в 1209 г. в Кокнесе епископ приказал на месте сожженного по его приказу “языческого городища” возводить каменный христианский замок, “твердыню веры”, и замок был перестроен из доломита и валунов. Ему предстояло быть, по слову хрониста, "сильно могучим". Альберт оставил в замке гарнизон и половину замка отдал Рудольфу из Ерихова, назначив того управителем замка и окружающей местности. Треть земель Вячко досталась Ордену меченосцев. Кокнесский замок был достроен еще только до половины, когда на него весной 1210 г. напали литовцы, но хотя в замке оставался только Рудольф из Ерихова с небольшим гарнизоном, не смогли его взять.Летом 1213 г. окрестные жители сбежались в Кокнесе и другие укрепленные места и тем спасли свою жизнь от литовцев. Литовцы переправились через Даугаву, разграбили обширную местность, достигли Трикаты, где взяли в плен Талибалдса, старейшину этого округа, и его сына Варибулса. На обратном пути в Литву Талибалдс бежал и, по слову хрониста, “десять дней хлеба не евши, радостный возвратился на родину”. Хронист повествует об интересном событии, случившемся перед этим походом: “Но литовцы, не соблюдая заключенного с немцами мира, пришли к Даугаве, призвали несколько человек из Кокнесского замка и бросили копье в Даугаву, отзывая мир”. По мнению А. Швабе, таким образом формально объявлялась война. Аналогичным образом объявляли войну древние римляне (по римскому историку I в. Титу Ливию).Вооруженные конфликты случались часто. В хронике отмечено: “Кокнесские рыцари вместе с местными леттами не раз грабили селов и литовцев, разоряя их села и приграничье, иных убивая, иных беря в плен и, подстерегая на дороге, причиняли им большой ущерб”. В 1225 г. русские войска еще раз напали на эту местность и после этого больше не появлялись здесь. Поэтому ошибочно утверждение некоторых историков, что жители окрестностей Кокнесе - это облатышенные потомки полоцких русских, хотя русские играли роль в жизни Кокнесе и позже. Сохранился документ от 13 июля 1277 г., в котором рижский архиепископ Иоанн выделяет городу Кокнесе земельные участки для сенокоса, где, среди прочего, упоминается земля Рутзекина, человека русского происхождения. В рижской Долговой книге, из которой сохранились записи за 1286-1352 гг., упоминаются русские купцы из Кокнесе. В 1300 г. отмечен торговец воском Johannes Creys de Kokenhusen, что, по мнению А. Цауне, следует переводить как “Янис Криевс из Кокнесе”. Здесь же многократно упомянут некий Плуцеке из Кокнесе. В 1212 или 1214 г. управляющим замком был назначен рыцарь Мейнард. В 1213 г. Орден меченосцев обменял свою треть Кокнесе на Аутине и окончательно ушел из Кокнесе, которое стало полностью епископским владением. В начале того же года через Кокнесе с согласия рыцарей прошли литовские налетчики по пути в Эстонию. Они вторглись в Сакалу, захватили большую добычу, но ради безопасности вернулись другим путем. Немцы упрекнули литовцев в том, что те грабили в Сакале, которая уже была подчинена епископу. Здесь хронист отмечает: “Однако литовцы ответили - и это была правда, - что эстонцы до сих пор ходят, задрав нос, и не слушают ни немцев, ни других народов”. В конце 1214 г. кокнесские рыцари снова разграбили Ерсику. Генрих Латвийский называет имена предводителей этого похода: Мейнард, Иоганнес и Иордан. После гибели Мейнарда епископ отдал Кокнесе Теодориху, прозванному Кокнесским Дитрихом (Dietrich von Kukenois), одному из наиболее воинственных и удачливых своих вассалов. Вместе с другими немцами он воевал против русского Новгородского княжества, где Кокнесский немецко-латышский отряд в бою заслужил особую похвалу. Хроника Генриха рассказывает, что в 1218 г. Дитрих вместе с жителями Кокнесе участвовал в большом походе против Ревеля. В то время гарнизон Кокнесского замка состоял из 74 немцев и 15 крещеных латышей. Неожиданно получив сведения о находящихся поблизости русских, эти воины направились им навстречу и после сражения вблизи Эмайыги с превосходящим по силе противником заставили его отступить. Затем в 1219 г. жители Кокнесе, заключив союз с другими, отправились на Русь и разорили обширную область вокруг Пскова. В том же году псковичи, объединившись с литовцами, напали на Кокнесе. Гарнизон замка и местные жители напали на литовцев в лесу, перебили их и после этого с подошедшими жителями края напали на псковичей и изгнали их.
Подобные взаимные грабительские набеги продолжались и в последующие годы. В начале зимы 1221 г. Кокнесский Теодорих со своими людьми напал на литовцев, которые в качестве союзников русских возвращались из Пскова, уничтожили их почти всех и взяли богатую добычу. Зимой они вторглись на Русь и захватили много добычи. То же происходило и позднее. Например, хронист Кельх говорит, что рыцари еще в 1226 г. победив россиян близ Кокенгузена, убили их 3000; но это сражение было, по мнению Н.М. Карамзина, не с россиянами, а с литовцами и курляндцами. Большая часть воинов, бывших с крестоносцами, являлись местными жителями. По мнению Хагемейстара, Теодорих женился на Софии, дочери Всеслава, правителя Эргли. Теодориху принадлежали также владения у оз. Лубанс, поскольку ему была отдана в лен Варкская земля (впоследствии Варакляны). Судя по всему, кокнесские Дитрихи были неравнодушны к имени София: сын этого рыцаря женился на Софии, дочери кокнесского Вячко (как все-таки складывается по-разному судьба отца и дочери!), и земли епископа пополнились приданым Софии - бассейном р. Айвиексте между Даугавой и оз. Лубанс. Согласно документам, Софии имела владения и в Германии. 22 августа 1254 г. графы Гольштейнские Иоганн и Герхард отдали в ленное владение, но нам неизвестно, за какие заслуги, Софии-правительнице Кокнесе владения в Германии. Эти владения то ли принадлежали ранее Бернарду из Хойи, то ли София потом сдавала эти земли ему в аренду от своего имени.Во второй половине XIII в., после смерти рыцаря Дитриха-младшего из Кокнесе, его предприимчивая вдова София вышла замуж второй раз - за Ханса фон Тизенхаузена, представителя рода, который через некоторое время стал одним из четырех наиболее могущественных дворянских родов Ливонии. Кокнесские Тизенхаузены построили в своем округе несколько каменных замков: Эргли, Берзауне, Калснаву и Тирзу. Роду Тизенхаузенов Кокнесе принадлежало до 1395 г. (хотя и в 1539 г. упоминалось, что Иоганну Тизенхаузену принадлежит дом в городе Кокнесе). В 1541 г. Крист. Валмесс продал Тизенхаузену дом в городе. Тизенхаузены постоянно враждовали с архиепископом, и в пору особенно жестоких распрей между Орденом и архиепископом Иоанном II (1286-1294) и орденским магистром Хальтом они получили возможность повлиять на своего сюзерена. В 1292 г. вассалы архиепископа во главе с Хансом Тизенхаузеном по наущению магистра заманили его в Кокнесе и заточили в мокрый подвал замка, вымогая деньги. Через две недели (невероятная по тем временам скорость!) пришла булла из Рима от папы Целестина V об отлучении раба Божьего Ханса Тизенхаузена от Церкви. Так ничего и не добившись, ему пришлось с извинениями отпустить архиепископа. Хотя архиепископа Иоанна II освободили, но спустя недолгое время у магистра Ордена Готфрида фон Рогге снова начались разногласия с преемником Иоанна II - архиепископом Иоанном III (1295-1300). Этого архиепископа также обманом заключили в тюрьму в 1298 г. и таскали между Турайдой и Кокнесе, пока он не уступил требованиям магистра.В войне между Орденом и городом Ригой после первоначальных неудач победил Орден. Иоанн III однако все же оставил Кокнесе за собой. В 1397 г. произошло соглашение с вассалами - архиепископ полностью вернул Кокнесе и создал там свое фогтство, а окружающие земли оставили за собой вассалы, в основном Тизенхаузены. Сыновья мятежного Ханса Тизенхаузена были помилованы в 1342 г. Как сообщает К. Левис оф Менар: “Кокнесе единственный раз было сдано в лен господам фон Тизенхаузен [лишь] до второй половины XIV в.”Немцы основали возле замка новый город между Персе и Даугавой. Он был укреплен с трех сторон валами, а с четвертой стороны тесно примыкал к форбургу. Сформировавшийся вокруг замка городок Кокнесе был архиепископским городом на особом положении (таких в Ливонии насчитывалось всего четыре - Рига, Лимбажи, Кокнесе и Страупе). Кокнесе являлся старейшим из них (unser kerken stadt Kokenhuszen, Kackenhausen): 13 июля 1277 г. архиепископ Иоанн I (1273-1284) присвоил ему права города и определил границы, раздавая гражданам Кокнесе земельные участки из владений архиепископа. Он же впервые упоминает городские стены - значит, уже в XIII в. город был опоясан стеной. О статусе города напоминает городская печать 1469 г., где изображены сложенные андреевским крестом епископский жезл с кривым концом и ключ над ладьей с надписью: Civitatis in Cokenhusen Sigillum. Под управлением кокнесских лейманов находился весь обширный округ Кокнесе. К нему принадлежали Кокнесе, Берзауне, Вестиена, Эргли, Виесиене, Бебри, Лиепкалне, Стукмани, Алтене и Лобе (ныне Вискали).Фридрих Пернштейн, единственный Рижский архиепископ, бывший францисканским монахом (1304-41), внушал страх Ордену. Из-за гражданской войны в Ливонии он в 1307 г. покинул Ригу и поселился при папском дворе в Авиньоне, откуда всего два раза - в 1311 и 1325 г. - приезжал в Ливонию. Пользуясь влиянием при папском дворе и немалыми средствами, он назначил следствие, и из Рима выехали монахи-францисканцы для проведения расследования. По заданию папы Климента V следователь Франциск Молиано разбирал изложенные архиепископом Фридрихом и городом Ригой в 230 статьях жалобы на Ливонский орден. В Кокнесском замке установили столы и с февраля по июль 1312 г. были допрошены 24 рыцаря Ордена, обвиняемые в превышении власти, шантаже и грабежах, неуважении к духовной власти. Главным свидетелем был францисканский монах Генрих из Кокнесе. Номинально Орден считался в подчинении у архиепископа, и потому не мог посягать на жизнь и свободу своего сюзерена. Поэтому рыцарей признали виновными и Орден подвергли штрафу в пользу церкви. 10 мая 1350 г. архиепископ Фромхолд отдал городу Кокнесе в ленное владение участок земли у р. Персе, чтобы город мог уплатить налоги на ведение войны, наложенные магистром Ордена. За полученный лен бургомистр Кокнесе должен был принести архиепископу клятву вассальной верности; кроме бургомистра, в Кокнесе имелись магистрат и ратманы. За городскими стенами, имевшими двое ворот, находились городские пастбища, а на западе возвышался замок Кокнесе, в котором в 1444 г. имел резиденцию фогт Кокнесе. В землях архиепископа насчитывалось 2 фогтства - Кокнесское (латышский край) и Турайдское (ливский край). В XIV в. Кокнесе как оживленный торговый центр на берегу Даугавы приняли в Ганзейский союз немецких городов, (основанный в 1241 г. и возглавляемый городом Любеком), в который объединились более 90 городов от Амстердама до Ревеля (Таллина), а также города на суше. Кокнесе участвовало в войне Ганзы против Дании в 1368-1370 гг., уплатив свою долю на расходы - 7 1/2 рижских фунтов серебром (7,5 рижских марок серебром (на нынешние деньги, по мнению некоторых историков, это составляло около 210 латов)) для содержания трех кораблей и ста воинов.
Осенью 1413 и зимой 1414 г. через Кокнесе в поисках достойной его “военной работы” проезжал некий родившийся во Фландрии рыцарь-авантюрист Жильбер де Ланнуа (1386-1462). Он оставил свои путевые заметки о путешествии из Сигулды в Кокнесе на санях, где кратко упоминает Кокнесе как укрепленный город с замком, принадлежащим рижскому архиепископу (это-де последнее из латвийских населенных мест на литовских рубежах). В 1420 г. Кокнесе стала летней столицей Рижского архиепископства: в теплое время года здесь размещалась резиденция Рижского архиепископа с Троицына дня по Михайлов день (29 сентября). Он прибывал в Кокнесе после Троицы из Лимбажи, где проживал со Дня свечей, проводил лето, а затем переезжал в Рауну (в действительности же этот порядок соблюдался далеко не всегда). За ним следовал двор - 800-900 человек (также данные И. Штерна) с большим числом воинов и множеством вассалов, которые жили вдоль Даугавы, Айвиексте и на Видземской возвышенности. В 1424 г. папа Мартин V принципиально, вопреки желанию Ордена, назначил архиепископом Хеннинга Шарпенберга. Тот сделал Кокнесе наиболее укрепленным замком в Ливонии, лично руководя земляными и строительными работами. С западной стороны Кокнесского замка Шарпенберг приказал построить башню, называемую “Длинный Хеннинг”. Во время т.н. “войны попов” (Pfaffen-Krieg) между рижским архиепископом и магистром Ливонского ордена, магистр фон дер Борх, захватив Кокнесский замок, назначил туда фогта. По Левис оф Менару: “В 1479-1480 гг., возможно, до 1485 г., туда был назначен ландфогт Андреас фон Розен.” Наверняка памятуя о событиях 1298 г. (когда магистр Ордена Хальт держал в тюрьме архиепископа Иоанна III), фон дер Борх приказал заключить архиепископа Сильвестра Стодевешера в башне Кокнесского замка, а каноников домского капитула развести по одному в тюрьмы отдельных замков. Один из них, Хоэнберг, убежал из Кокнесе, чтобы подать в Рим весть о том, что произошло, но по пути в Литву был взят в плен и отправлен в Ригу, где его осудили на смерть и четвертовали. 9 апреля магистр сообщил своему начальству, великому магистру Тевтонского ордена Мартину Трухзесу фон Ветцхаузену, что архиепископ Сильвестр взят в плен и не будет отпущен на волю. Так и произошло. Архиепископ умер в тюрьме Кокнесе 12 июля 1479 г. Трудно сказать, наступила ли его смерть от старости и условий заключения, или же он действительно был отравлен, как утверждают некоторые историки.
После смерти Стодевешера магистр Борх попытался путем интриг сделать архиепископом Рижским своего брата Симона, но папа Сикст IV этого не одобрил и в булле от 19 августа (которая для Ордена была как гром с ясного неба), вынес наистрожайший выговор Симону, отлучил обоих Борхов вместе с их друзьями, наложил интердикт на всю область Кокнесе, признал недействительным акт Домского капитула об избрании Симона и в следующем году назначил архиепископом Рижским Стефана Грубе. Новый архиепископ вместе с рижанами в 1481 г. отнял Кокнесе у магистра Борха и разорил области Ордена до Малпилса и Скуене. 15 июня 1484 г. магистрат Риги послал командира своих войск с 400 всадниками в Кокнесский замок, передавая его в распоряжение пробста. Однако в итоге Кокнесе осталось за Орденом, а его владения за церковью. В 1486 г. орденский магистр Фрейтаг фон Лорингхофен вернул замок Кокнесе архиепископу Хильдебранду. 21 февраля 1481 г. русские вторглись в Ливонию объединенными силами Пскова и Новгорода и, среди прочих, стремительно разграбили Кокнесский замок (через 4 недели русские вернулись в свои земли).Когда в Риге победила Реформация, в 1523 г. распоряжением магистрата у доминиканцев отняли монастырь и церковь Яня. Кельх в своей хронике рассказывает, что доминиканцы, изгнанные лютеранами, вместе с другими монахами в Страстную Пятницу 1523 г. торжественным шествием с мрачным видом мучеников-христотерпцев длинной черной вереницей покинули Ригу и отправились к архиепископу Ясперу в Кокнесе, найдя себе там временное убежище. По некоторым данным, в замке Кокнесе какое-то время проживали первые проповедники лютеранства Андреас Кнопкен (в 1521 г.) и Сильвестр Тегетмайер (в 1524 г.). После оттъезда этих пасторов замок принял их последователей - Бернарда (Беренда) Бругмана (одного из первых пасторов, обучавшихся во Франкфуртском университете) и Пауля Блохагана, которые по разрешению Шеслера, ректора воскресной школы в Кокнесе, преподавали там. Однако вскоре Бругмана, как и других лютеран изгнали из Кокнесе по приказу архиепископа Иоанна VII Бланкенфелда, но тотчас же с радостью в том же 1524 г. жители Цесиса призвали Бругмана к себе. За преследование лютеран Бланкенфелд был заключен в темницу, как и его два предшественника, носящие то же имя, пока его не освободили по решению ландтага в Руйиене. Его преемник, архиепископ Томас Шеннинг перенес резиденцию архиепископов в Кокнесе, и там же спустя несколько лет умер 11 августа 1539 г. Предпоследние два ливонских архиепископа (Томас Шеннинг и Вильгельм (маркграф Бранденбург-Кульмбах-Гогенцоллерн)) с 1530 по 1547 гг. в Кокнесе приказали (как выражается Л. оф Менар, “единственно назло ордену”) чеканить особые, самостоятельные церковные деньги без знаков ордена, только с гербом рижского архиепископа. Польский король Сигизмунд II решил назначить в помощь архиепископу Вильгельму (на должность коадъютора) Кристофа, брата князя Иоганна-Альбрехта Мекленбургского. Когда Кристоф в ноябре 1555 г. посетил Кокнесе, этому не обрадовались здешние лютеране. Для признания прав коадъютора на Валмиерском ландтаге 1556 г. в марте было выставлено всего 21 условие. Между ними были следующие: коадьютор не должен жениться(!), чтобы владения архиепископа (архидиоцез) не вышли из состава будущего герцогства; архиепископ не должен объединять в своих руках несколько диоцезов; не должен присоединяться к Польше; не должен именоваться “Главой Ливонии”. Понятно, что архиепископ Вильгельм на таких условиях не желал принимать себе помощника, еще и потому, что Кристоф приходился ему родственником. Отказ архиепископа от этих условий дал Ордену повод начать против него военные действия. Архиепископ вместе с Кристофом 30 июня 1556 г. были взяты в плен и отправлены в тюрьму Гауйенского замка. Именно во время этой “коадъюторской войны”, принято считать, что сгорел весь основной архив архиепископов, находящийся в замке Кокнесе, все приходно-расходные книги и другие документы. С 1556 по 1557 г. фогтом Кокнесского замка был некий Франц фон Липперхайде (по К. Левис оф Менару). В Вильнюсе 31 августа 1559 г. был заключен оборонный договор, который подписали Готард Кетлер и польский канцлер Николай Радзивилл; согласно договору Польша предоставляла Ливонскому ордену войско для борьбы с Русью. В качестве платы за помощь Ливонский орден должен был временно передать Польше несколько приграничных областей и крепостей. Было заложено несколько замков, в том числе Кокнесе, куда поляки пришли уже осенью того же года. В 1561 г. архиепископ Вильгельм Бранденбургский в обмен на Кокнесе получил от поляков крепость в Бауске. Магистр Ордена Готард Кетлер 28 ноября 1561 г. заключил новый договор с Польшей, по которому территории, соответствующие нынешним Южной Эстонии, Видземе и Латгале доставались Польше, а Кетлер становился герцогом Курземе и Земгале, оставив за собой также управление Лифляндией. В результате этого договора 5 марта 1562 г. был упразднен Ливонский орден и его глава Готард Кетлер стал герцогом Курземе и Земгале. Однако в 1566 г. именно в Кокнесском замке состоялся ландтаг, признавший свободу вероисповедания, использование немецкого языка в учреждениях и т. д.; герцог Готард Кетлер был вынужден отказаться от управления Лифляндией и впредь обходиться одним Курляндским герцогством. В 1577 г. в Ливонию снова (первый раз это произошло в 1558 г.) вторгся русский царь Иван Грозный. Жители Видземе в паническом страхе от него задумали искать защиты в лице Ливонского “короля”, датского герцога Магнуса, и в своем неведении также задумали ему сдаться, отозвавшись на его призыв от 24 августа покориться ему как “законному (избранному) королю Ливонии”. Рассчитывая на то, что Магнус был близким родственником царя (через женитьбу), то жители Кокнесе 22 (? - несостыковка в датах вызвана разными источниками сведений) августа 1577 г. доверчиво открыли ворота прибывшим русским полкам. Вот как описывает происшедшие в Кокнесе события русский историк Н.М. Карамзин: “[Иван Грозный] устремился к Кокенгузену; велел умертвить там 50 Немцев Магнусовой дружины [порубил их на куски] и всех жителей продать в неволю; …Послав Воевод своих в Ашераден, Ленвард, Шваненбург, Тирсен, Пебальге, Царь два дня отдыхал в Кокенгузене, где, любя прения Богословские, мирно беседовал с главным Пастором о Вере Евангелической, но едва было не предал его казни за нескромное сравнение Лютера с Апостолом Павлом.” Уже в следующем, 1578 г., поляки отвоевали Кокнесе обратно. С 1597 г. сохранилось несколько жалоб, поданных гражданами Кокнесе на произвол унтер-гауптмана (помощника коменданта замка) Яна Казиновского.
Прикрепления: 8876583.jpg(57Kb) · 0061379.jpg(89Kb) · 7181609.jpg(87Kb)


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Четверг, 04.08.2011, 17:16 | Сообщение # 120
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
ПРОДОЛЖУ...
Он приказал порубить лодки граждан, на которых те переправлялись через Даугаву, отнял у некоторых граждан лошадей, у других сплавной лес, у иных разное имущество, сжег в печи для обжига извести дом некоего гражданина, без причины избивал, порол и арестовывал граждан. Казиновский в городе строит дом, а камень недозволенно берет из валов и соседних владений. Полякам все дозволено, поэтому он защищает жуликов, которые грабят дома и клети граждан. В 1601 г. войска герцога Карла Седерманландского, претендента на шведский престол, окружили Кокнесский замок и город. 23 марта они заняли город, на второй день - форбург, причем шведы перебили всех пленных польских воинов, но все же не смогли взять замок. Отвоевание Кокнесского замка было изображено на гравюре на меди работы Дж. Лауро. Там виден захваченный поляками замок, завоеванный шведами город и лагеря Радзивилла, Монвида и Дейнхофа вокруг города. Это одна из известных семи ливонских гравюр, которые заказал граверу Джакомо Лауро великий канцлер Замойский после того, как польско- литовское войско отобрало Кокнесе у шведов 24 июня 1601 г. после 4-месячной осады. Используя халатность шведских генералов, поляки за несколько недель вернули все, завоеванное шведами. Но бои еще продолжались с переменным успехом, так что снова тяжело пострадали местные жители - в стране начался голод. Так, в одном осажденном Кокнесском замке одна мышь стоила два польских гроша. Даже снятие осады не принесло облегчения - сырое лето 1601 г. погубило весь урожай. Что еще оставалось, то отбирали солдаты. Следующие годы также были неурожайными. К свирепствующему голоду присоединилась чума, которая в те годы бушевала также в Швеции, Польше и России. 18 сентября в Кокнесе прибыл польский полководец Замойский, в конце месяца - сам король Сигизмунд III, который воспользовался удобным случаем, чтобы поохотиться в окрестных лесах. 5 августа 1608 г. шведские войска снова заняли Кокнесе и перебили польский гарнизон. 28 октября поляки вернули город и убили всех шведов. В 1609 г. шведы оставили последние опорные пункты и отбыли из Ливонии. Спустя 12 лет шведы снова вернулись под стены Кокнесе во главе с сыном и преемником Карла IX - Густавом II Адольфом. Победив сперва датчан и русских, король Густав-Адольф начал войну с Польшей. 11 августа 1621 г. шведский флот вошел в Даугаву и окружил Ригу. Часть войск отправилась в Кокнесе, где одолела польского полководца Сапегу 27 августа 1621 г. Было это так: в июле 1625 г. шведское войско под командованием короля Густава-Адольфа снова подошло к Кокнесе, осадив ее. После 16-дневного обстрела полякам пришлось сдаться, но они выговорили себе свободное отступление на Даугавпилс. Последними оставили замок польские священники, которые подвели под своды замка горящий фитиль к 36 бочкам пороха. Через несколько минут замок с королем и его спутниками взлетел бы на воздух, но кто-то из солдат вовремя предотвратил грозившую опасность.
После заключения мирного договора шведы устроили в Кокнесе для всей обширной окрестности один из трех видземских судов (pilstiesa - замковый суд) и земельный суд. Для укрепления обороны шведами было построено в Видземе множество крепостей с постоянным гарнизоном: в том числе два шанца в Кокнесе и Айвиексте, т.к. старый орденский замок уже не удовлетворял новым методам ведения войны. Королева Кристина Шведская в 1650 г. еще раз подтвердила привилегии Кокнесе, чтобы поспособствовать восстановлению города после военных разрух. В 1640 и 1643 гг. королева подарила большую часть Кокнесе Генриху Струбергу, впоследствии Круншерну (Cronstiern), который учредил здесь имение. На одном плане 1641 г. на месте более позднего Нового замка уже есть отметка - усадьба Круншерна.
В 1656 г. царь Алексей Михайлович, хотя и прозванный “тишайшим”, тем не менее вторгся в Лифляндию. 13 августа 1656 г. 2500 солдат на 1400 лодках и стругах с боеприпасами и продовольствием подошли по Даугаве к Кокнесе, захватили замок и город, уничтожив шведский гарнизон. Солдаты не щадили ни старого, ни малого и безжалостно перебили не только гарнизон, но и всех жителей вместе с пастором Кноблохом. Царь сообщал семье в Москву, что захватил сильную крепость, назвав ее “сыном Смоленска” и “младшим братом Кремля”. Поскольку царю не удалось захватить Ригу и получить выход на Балтику, то Кокнесе казалось выгодным центром “русской Ливонии”, которая должна была стать главной базой снабжения русской армии и важным опорным пунктом в Прибалтике. Поэтому и пушки, предусмотренные для взятия Риги, царь приказал доставить по Даугаве в Кокнесе. Сразу же после взятия Кокнесе в начале октября русское правительство назначило туда воеводой А.Л. Ордин-Нащокина, способного дипломата и организатора, который прежде всего переименовал Кокнесе в Царевич-Дмитриев (у Н.И. Костомарова - Царевичев-Дмитриев, по др. версиям - Димитровка). Не теряя надежды завоевать Ригу, Нащокин решил сделать Кокнесе мощной военной базой. Он жаловался царю, что из навербованных в Кокнесе 700 солдат вряд ли даже 100 будут годны к строевой службе, поскольку помещики стараются сдавать в солдаты мало пригодных и слабых крестьян (этого добивались подкупом вербовщиков). В то время Лифляндия являлась житницей Швеции и славилась своим хлебом. С покорением русскими Кокнесе весь собираемый в Лифляндии хлеб стали увозить в русские города. Было немало и других товаров, которые Ордин-Нащокин (с 1656 по 1660 гг.) через Лудзу и Резекне пытался повернуть на Кокнесе. Он считал, что водный путь по Даугаве может принести большую прибыль, поэтому развернул в Кокнесе судостроение. На берегу Даугавы и на Криевкалнсе были построены склады. Когда русским пришлось оставить Кокнесе, большой речной флот подвергли уничтожению. При Нащокине в Кокнесе также чеканились деньги: в 1660 г. Монетный двор получил заказ на чеканку медной монеты на 900 тыс. рублей. До конца года было отчеканено примерно на 100 тыс. рублей, поскольку работе чинили всяческие препятствия. 21 июня 1661 г., после заключения мира, русским пришлось оставить Кокнесе. Известно, что в 1676 г. комендантом Кокнесской крепости был Иоганн Стефен. Одним из первых, кто служил в нынешней Кокнесской лютеранской церкви, построенной в готическом стиле (фундамент заложен в 1687 г.), был Эрнст Глюк (1682 (87?)-1702), знаменитый алуксненский пастор, бывший в течение нескольких лет пробстом в Кокнесе. По его инициативе здесь основали приходскую школу, которую посещали 24 учащихся. Во время пребывания Глюка в Кокнесе генерал-суперинтендант Иоганн Фишер получил средства на перевод Библии, и пастор смог приступить к своей знаменитой работе, краткие минуты отдыха посвящая излюбленным прогулкам близ стен Кокнесского замка. В 1700 г. началась Северная война между Россией и Швецией. Русских поддерживали также Польша и Саксония. Шведское правительство организовало силы сопротивления из местных жителей. Был создан Кокнесский батальон из 108 человек под командованием Вольдемара Тизенхаузена. Жители поддерживали этот отряд деньгами. Обычно давали по 1/2 талера, но некий Ираидс из Ратницени дал 15 талеров. Эта земельная милиция по инициативе генерал-губернатора Дальберга была организована из латышских крестьян - батраков. В каждом уезде был создан батальон, насчитывающий 300 крестьян. Их делили на 6 рот по 50 человек в каждой с местным помещиком как офицером во главе. В сентябре 1700 г. объединенные польско-саксонские полки напали на Кокнесе и 7 октября (по др. сведениям - ноября) вынудили его сдаться. В Кокнесе остался всего один батальон под командованием саксонского полковника Адама-Генриха фон Боссе (Бозе). Позже туда прибыл еще один русский батальон. Именно эти события описаны в романе “На грани веков”: “Князь Репнин с обещанными [Петром I королю Августу] полками отправился из Новгорода в Лифляндию и двадцать первого июня [1701 г.] в Кокенгузене присоединился к саксонцам под командованием фельдмаршала Штейнава. Деньги прислали из Москвы, военные припасы из Смоленска.” Чтобы удержаться в занятой крепости, осенью 1700 и весной 1701 г. русские и саксонцы построили мощные земляные валы - шанцы вдоль церкви и городка и вдоль правого берега р. Персе до Атрадзе, а также скрытую дорогу из замка к Даугаве. Эти шанцы поныне можно увидеть в километре от Кокнесе. Однако при приближении шведов (после Спилвской битвы) саксонский и русский батальоны, возглавляемые Боссе, перешли по понтонному (по др. источникам - плотовому) мосту через Даугаву на курляндский берег. 25 июля 1701 г. по приказу полковника (выполнявшего приказ польского короля Августа) все укрепления Кокнесе были взорваны. С тех пор замок более не восстанавливался. Одновременно погибли и остатки городка на берегу Даугавы.
После войны Кокнесе переходило из рук в руки. В 1744 г. императрица Елизавета подарила ее графу Шувалову, который в 1751 г. продал его Герстенмейеру, а тот в 1772 г. - А. фон Байеру (Bayer). В 1780 г. Кокнесе купил К.-О. фон Левенштерн и в 1810 г. передал своему сыну. В собственности Левенштернов имение оставалось вплоть до аграрной реформы (Левенштернам принадлежало также одно из самых крупных поместий Лифляндии - Валмиермуйжа). После аграрной реформы неотчуждаемой частью имения Левенштернов стала Валмиермуйжа, а от Кокнесе пришлось отказаться. После русско-шведской войны местность длительное время не подвергалась военной угрозе. Лишь спустя столетие, 8 июня 1812 г. прусские войска наполеоновской армии остановились на берегу Даугавы напротив Кокнесе. Прусские налетчики переправлялись через Даугаву и грабили окрестности Кокнесе. Из латышских крестьян формировались партизанские отряды, успешно боровшиеся с захватчиками. Наконец между обеими сторонами было заключено перемирие. Но некий лакей из имения Билстини под Кокнесе, был страстным охотником. Увидев, что по двору имения бежит заяц, он выстрелил в него. Пруссаки сочли это нарушением перемирия и начали обстреливать Билстини. Одна пуля осталась в стене столовой имения. Эту комнату владельцы имения до Первой мировой войны демонстрировали как “французскую комнату”. 6 декабря началось отступление войск Наполеона вдоль Кокнесе. Пастор Г.-Ф.Лининг-старший (1745-1822) оставил в церковных книгах немало записей об этом, об окрестностях Кокнесе, о землетрясении в Кокнесе и др.
В конце XIX в. владелец Кокнесе Отто фон Левенштерн построил себе другой замок - Кокнесский дворец, который в отличие от старых руин стали называть просто Новым замком. Архитектор Я. Зилгалвис в своих публикациях сообщает данные о том, что проект замка 1894 г. разработал рижский архитектор Карл Давид Нейбургер (1842-97), а воплотила в жизнь фирма “R. Hausermann”. После смерти Нейбургера было начато строительство дворца, которое до завершения довел архитектор В. Нейман, из-за чего здание не было завершено точно по проекту Нейбургера. Во время Первой мировой войны Кокнесе была разрушена, находясь в прифронтовой полосе. В 1915 г. к Даугаве подошли германские войска и все жители побережья были вынуждены покинуть свои дома и стать беженцами. Только остатки прорытых траншей еще напоминают об ужасах войны, пережитых Кокнесе. Поражает то, что немецкие гранаты, летевшие с другого берега Даугавы, не причинили особого вреда стенам и без того разрушенного замка. Но артиллерийскими снарядами был разрушен Новый замок. Этому зданию не повезло: после окончания войны его, в отличие от руин Старого замка, растащили на строительные материалы. Кстати, в интерьере Нового замка применялись каменные плитки, которые стали производить под влиянием раскопок античных мозаик в Помпеях. 1967 г. стал не менее горестным для Кокнесе: при строительстве Плявиньской ГЭС были затоплены большие площади. Потопили живописную и романтическую долину Даугавы, водопад на р. Персе, несколько городищ и развалин замков. Когда-то лодочникам Даугавы Кокнесский замок казался крепостью на вершине горы. В 1922 г. К. Левис оф Менар описывал замок так: “Кокнесе …находится между высоким правым берегом Даугавы и левым пологим берегом Персе у ее впадения в Даугаву. К западу, на оконечности мыса, возвышаются развалины архиепископского замка, к востоку от которого с 1684 г. под защитой замка образовался веерообразный в плане защищенный стенами, валами и рвами город Кокнесе.” Ныне, когда водохранилище Плявиньской ГЭС омывает его фундамент, замок скорее напоминает остров у берега Даугавы. Как пишет Г. Бауманис: “…число туристов …вновь возросло перед затоплением долины Даугавы. Люди отправлялись словно в паломничество на Кокнесское городище, разрушенный водопад на Персе, разоренный Стабурагс и вырубленный Вигантский парк. Никто из нас не мог и догадаться, что столь священное для народа место кто-то позволит уничтожить. Это как бы подтверждало решение Совета Министров Латвийской ССР №219 от 24 апреля 1957 г., …призывающее к сохранению для будущих поколений важнейших природных объектов республики. …В [газете] “Literatura un Maksla” 22 марта 1958 г. была опубликована статья Веры Кацены, где подверглось сомнению предусмотренное перегораживание Даугавы и польза от затопления прекрасной долины.” Невзирая на протесты специалистов и общественности было принято решение о строительстве каскада ГЭС на берегах Даугавы. В 60-70 гг. ХХ в. развернулись обширные исследовательские работы по археологическому изучению каменных замков, в частности, в зоне затопления Плявиньской ГЭС: замки в Кокнесе, Локстене, Селпилсе и Алтене. В живописных руинах величественного Кокнесского замка историки искусства всегда усматривали характерный образец наиболее раннего периода развития монументальной архитектуры Прибалтики (начало XIII в.). Между тем сохранившиеся фрагменты замка, как оказалось, в значительной степени относятся ко времени его усовершенствования в связи с появлением огнестрельного оружия. До каменного замка здесь находилось деревянное городище, принадлежавшее, по всей вероятности, латгалам. Археологи полагают, что деревянный замок Кокнесе был очень укрепленным, представляя собой сложную систему оборонительных сооружений. Уже в 5-9 вв. началось насыпание высоких земляных валов вокруг городища, для укрепления которых использовали доломит и полевые камни. В итоге замок состоял из насыпных валов со сложными по конструкции срубными сооружениями на каменных основаниях, террасами, глубокими рвами; а к самому замку вел мощеный подъем. Оборонительные стены, были сложены из горизонтальных бревенчатых венцов, ритмично чередовавшихся с группами вертикально закрепленных столбов. Высокие сторожевые башни с четырехскатными кровлями, террасы, ступенчато спускающиеся по склону холма, придавали силуэту городища своеобразную суровую красоту. Через валы вел ход с укрепленными воротами, ширина которых была соразмерна проезжающим в замок телегам.
Археолог Э. Мугуревич подразделяет замки ливонского периода на 5 групп, из которых каменный замок в Кокнесе относит к третьей группе: замков, возведенных в местах, где существовали укрепления, построенные местным населением. По времени строительства Кокнесе относится к замкам, возведенным сразу же после завоевания немцами окрестных территорий. При строительстве каменного замка была соблюдена треугольная планировка древнего латгальского замка. При более близком осмотре можно увидеть, что немецким рыцарям здесь было очень выгодно обороняться от нападений. С южной стороны поднимается крутой берег Даугавы, с западной - столь же крутой берег Персе. Раньше Даугава протекала ближе к замку, однако теперь правый берег постепенно засорился.
Замок был построен как двухэтажное здание треугольного плана с пятью башнями. Основной замок и форбург были разделены оградительной канавой, глубина которой достигала 3 м. В конце XV - начале XVI вв. все застроенное Кокнесское городище состояло из 3 частей - собственно замка, форбурга и города. Сам замок на высоком обрыве у слияния Персе и Даугавы, занимал площадь 0,2 га. В западном углу замка было две башни для наблюдения за врагом и обзора окрестностей, более крупная из них называлась “длинный Хеннинг” в честь архиепископа Хеннинга Шарпенберга (1528-1539), приказавшего укрепить замок и город крепкими стенами, в результате чего замок стал одним из самых сильных в Ливонии.
Количество башен Кокнесского замка менялось с течением времени. И.Штерн из Германии в своем историческом труде описывает сооружения Кокнесе следующим образом: “Развалины замка Кокнесе еще можно увидеть у слияния Даугавы и Персе; в средние века это была самая мощная резиденция архиепископа: каменный замок (из доломита) в форме неправильного 4-угольника с 4 башнями”. А вот описание Яниса Аболиньша в буклете “Koknese 1997”: “Вокруг внутреннего двора замка располагались три 2-этажных корпуса с 5, позднее с 7 башнями.”
Вокруг замка были толстые стены, возвышавшиеся на высоту приблизительно 3 этажей (в современном понимании) из доломитовых скал, к ним в последние времена существования замка пристроили каменные жилые дома. Первоначально помещения за толстыми стенами были холодными, сырыми и темными, особенно зимой. Примитивное отопление не было способно обеспечить постоянное тепло, поэтому зимой даже в помещениях приходилось ходить в шубах. Для освещения использовались свечи, в некоторых случаях факелы, особенно если люди находились вне помещений. В стенах главных зданий, расположенных вдоль Даугавы и Персе, были устроены амбразуры. Окна же были небольшими, в более древние времена закрывались дощатыми ставнями, стекло появилось позднее. Окна в толстых стенах находились в глубоких нишах, в которых ближе к свету можно было чем-нибудь заниматься. Перед всеми окнами были железные решетки. В протоколах ревизий 1590 и 1599 гг. видно, что замок был 2-этажным с 5 башнями. Под двумя более крупными с западной стороны располагались тюрьмы. На первом этаже со стороны Персе устроили пивоварню, хлебопекарню, кухню замка и бак для воды с колодцем во дворе. Со стороны Даугавы - мельница на конном ходу. В нижних этажах замка находились пороховые погреба и склады.
На втором этаже были жилые помещения и залы для собраний, в т.ч. зал капитула, со стороны Персе - столовая. Вдоль всего второго этажа напротив двора простиралась деревянная галерея. В это время для отопления уже использовались изразцовые печи и камины. Замковая капелла (церковь) была в корпусе Персе вблизи башен западного конца с 3 окнами во двор, с дубовыми скамьями и органом. В замке, особенно в ранние годы его существования, обычно жил священник, который занимался необходимыми письменными работами, поскольку в те времена он мог быть единственным, умевшим читать и писать...
С северо-восточной стороны замок был защищен валом и сухим рвом глубиной 6 футов. Посередине замкового двора был колодец, имевший исключительно важное значение в случае осады замка. В ревизии 1590 г. о колодце говорится: “Посередине замкового двора находится колодец - мурованный из скалы и опоясанный стеной. В нем есть цепь, чтобы вытаскивать воду с помощью колеса, и она вся покрыта крышей (так записано в тексте ревизии - Р.Р.). Поверхность обита жестью, с флюгером наверху. Туда ведет по две двери с каждой стороны с железными петлями и полосами”. Надо отметить, что колодец должен был быть очень глубоким, по крайней мере до нижних мергелей Плявиньской свиты на уровне р. Персе, если не глубже, поскольку кажется невероятным наткнуться на водяную жилу в узкой скале между двумя реками. Поэтому колодец нужно было муровать лишь в самой верхней части, ниже его пришлось вырубать в скале.
Замок за всю историю своего существования несколько раз перестраивался (ок. 6 раз). Последний раз это произошло в 1-й пол. XVII в., когда его внешние стены сделали толщиной 4 м. Как порядочный и экономный правитель архиепископства и строитель замков в истории упоминается архиепископ Яспер (Каспар) Линде (1509-1524). При нем особенно много средств было выделено для реставрации замков Кокнесе и Рауна, в частности, построили т.н. большую башню. О рачительности архиепископа свидетельствуют многие сохранившиеся документы. Так, 29 июля 1513 г. архиепископ Яспер отдал в ленное владение бюргеру Хендриху Штапелю 2 арклса земли, купленной у Ханса Вальме с дополнительными условиями, что следует доставлять камень и известь для Кокнесского замка. Сохранился также документ от 29 июля 1515 г., в котором архиепископ Яспер Линде напоминает Хендриху Штапелю об его обязанностях и сообщает, что получил от него камень и известь для перестройки замка. С 1597 г. сохранилось несколько жалоб, поданных гражданами Кокнесе. Граждане жалуются, что постепенно разрушаются городские валы и стены, но городской управе не хватает средств, чтобы что-то делать. Есть жалобы на унтер-гауптмана Яна Казиновского, который в городе строит дом, а камень берет из валов и соседних владений, хотя это строго запрещено. Археологические раскопки установили, что последний каменный замок на этом месте построен около 1625 г. По крайней мере, последняя стена в замке была построена в 1625 г. Уже в начале 17 в. толщина замковых стен составляла 4 м.
В 1661 г. через Курляндию в Москву к царю Алексею Михайловичу отправился посол австрийского императора Леопольда барон Август Мейерберг. Его сопровождал придворный художник австрийского императора Штурн (Storno), который за путешествие нарисовал 131 ландшафт. 16 из них относятся к Латвии. Сохранился рисунок, на котором видна свита посла, которая, переправившись через Даугаву, выходит на берег возле замка. Видно, что в западной части замка ремонтируется крыша, и наблюдаются пробоины в восточной части крыши. На горе видны здания с двускатными крышами, видимо, в форбурге, и церковь с небольшой колоколенкой посередине здания у городских ворот. Известно изображение замка с церковью в Кокнесе около 1700 г., опубликованное И.К. Бротце, который полагал, что оно перерисовано с другого изображения (по А. Швабе) и видимые на стене амбразуры являются фантазией художника.
Средняя часть стен Кокнесского замка толщиной 3-4 м со временем обрушилась, напоминая о том, что она была взорвана в 1701 г. по приказу польского короля Августа. Груды развалин поросли травой. В щелях стен собирались и жили в большом количестве галки. Под замком были подвалы, ходы которых видны до сих пор, но засыпаны обломками. После взрыва замка в 1701 г. он так никогда и не был восстановлен. Как раз наоборот - чтобы его в случае чего не восстановил неприятель, шведский король Карл XII приказал замок окончательно уничтожить. В октябре того же года были проведены подготовительные работы ко взрыву, и 27 ноября был разрушен восточный конец северной стороны. Дальнейшие работы забросили в конце ноября. В 1862 г. обрушился восточный конец северной стороны замка напротив Персе. Через несколько лет после затопления обрушился большой кусок там же от западного конца.
В свое время из замка можно было попасть в форбург с 2 башнями, площадью 0,4 га в 15-16 вв, который также был укреплен валами, а спереди - рвом. В восточной части замка были ворота, подъемный мост от них вел в форбург. Между замком и форбургом был сухой ров, глубиной 6 футов, оба конца которого были закрыты каменной стеной. Форбург с трех сторон был окружен стеной, а против замка стены не было. Между форбургом и городом был второй сухой ров. Вход из города в форбург был через угловую башню на набережной р. Персе. Концы рва и здесь были закрыты стеной. Подступы и к замку, и к форбургу были защищены подъемными мостами через рвы, входы в башни обеспечены подъемными решетками. В форбурге были в основном квартиры слуг, кузница, клети, конюшни. Вокруг города также были стены, кроме части, находившейся против форбурга. Двумя стенами и двумя сухими рвами и земляными валами был защищен восточный конец города. Не исключено, что в городском рву или по крайней мере в северной его части могла быть и вода, поскольку когда-то ручей из нынешних прудов протекал мимо более позднего нового замка и впадал в городской оборонительный ров, как свидетельствует местный рельеф и вроде бы также план, нарисованный Георгом Швенгелем в 1629 г. Около 1270 г. берег Даугавы у замка и города был разделен на небольшие “приусадебные участки” для граждан.
В изданном в 1866 г. альбоме Штефенхагена видны остатки стен в форбурге вдоль берега Персе, которых теперь уже нет. В последние годы существования замка на берегу Даугавы возле замка были построены различные оборонительные сооружения. Когда шведы восстанавливали замок, они на месте форбурга построили 2 бастиона (возле Персе - северный бастион с башней, у Даугавы - южный бастион). Чтобы освободить для пушек более широкую местность, те же шведы в 1684 г. снесли весь город и перенесли его снова на гору Криевукалнс. По концам укреплений - со стороны Даугавы и Персе - находились особые укрепления - бастионы. В “Burgenlexikon fuer Alt-Livland” уточняется, что “форбург был срыт при строительстве бастионов после 1684 г., когда город был снесен и перенесен вниз, на берег Даугавы. Ров старого города еще [до сих пор (в 1922 г.)] заметен".
В городской стене было 3 ворот. Городские ворота, называемые Земляными, позднее - Берзаунскими, были в середине двойных стен. Через ров вел подъемный мост. Вторые городские ворота, южные, т. н. Водяные, были со стороны Даугавы, почти у самого рва форбурга. Сюда входила дорога, ведущая из Риги через Персе, и вдоль края городища поднималась в город. Эта дорога показана почти на всех рисунках замка, поэтому нет сомнений, что ею пользовались с древних времен, конечно, с оговоркой, что в весеннее и осеннее половодье сообщение через Персе могло прерываться. Город занимал площадь 3,6 га в 15-16 вв. и вырос к востоку от форбурга. В то время в пределах стен находились 2 церкви, ратуша, склад, около 100 жилых домов на 1500-2000 жителей. Есть версия, что готические оконные проемы в восточном конце Старого замка со стороны Даугавы якобы выстроены лишь при бароне Левенштерне. В юго-восточном углу бывшего города, на самом берегу, при баронах был построен каменный павильон, из которого, как когда-то сказал один старый слуга из имения, бароны смотрели на ледоход по Даугаве. Иногда его называли баронским чайным домиком. Возможно, он был построен на фундаменте какого-то старинного здания, поскольку на многих старинных рисунках на этом месте есть постройка или хотя бы ее остатки. Около 1950 г. после ремонта и сооружения пристройки здесь разместился филиал Екабпилсского краеведческого музея. При постройке электростанции здание пришлось снести. Поднятая вода Даугавы размыла берег, и начали открываться древние захоронения с украшениями - открылся могильник XI-XII вв. Позднее, в 1980-х гг., чтобы всю эту набережную защитить от дальнейшего размывания, ее засыпали доломитовым щебнем и глыбами.
До 1965 г. со стороны старого шоссе туристы могли подняться на гору по 157 ступеням к развалинам замка, полюбоваться красивым видом Даугавы, Персе и построенного в 1935 г. моста через Персе, который спустя недолгое время был взорван во время съемок фильма “Ноктюрн”. В связи со строительством Плявиньской ГЭС в зоне затопления на берегах Даугавы и Персе были вырублены деревья и кусты, снесены здания, засыпаны колодцы. До сих пор спорным остается вопрос о целесообразности ее строительства в условиях Латвии. Тем не менее, в результате строительства ГЭС, ее воды омывают основание замка, а сам замок напоминает остров на берегу Даугавы. В 1961-66 гг. провели исследование Кокнесского городища, где было отмечено аварийное состояние замка, которое по объективным причинам стало возможно ликвидировать только постепенно. Были попытки спасти развалины замка от разрушения, в наиболее опасных местах старались бетонировать верхнюю сторону стен.
После восстановления независимости Латвии в стране была разработана программа по защите исторических и культурных памятников, проведенная инспекцией по защите памятников Министерства культуры под руководством Юриса Дамбиса. Для ликвидации аварийного состояния развалин Кокнесского замка при активном соучастии кокнесского волостного старшины Виестура Цирулиса удалось достать денег, и в летние сезоны проводились работы по укреплению стен и оконных проемов. Однако для серьезного укрепления фундамента денег было слишком мало. С 1991 г. в меньшем масштабе, с 1993 г. регулярно проводятся работы по консервации на городище Кокнесе, по проекту, разработанному фирмой “Stukmanis un Co”. (Архитектор - И. Стукманис, инженер - А. Барбарс, археолог - М. Руша).
На всей территории замка найдены архитектурные детали большого размера (доломит), большая часть которых относится к ранним периодам строительства. Одна из них вызвала особый интерес: найденная в 1993 г. консоль, служившая постаментом для скульптуры. Судя по форме, она относится к периоду романики или переходу к готике - т.е. не позднее ок. 1250 г. (время романики в Германии, Польше, Чехии, Словакии - ок. 1000-1250 гг.). На верхней плоскости детали с правой стороны обозначено 2 круга диам. 4,5 см и между ними 3 изображения полукруглых проемов, которые симметрично пересекаются между собой в центрах полуокружностей; в результате получается 4 готических проема! Не меньший сюрприз преподносят оба круговых знака - там можно увидеть в различных положениях 6-лучевую розетку, которую ныне называют орнаментальным знаком - солнышком, солнечным мотивом. Спереди и с правого бока детали также можно увидеть очертания кругов (диам. ок. 9,5-10 см) с фрагментами 6-лучевой розетки. Аналогичные детали обнаружены в 1961-63 гг. в старинной церкви Икшкиле (найден фрагмент детали с несомненной частью 6-лучевой розетки (архитектор Г. Янсонс)); в шведских сакральных зданиях знак использован вместе с крестами (на фресках церковных сводов, XIII в.), в Англии в XI в. в дверях замка, на книжном сундуке монастыря XIV в.; в сакральной архитектуре Грузии VIII, XI вв. (вместе с крестом!) и др. местах. Невольно напрашивается мысль о магическом значении знака как оберега - стали бы иначе его так часто изображать художники на службе церкви?
До 1998 г. работы по консервации развалин Кокнесского замка проводились со стороны наружной стены корпуса “Персе”, двора замка, заключались в консервации открытых в последние годы конструкций в этом корпусе, а также остатков подвального этажа северо-восточной башни. В 1998 г., сразу после Иванова дня, руководство Даугавского каскада ГЭС (директор Айвар Франкович) изыскало возможность снизить уровень водохранилища ГЭС приблизительно на 3,5 м, в связи с чем в течение 5-6 дней следовало провести работы по спасению наружной стены корпуса "Персе", поскольку продолжался процесс эрозии в нижней части наружных стен. Таким образом, для наружной стены корпуса "Персе" (толщина 3,8 м) максимальный размыв нижнего основания (уже ниже уровня подвального этажа) в отдельных местах достиг уже 2 м (половину общей толщины стены!), что угрожало обвалом наружных стен.
С 1995 г. работы по консервации развалин проводит айзкраукльская фирма JM (руководитель Юрис Малиновскис), работами по проектированию и изысканиям руководит архитектор Илгонис Стукманис (с 1993 г.), археологические исследования проводит археолог Мартыньш Руша. Учитывая ограниченное число дней, пришлось решиться на то, чтобы заполнить наиболее опасные места в отсутствующем фундаменте армированной массой гидротехнического бетона (бетон М-300 согласно разработанному в 1991 г. инженером А. Барбарсом проектом по спасению наружной стены корпуса “Персе”). Бетонная масса доставлялась бензовозом типа Scania объемом 6 куб. м с Икшкильского филиала NCC Industri Latvia, с добавленным незадолго до заделки отвердителем и затвердевала приблизительно в течение 1 часа. Со временем, если будет возможно, наружный слой стены восстановят в доломитовой кладке, т.о. бетонная поверхность откроется для обзора лишь в случае исключительного понижения уровня воды (или ликвидации водохранилища ГЭС, что пока маловероятно). Т.о.с 25 по 30 июня в юго-западной части наружной стены корпуса "Персе" на участке стены длиной ок. 17 м в уровень фундамента заделано 60 куб. м бетона с гидротехнической добавкой - первое мероприятие такого масштаба в Латвии при спасении памятника культуры. Дальнейшие работы в следующем сезоне можно будет продолжать далее, лишь немного понизив уровень воды. Но вот что пишет газета Айзкраукльского района “Стабурагс” от 3 июня 2000 г.: “С 1993 г. произведены работы по укреплению фундаментов замка со стороны реки Персе - под уровнем воды созданы бетонные защитные стены, но многие специалисты сомневаются, спасут ли эти бетонные образования стены замка, или же, напротив, усугубят разрушающее воздействие воды.” В данном случае, видимо, лишь время покажет, кто был прав…

ИСТОЧНИК http://www.castle.lv/latvija/koknese.html И ВСЕ ФОТОГРАФИИ ЗАМКА ТАМ


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Суббота, 06.08.2011, 17:49 | Сообщение # 121
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Примечание: строго говоря, данное поселение и стоянка в Арайши никакого отношения к средневековым замкам, воздвигнутым в эпоху немецкого завоевания Ливонии не имеют и уже прекратили свое существование к тому времени. Но поскольку они расположены в непосредственной близости от развалин замка Ливонского ордена Арраш, мы посчитали целесообразным включить рассказ о них на сайте во избежание путаницы. А также в качестве предыстории того места, где позднее возник каменный замок.
Арайши - одно из немногих мест на территории Латвии, где сегодня найдены остатки крупнейшего животного ледниковой эпохи - мамонта. Само озеро Арайшу в прошлом было более крупным и доходило до нынешней дороги Цесис-Драбеши. Из озера вытекает река Симтупе, чье название (от слова “simts” - “сто”) объясняется тем, что некогда река приносила в Гаую воды почти ста озер (Лаздиню, Векю, Асару, Раудиню и др.). Озеро Арайшу - самое крупное среди них, с площадью 30 га, 1х0,5 км и наибольшей глубиной 11 м. В этом озерном крае естественным было появление своеобразной формы поселения человека - т.н. “озерных замков”. Арайшский озерный замок (Araisu ezerpils) является первым наиболее исследованным памятником этой категории во всей северо-восточной Европе, и потому возникла идея восстановить замок и создать археологический музей под открытым небом. Была реконструирована первая, самая древняя застройка Арайшского озерного замка, созданная ок. 830 г. ( + 50 лет).
Как писал д-р исторических наук Янис Апалс, многие годы посвятивший изучению археологических объектов в Арайши: “Т.н. великое переселение народов, которое происходило в Европе с конца IV в. н. э. до начала VII в., непосредственно не коснулось территории Латвии, однако косвенно на нее могло повлиять появление славянских племен в западных областях нынешней Беларуси и России, где до этого жили балты. …Происхождение озерных замков может быть тесно связано с перемещением древних латгалов и с потребности в надежных, хорошо защищенных жилищах на новых местах жительства. Уровень озера Арайшу полторы тысячи лет назад был на два метра ниже нынешнего. В те времена в северо-западном заливе озера на расстоянии около 50 м от берега находился низкий, заливаемый островок, который древние латгалы выбрали местом жительства. С берегом его соединяла природная каменистая отмель. …Поселение построено на озере, а не на холме, которых в окрестностях Арайши хватает, из-за условий эпохи: древние латгалы в IX в. были пришельцами в этой местности, как свидетельствуют многие еще не исследованные могильные холмики и поселения. Предполагается, что до прихода латгалов в этой местности проживали гауйские земгалы: Арайши - единственный подобный топоним с окончанием -айши за пределами Земгале. Т.к. богатство лесов тогда было замечательным и производительность орудий по деревообработке при снабжении стройматериалами была намного выше, чем у деревянных лопат, лукошек из коры и т. д., употребляемых при копании и перемещении земли, то озерный замок можно было построить быстрее, чем обустроить городище. Могли существовать и другие, неизвестные для нас причины, по которым пришельцы в Арайши для застройки избрали островок, а для хозяйственных надобностей - полуостров на западном побережье озера”.Посетители озерного замка часто удивляются тому, что это скопление деревянных домиков на островке посреди озера называют “замком”. И если летом водная преграда вокруг него позволяет считать его местом, защищенным от неожиданных вторжений неприятеля, то в зимнее время этот замок вроде бы лишается своих преимуществ. Дело в том, что во время существования озерных замков климат в Латвии был теплее, чем сейчас, озера зимой замерзали ненадолго или не замерзали вообще, и оберегали своих жителей так же, как и в теплое время года. Поэтому из-за этой комбинированной системы укреплений поселение древних латышей на озере Арайшу археологи с полным правом именуют замком. Замок располагался на островке с IX по X вв., но к моменту прихода крестоносцев, уже, видимо, был покинут жителями. Поскольку водная преграда делает такое поселение менее доступным, специальных фортификационных укреплений не возводилось. Например, поселения латгалов Аулюкалнс или "озерный замок" на озере Арайши (9-10 вв., Цесисский район) представляют собой около двух десятков домов (с очагом посреди дома) в тесно сгруппированных рядах, с входами, обращенными в центр островка. Подобные озерные замки сооружались на бревенчатых настилах из близко стоящих срубов, покрытых пологими двухскатными крышами. Поскольку климат в те века был теплым, и озера не замерзали, этого было достаточно. Как пишет Я. Апалс: “В окрестностях Арайши еще не проводились столь обширные археологические исследования, чтобы можно было точно утверждать, куда делись жители озерного замка после его разрушения. Предполагается, что их и не уничтожили полностью, и не увели всех поголовно в плен, поскольку захоронения древних латгалов в Лиепиньском могильнике беспрерывно продолжались вплоть до начала XIII в., когда местность приняла католицизм. Люди больше не жили на острове, но строили поселения, каменные замки, церкви и обрабатывали поля в ближайших окрестностях”. Возрождение общественного интереса к постройкам в Арайши началось в 1876 г., когда цесисский граф К.-Г. Зиверс открыл Арайшский озерный замок как археологический памятник, посчитав его вначале остатками плота каменного века, затем свайной постройки. В следующем, 1877 г., в Арайши также проводил небольшие раскопки знаменитый берлинский профессор Рудольф Вирхов (Virchow, 1821-1902), считавший, что это постройка настильного типа позднего железного века, обитатели которой, возможно, даже видели приход меченосцев и строительство каменного Арайшского замка.
Против существования постройки любого вида, а особенно свайной, в Арайшском озере категорически выступил К. Гревинк и, подчинившись его авторитету, также многие другие ученые. Археологи XX в. полагали, что это остатки либо укрепленного поселения I тысячелетия до н. э., или другого, населенного в различные эпохи. Однако все эти гипотезы возникли за кабинетным столом, поскольку после К.-Г. Зиверса и Р. Вирхова никто из исследователей старины не ступал ногой на остров на озере, за исключением музейного работника А. Криевиньша, который в 1922 г. на острове в Арайшском озере вырыл яму глубиной 3 фута, нашел несколько осколков горшков и сделал вывод, что все суждения об этом памятнике являются “археологической “уткой”, или преждевременным заблуждением Зиверса и Вирхова”. Рудольф Вирхов ныне среди обывателей известен как человек, не признававший открытие человека неандертальского. Приведем цитату из книги В. Ларичева “Поиски предков Адама. Беседы о мире и человеке”, из которой становится понятна как точка зрения ученого, так и его интерес к постройкам типа Арайшского озерного замка:
“…слово которого, учитывая огромный авторитет его в кругах специалистов, изучавших человека, могло бы направить обсуждение проблемы по более плодотворному пути. Однако Вирхов не верил, что некогда существовал обезьянообразный предок человека, изменившийся с течением времени до неузнаваемости. Тонкий и проницательный врач, интуиция которого легендарна, смотрел на необычные кости сквозь призму любимой патологоанатомии и ничего, кроме намеков на патологию, не видел. Берлин. Зал, где происходят заседания Международного съезда антропологов. Вирхов, как в анатомическом кабинете, устанавливает диагноз болезней человека из грота Фельдгофер: - ...Нам не уставая указывают на убегающий назад лоб и большую длину черепной крышки. Но человек с отмеченными особенностями может родиться вне зависимости от мистических законов эволюции! Непривычно изогнутое бедро и тазовые кости? Такой странный вопрос могут задавать люди, никогда в жизни не слыхавшие о том, какие превращения случаются с костями, когда они подвержены в течение длительного времени рахиту. К тому же лишь слепец не заметит на них очевидные следы старческой подагры! Человек эпохи ледников? Но ведь никто никогда не находил его останков, а следы делювиальной культуры сомнительны! Древний охотник примитивнее современного? Абсурд, ибо в таком случае необъяснимо, как он мог выдержать жестокую борьбу за выживание! Это не означает, господа, что я вообще не признаю существования людей, шагавших по планете тысячелетия назад. Вот, например, люди каменного века, которые строили некогда на озерах Швейцарии дома на сваях. Десятки веков отделяют нас, но черепа озерных жителей едва ли отличимы от современных".
Кстати, уже из этой цитаты становится ясным, что интерес Вирхова к озерному поселению в Арайши был не случаен и проходил в рамках его исследований в области как археологии, так и антропологии. В связи с этими аналогиями Вирхова своеобразный небольшой островок на озере Арайшу еще в конце 1950-х гг. некоторыми историками считался когда-то искусственно сооруженным на сваях, подобно швейцарским, где в воде их озер часто находили деревянные колья, а с островков до берега можно было дойти по камням, выложенным по дну озера. И только во время обследования подводных археологических памятников Латвии в период с 1959 по 1964 гг. в озерах Видземе были найдены остатки еще 9 других озерных поселений, подобных тому, что на Арайшском озере. Стало ясно, что открыта новая категория археологических памятников Латвии, кроме того, в достаточном количестве, поскольку за пределами Латвии пока только в озере Валгъярв в Эстонии известно одно подобное поселение. Именно Арайши были выбраны для проведения широкомасштабных археологических раскопок. Археологическая экспедиция Института истории Латвии под руководством Я. Апалса за 10 полевых сезонов (1965-69; 1975-79 гг.) исследовали три четверти из 2500 кв.м площади озерного поселения, а также дорогу, соединявшую его с берегом озера. Раскопками было выявлено, что Арайшское озерное поселение построила и обитала на нем в 9-10 вв. община латгалов – самого многочисленного из древнелатышских племен. Поселение находилось на низменном, заливаемом водами озера островке и было укреплено подобно городищу. Во влажном культурном слое хорошо сохранились остатки деревянных построек, что дало возможность восстановить планировку поселения в целом, а также выявить конструктивные особенности отдельных строений. Фундамент озерного замка сохранился полностью, хотя и в деформированном виде. Культурный слой содержал 5 последовательных строительных горизонтов без хронологических разрывов. Влажность культурного слоя обеспечила сохранность не только построек, но и многочисленных предметов из органических материалов (дерево, лыко, береста) среди которых имеются находки важного научного и культурно-исторического значения. Ученые спускались в озеро с аквалангами. Остатки озерных замков - стены домов, заборы оборонительных сооружений, столбы и т.д. - покрывал толстый слой ила, в котором нашли глиняные сосуды, их осколки и другие старинные предметы. Так как подводные раскопки невозможно проводить столь же качественно, как археологические исследования на суше, то уровень Арайшского озера был понижен на 1 м, вокруг раскопочных площадок были насыпаны земляные валы. Втекающую на площадки воду откачивали механическими насосами.
Арайшские раскопки продолжались 10 летних сезонов (1965-1969; 1975-1979), поскольку исследуемый культурный слой состоял из 5 слоев застройки, которые за более чем столетнее существование озерного замка наслаивались один на другой. В исследованной части Арайшского озерного замка нашли около 145 отдельных жилых и хозяйственных деревянных построек и остатки оборонительных построек. Сам замок представлял собой комплекс сооружений на прямоугольном в плане бревенчатом настиле. Застройка состояла из пяти рядов курных изб и хозяйственных помещений, четыре ряда которых располагались по периметру площадки, а пятый - в середине ее. Между строениями пролегали улочки шириной от 1,5 до 3,5 м. Со всех сторон замок защищали бревенчатые стены. С берегом его соединяла насыпная дамба.
Исследования свидетельствуют о том, что первый Арайшский озерный замок построен за 4 года и существовал около 20 лет. Давление и влажность привели к оседанию ростверка и бревенчатого настила, поэтому последовала вторая застройка. Фундамент продолжал оседать и во время второй застройки, и озерный замок опять пришлось строить заново. Во время каждой следующей застройки площадь озерного замка увеличивалась за счет насыпей, и на них строили новые здания. В течение первых трех застроек планировка замка фактически оставалась неизменной, кроме среднего ряда зданий, где снесли три из них, чтобы построить центральное здание с площадкой перед ним. Третья застройка почти полностью погибла при пожаре; во время четвертой и пятой застроек замок еще более расширили, и при пятой застройке он стал вдвое больше, чем был вначале.
Планировка при четвертой и пятой застройках видоизменилась: островитяне перешли от плотной прямоугольной застройки к круговой застройке с площадкой посередине замка и размещением жилых домов вокруг площадки, входными дверями к центру. Оборонительные сооружения, конечно, остались снаружи застройки. Изменились также жилища: наряду с 1-камерными домами с встроенными в крыльца пристройками существовали 2-камерные дома с закрытыми прихожими и размещенными сзади хозпостройками или пристройками. Здания четвертой застройки частично сгорели, частично были перестроены, а во время пятой - последней - застройки озерный замок полностью погиб в пожаре. Находки оружия - копий, наконечников стрел, а также деталей мечей - свидетельствуют, что озерный замок разрушен при нападении врагов и после этого не был восстановлен. Жителей озерного замка по окончании их жизни хоронили на могильнике на берегу озера Арайшу, возле нынешнего дома "Лиепиняс".
Прежде всего на островке из толстых бревен строили ростверк высотой 0,5-1,5 м, шириной 28 м и длиной 35 м, имевший форму неправильного прямоугольника, который расширили насыпной террасой шириной 3 м и высотой 1,5 м вдоль его наружного края. Ростверк и частично насыпь террасы покрыли настилом более тонкого круглого леса. Так получился фундамент озерного замка, поднявший постройку на 1 м над уровнем озера, защищавший ее от колебаний уровня воды и служивший также для ее стока. На этом фундаменте вдоль внешнего края площадки - и в один ряд посередине - строили срубные жилые, хозяйственные постройки и оборонительные сооружения. Для отопления и приготовления пищи служили глиняные печи, продукты хранили в пристройках, пригодных также для других хозяйственных надобностей. Отдельные хозпостройки строились впритык к жилым домам и у подножия террасы, где также была лодочная пристань. Хлева, поля и огороды островитян находились тут же рядом с замком, на полуострове западного берега.
Комплекс застройки опоясывал построенный у подножия террасы бревенчатый забор, а также стоявшие на насыпи террасы по обе стороны входа и спусков к озеру оборонительные сооружения из лежачих бревен. Сообщение в озерном замке происходило по двум проходам - внутреннему и наружному. Внутренний проход находился в середине замка и вел вокруг среднего ряда зданий, в то время как наружный - по краю настила-фундамента - служил также боевым ходом, и из него можно было быстро попасть в более низкие оборонительные сооружения на террасе. От ближайшего к берегу угла озерного замка к берегу вела дамба длиной ок. 80 м через полосу прибрежной воды шириной 50 м и глубиной до 1 м.
Несмотря на расширения и преобразования, число жилых домов во время каждой отдельной застройки не менялось. В исследованной части озерного замка в каждой застройке обнаружено 16 жилых домов; вне раскопочных площадок - будет что изучать ученым будущего - могло остаться еще каких-то два дома. В этих жилищах, жилая площадь которых была 9,5-25 кв. м, проживали т. н. нуклеарные семьи - родители, дети, деды с бабками и, возможно, другая родня.
Различия в площади и объеме жилых зданий, а также различные предметы старины свидетельствуют, что замок на озере населяло социально расслоенное общество: род, состоявший из отдельных семей, а также из зависимых людей. Этим обществом управлял старший в роде. Если в Западной Европе (по данным исследований немецких археологов) тогда строили примерно такого же размера здания, где приходилось по 1 человеку на 3 кв. м, то можно допустить, что в Арайшском озерном замке во время каждой из застроек проживало 70-100 человек, треть из которых могли быть дети. Это, конечно же, приближенное допущение, поскольку в каждом конкретном случае число жителей могло меняться по причине голода, эпидемий, нападений.
Часть зданий, особенно в первой застройке, сохранилась на высоте 3-5, одно даже 7 венцов стены. Это обстоятельство дало возможность не только подробно исследовать конструкцию найденных зданий, но и проследить развитие их составных частей во время существования озерного замка. Выяснилось, что большинство жилых домов было небольшого размера - 2,7х4 м и 4,5х7 м - прямоугольные срубы, состоявшие из жилого помещения и небольшого крыльца у входного фасада. На левой стороне крыльца был вход, а на правой - небольшая пристройка для хозяйственных надобностей. Судя по строительным деталям, найденным в культурном слое, принадлежавшим к снесенным верхним частям зданий, все они были бесчердачными постройками, для которых крыша была одновременно и потолком. Стены зданий были построены из сравнительно тонких - 14-20 см в диаметре - кругляков, неровности сверху были обтесаны.
Крышу делали из более тонких кругляков и жердей, как продолжение боковых стен по скатам крыши кверху до конька; бревна крыши покрывали листами бересты и еловой коры, которые прижимали грузами из колотых бревен. Ни соломы, ни тростника, которые можно было бы считать остатками кровли, в культурном слое Арайшского озерного замка не нашли, были только листы коры. Это и понятно, поскольку зерновых еще не выращивали в таких количествах, чтобы хватило покрыть крыши всех зданий, к тому же при столь плотной застройке это был слишком огнеопасный материал для кровли.
Во многих зданиях также сохранились остатки внутренней обстановки. В середине жилого помещения была прямоугольная с округлыми углами или круглая печь без дымовой трубы, в ближайшем ко входу правом углу - небольшая встройка, где, думается, держали продукты, посуду и утварь. Вдоль левой стены помещения была скамья, а вдоль задней стены - полати. Вдоль стен были полки, между бревнами были вбиты вешалки для разных предметов. Две таких найденных вешалки были сделаны из корней хвойных деревьев и вырезаны в форме лебедя-шипуна и гуся. Жилые помещения освещались, проветривались и дым выпускался в небольшие прорубленные в бревенчатых стенах оконные проемы, а также в дверь. Рядом со зданиями описанного типа уже во время второй застройки появились двухкамерные здания, у которых вместо крыльца была закрытая прихожая. Прихожая также делилась на две половины: слева был вход, справа - небольшая кладовая, в которой, думается, хранили запасы провизии.
В первой застройке было лишь несколько отдельно стоявших хозяйственных построек, в том числе также наружные печи, в которых готовили еду в теплое время года. При последующих застройках и их расширении у задних фасадов жилых домов или отдельно начали строить все больше хозяйственных построек с печами. Так появились трехкамерные постройки, состоявшие из жилого помещения с крыльцом, пристройки или прихожей у входного фасада и хозяйственной пристройки с наружной печью или без нее возле заднего фасада. Часть хозпостроек, особенно наружные печи, строились как навесы на столбах, однако среди них были и срубы с закрытыми стенами.
Как остатки озерного замка попали под воду? В середине нашей эры климат в Латвии был довольно сухим, поэтому уровень воды в озерах также был значительно ниже, чем теперь, но наступил X век, и в северном полушарии Земли начался период повышенной влажности и тепла с частыми и сильными ливнями. Вода в озерах начала быстро подниматься, и жить там стало невозможно. Вода естественным образом законсервировала и сохранила остатки построек до наших дней. Возможно, легенды о путешествиях озер по воздуху (и легенды о затонувших замках) хранят воспоминания об этих событиях и когда-то бывшую действительность.
Учитывая то, что Арайшский замок был наиболее изученным археологическим памятником своего рода, было принято решение о воссоздании озерного поселения как основы археологического музея-заповедника под открытым небом. Для реконструкции был выбран древнейший, наиболее сохранившийся комплекс застройки 9 века. Воссоздание поселения продолжается и в настоящее время. Нижние части построек восстанавливаются как копии оригинальных сохранившихся конструкций; верх построек реконструируется на основе найденных в культурном слое строительных деталей, этнографических параллелей, а также основываясь на конструктивной логике строения. Т.о. реконструкция Арайшского озерного поселения отличается высокой степенью исторической достоверности. Пapк-мyзей основaн в 1983 годy. B озеpном поселении ныне пpоводятся фольклоpные выстyпления, Пчелиный пpaздник, Дни викингов, теaтpaлизовaнные экскypсии «Pyбежи столетий в Apaйши» и дpyгие меpопpиятия.
О стоянке каменного века в Арайши
И несколько слов о стоянке каменного века, реконструированной в Арайши в 2005 г. Девичий остров – такое название носит в народе южная оконечность полуострова на озере Арайшу. Там частично воссоздана стоянка каменного века с камышовыми хижинами и земляными печами для жарки мяса и рыбы. Это площадка, на которой завершается действие театрализованной экскурсии «Арайши в круговороте веков». На берегах озера Арайшу люди поселились еще в далеком каменном веке. Об этом свидетельствуют найденные при археологических раскопках Арайшского озерного поселения эпохи викингов (9-10 вв.) и руин средневекового замка (14-17 вв.) отдельные предметы эпохи камня: покрытый патиной кремневый нуклеус (ядрище), из отщепов которого делали орудия труда и оружие; датируемый 3 тыс. до н.э. каменный топор и каменное долотце 2 тыс. до н.э.
Следует отметить, что само место стоянки каменного века в Арайши обнаружить пока не удалось и устроенная здесь реконструкция является пока что обобщенным образом облика подобных стоянок. На восточном краю Девичьего острова в 2005 г. построен дом бронзового века, который, вместе с возведенными ранее жилищами каменного века и позднего железного века позволяет составить представление о ходе развития древнего домостроительства. Реконструкция дома бронзового века основана на данных изучения поселений эпохи бронзы в Латвии – археологических раскопках поселений Брикули и Мукукалнс.

ИСТОЧНИК http://www.castle.lv/latvija/araisi1.html


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Суббота, 06.08.2011, 18:20 | Сообщение # 122
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
ПРОДОЛЖУ...
Озерный замок в Арайши-2

Населенный пункт Арайши в селении Драбеши находится в 7 км на юг от Цесиса и в 1,5 км на север от Видземского шоссе. Cреди исторических достопримечательностей, посещаемых здесь туристами (мельница, озерный замок, поселение каменного века, церковь), мало кто обращает внимание на скромные остатки каменной кладки стен на полуострове западного берега Арайшского озера. Если изучить карту расположения немецких орденских замков и замковых округов, то легко заметить, что почти все они находятся вблизи известных более ранних латышских городищ, и Арайши не стали исключением. Еще в 30-е гг. ХХ в. считалось, что нынешние Арайши - это место нахождения легендарного древнелатышского замка Аутине (в частности, об этом говорится в книге Ю. Вайводса), но эта гипотеза не выдержала проверки временем. Если обратиться к истории немецкого замка в Арайши, то видно, что он находился в стратегически важном месте - известном в литературе по истории средних веков как “Гауйский коридор”, соединявший принадлежавшие Ливонскому ордену вплоть до середины XVI в. земли в Эстонии с землями в Южной Латвии и одновременно разделявший на две части земли рижского архиепископа. Это была полоса земли шириной всего в пару десятков километров. Поскольку Рижский архиепископ и Ливонский орден были двумя взаимно конкурирующими группами завоевателей, отношения которых позднее стали открыто враждебными, строительство замков в этом регионе продолжалось как во время завоевания Прибалтики, так и после этого. Вассал рижского архиепископа во 2-й пол. XIII в. построил Лиелстраупский замок, рижский капитул - Кримулдский замок. Орден, в свою очередь, в противовес им построил Арайшский замок. Замок в исторических источниках, литературе и фольклоре упоминается под разными названиями: Aries, Arges, Arriss, Stara Kies, Alt-Wenden, Arrasch, Palaeowenda, Wezza Zehs, Waetz Arrasch и др.
Характер построек и находки старинных вещей в ходе археологических исследований показали, что Арайшский замок с самого начала выполнял одновременно военные и хозяйственные функции, прикрывая подступы к Цесисскому замку с юга; там размещались боевые кони, а также хранились запасы продовольствия и фуража. Поскольку Арайшский замок находился столь близко от Цесиса, он оказался “как бы в тени” своего могучего собрата. Поэтому очень многие исторические хроники упоминают его как бы мимоходом, перечисляя вместе с другими замками этого района, повествуя о военных действиях, направленных, в первую очередь, против резиденции магистров Ордена в Цесисе. Одновременно замок в Арайши служил опорным пунктом, охранявшим дорогу Цесис-Кокнесе. О большом значении этой дороги в средние века свидетельствуют построенное вдоль нее количество каменных замков...
Еще в 1-й половине ХХ в. считалось, что замок в Арайши построен в 20-е гг. XIII в. Например, в путеводителе 1936 г. еще можно прочесть следующее: “Многие историки полагают, что на месте развалин орденского замка находился Старо-Цесисский замок, в котором в 1207 г. жил магистр Ордена Венно [первый магистр Ордена меченосцев Венно фон Рорбах]. В 1226 г. магистр Фолквин [второй и последний магистр Ордена меченосцев] построил здесь небольшой орденский замок, который был разрушен во время войн.” Но ныне версию о Старо-Цесисском замке причисляют к разряду легенд, о чем сообщает Д. Васманис (“Cesu novada pagatnes ainas”): “Народные предания рассказывают, что из Арайшского замка под дном озера в Цесисский замок ведет подземный ход и что в Арайши находился старый Цесис. Хотя при раскопках подземный ход до сих пор не найден и вряд ли он там был, но в рассказах о старом Цесисе могут содержаться воспоминания о населенности обширного форбурга в средние века, которая констатирована при проверочных раскопках в 1969 г.” На самом деле Старо-Цесисский замок располагался на городище вендов на холме Риекстукалнс в самом Цесисе.
На сегодняшний день принято считать, что орденский замок построен в начале XIV в. Тем не менее, дата постройки замка в 1226 г. еще и сегодня встречается в ряде путеводителей, изданных в наши дни. Возможно, что многие источники просто путают даты основания орденского замка и имения, принадлежавшего ранее Рижскому домскому капитулу. Говоря об имуществе капитула, И. Штерн пишет: “В Видземе многие владения капитула были переданы пробсту для использования: земли вдоль Даугавы между островом Доле и Ригой, так же как земли в Скуенском и Арайшском приходах и Царникаве (там одно время было имение). Часть от доходов капитула ежегодно должна была перечисляться в папскую казну в Риме.” И. Штерн высказывает предположение, что в Арайши могло быть имение Домского капитула (вот оно могло быть основано уже в 1226 г.). Впервые в письменных источниках замок упоминается в первой половине XV в. Арайши входили в территорию комтурства Цесисского замка, куда входило 5 замковых округов - Цесис, Арайши, Буртниеки, Триката, Лугажи. К каждому из этих замков прикреплялось имение - группа волостей, поставлявших подати соответствующему замку.
Как указывает арайшский пастор П. Берент, историку Л. Арбузову было известно 4 неопубликованных письма, в которых интересующий нас замок под названием Arries встречается в 1410, 1468, 1545 и 1547 гг. В опубликованных письменных источниках Арайшский замок под вышеупомянутым названием впервые встречается в списке замков Ливонии, помещенном около 1438 г. в книге налогов Тевтонского ордена. Хронологически следующий источник – договор о покупке и продаже имений, подписанный магистром Ливонского ордена Хейденрейхом Финке в 1445 г. в Цесисе. Названные в договоре имения находились в общинах Скуене и Арайши (…welck guder belegen sindt in den Kerspelen als Schuyen und Ariis…»). К сожалению, в договоре не оговаривается более подробно, что подразумевается под термином «община» (Kerspel) – церковный приход или основная административная единица земель ордена – замковый округ.
После этого Арайшский замок еще раз упоминается около 1467 г. в списке замков Ливонии, приложенном к хронике Тевтонского ордена. В списке есть примечание, что Арайшский замок находится в округе магистра, т.е. входит в число тех 13 замков, на подати от округов которых содержался двор магистра, и которые поэтому находились в непосредственном подчинении магистру. Магистры Ливонского ордена с 1481 г. постоянно пребывали в Цесисе, однако иногда ненадолго останавливались в ближнем Арайшском замке. Это свидетельствуют 2 письма орденского магистра Германа фон Бригенея, написанные им в Арайшском замке 22 апреля 1545 г. и 7 января 1547 г. В это время в связи с некой сделкой, проведенной католической церковью косвенно упоминается также Арайшская церковь и приход. Как пишет А. Швабе, в госархиве в Стокгольме хранится некий доклад Цесисского магистрата магистру, датированный 1546 г., в котором говорится, что цесисский католический священник Тидеманн за одну лошадь продал арайшскому священнику викариат св. Николая, основанный в Цесисе бюргермейстером Фрюлингсхузеном. В 1555 г. Арайшский замок еще раз встречается в списке орденских замков Ливонии.
В 1558 г. начинается Ливонская война, в результате которой гибнет старая Ливония, ее земли, замки и города переходят во владение соседних государств. События, связанные с военными действиями, затронули Арайшский замок уже в самом начале войны. В замке собирались воинские подразделения ордена, здесь создавались запасы вооружения, продовольствия и фуража. Например, цесисский комтур Вальтер Квааде 4 февраля 1558 г. рапортовал магистру Вильгельму фон Фюрстенбергу, что воины из Арайши и какого-то другого места (“… lantknechte arries vnd giselle…”) в назначенное время не могут прибыть, но прибудут, как только объединятся с крестьянами. Думается, что комплектуемое подразделение входило в отряд под командованием цесисского шафера Берндта Хоффеля, который в 1558 г. с 8 пушками, 103 всадниками и 500 крестьянами отправился в Пайде (Эстония). Крестьяне были вооружены копьями и защищены броней на груди и со спины. Может быть, что арайшцы входили в состав и того отряда ордена, который в октябре 1558 г. отправился из Цесиса на помощь орденскому магистру – брать замок Ринген (Рынгу) в Эстонии, где укрепились русские войска; однако об этом нет сведений. Орденский магистр Вильгельм фон Фюрстенберг 25 января 1559 г. сообщал рижскому бюргермейстеру и магистрату, что в имении Олтхузен под Арайши (“In althusen hoff bey der Aries”) взят в плен русский, предположительно разведчик.
В 1561 г. Ливонию разделили полностью. Северная Эстония вместе с Таллинном попала под власть шведов. Из той части Ливонии, что лежала к северу от Даугавы, создали герцогство Пардаугавское. Одновременно продолжался раздел и раздача в лен бывших земель ордена. Польский король Сигизмунд II Август кроме других бывших орденских земель получил в свою собственность также Цесис и Арайши, земли округов которых обещал дать тем, кто до этого состоял в ордене, а также своим советникам и другим лицам, имевшим заслуги перед Ливонией. 14 марта 1561 г. Готард Кетлер, еще будучи орденским магистром, сдал в лен некоему К. Фитингхофу, служившему переводчиком при переговорах с русскими, бывшее во владении его отца имение Калнамуйжа, находившееся в Арайшском округе и приходе (“…das Gut Bergenhof im Gebiet und Kirchspiel zu Arris”), а также 2 крестьянских двора. Как выяснил Л. Штрикс, это то же самое имение, принадлежавшее некоему Олтхузену, которое упоминается в цитированном выше сообщении орденского магистра Вильгельма Фюрстенберга рижскому рату от 1559 г. и которое сейчас называется Драбешу муйжа по фамилии польского офицера Дробыша. В 1564 г. К. Фитингхоф продал Калнамуйжу под Арайши своему свояку Б. Паткулю.
Как пишет известный исследователь замков Ливонии Карл Левис оф Менар в своем труде “Burgenlexikon fur Alt-Livland”, увидевшем свет в 1922 г., “Арайши прославились в 1577 г. во время войны с Московитами”. О захвате Арайшского замка, в частности, известно из жалобы подстаросты цесисского Станислава Подбыльского, особо жаловавшегося на некоего благородного Ханса Эрнста из окрестностей Цесиса, силой захватившего вместе с помощниками Старый Цесис (в списке Бротце – Alt-Wenden, d.i. Arrasch), служителей этого замка частично убил, частично взял в плен и отправил в заключение в замки герцога Магнуса. У С. Подбыльского в этом замке было 40 лошадей (очевидно, боевых коней – Я.А.), много оружия, а также лошади, быки, коровы и другой скот. Кроме того, захватчики взяли также вещи убитых и захваченных в плен людей.
Несмотря на кажущееся превосходство русских войск, уже до декабря 1577 г. 400 солдатам - немцам, полякам и латышам, которыми командовал письмоводитель управляющего Пардаугавским герцогством Иоганн Биринг, удалось отнять у русских Турайду, Арайши и еще несколько замков. Поскольку для открытого штурма Арайшского замка сил было слишком мало, они применили хитрость, захватив замок ночью, перебравшись через крепостные стены с помощью приставных лестниц. В письме одного литовского вельможи Александра Полубенского упоминается, что таким образом были захвачены замки не только в Арайши, но также в Лудзе, Резекне и Виляке. Однако замок ими удерживался недолго. В “Хронике Ливонии” Балтазара Руссова, одном из основных источников сведений о Ливонской войне 1558-83 гг., Арайши упоминаются всего один раз, и именно при описании военных действий 1577 г.: “Из Эргли великий князь [Иван Грозный] направился в Цесис, Арайши и Яунпилс (ныне - Заубе), которые, как и многие другие замки, он занял. Людей увели в плен.” Произошло это в конце лета, когда войска Ивана Грозного (ок. 30 000 солдат) снова прибыли в Цесисский край, по дороге повторно взяв и разорив замок Пиебалга, а также взяв Заубе и Арайши.
Т.к. царская армия прибыла к Арайши 31 августа, можно сделать вывод, что Арайшский замок был взят в последние дни августа 1577 г. Однако кажется, что русские войска тут же оставили Арайши, такой вывод можно сделать из письма курляндской герцогини Анны брату Кристофу, герцогу Мекленбургскому. В письме, отправленном 16 сентября 1577 г., она перечисляет замки и города, взятые противником летом этого года. Среди них упоминается также Арайшский замок (под названием Arges) и замечено, что поляки его вернули себе. Столь кратковременное пребывание русских войск в Арайши – всего недели две – вполне возможно. Замок был разграблен уже летом, во время нападения крестьян под руководством Ханса Эрнста, в свою очередь, русские войска настолько основательно разорили все окрестности, что даже пять лет спустя, как констатировал польский ревизор, у замка не было ни одного подданного (т.е. крестьянина). Арайшский замок во время Ливонской войны был разрушен.
В период существования Задвинского (Пардаугавского) герцогства (1561-1629) Арайшский замок был центром фольварка – служебного поместья, принадлежавшего королю Польши. В 1582 г. произошла первая ревизия польских поместий, в течение которой проводился учет землевладений и были проверены права их держателей. Ревизоры констатировали, что при ордене округ Цесисского замка состоял из замка, города, десяти крестьянских волостей, или ваков, и Арайшского замка: «есть еше Арайшский замок (zamek Aries) в миле от Цесиса. Который называется Старый Цесис (stara Kies); почти пустой, и при нем нет подданных, чтобы обрабатывали землю». За учетом последовали реформы управления земельной собственностью. В 1590 г. – во время второй ревизии польских поместий – Цесисский замковый округ был поделен на две новые административные единицы – фольварка, ревизии которых достаточно подробно описаны в протоколах. Первый фольварк находился возле Цесисского замка, а второй – «в миле (от него – Я. А.), называемый Вецас Цесис, старые стены на берегу озера. В котором есть следующие здания: белый дом с жилым помещением. Оттуда прихожая и от прихожей второе жилое помещение; хлебный амбар. Два хлева для скотины, конюшня, баня. Две риги за стенами. Канава через поле, которую покойный пан Пенёнзек велел засыпать. Новая корчма, которую построил покойный пан Пенёнзек у Рижского тракта…» Это единственное описание, в котором отражена застройка Арайшского замка во время его существования.
Во время Северной войны здесь располагался военный лагерь шведского короля Карла XII. Летом 1701 г., при переходе из Пярну в Ригу, шведские войска под предводительством Карла XII изгнали саксонцев из Цесиса и 28 июня остановились на отдых возле Арайши, или Вецас Цесис (wed Arrasch eller Alt Wenden). Отряды шведской армии расположились в окрестностях озера, их расположение было зафиксировано на схеме, сохранившейся в Военном архиве Стокгольма. Там схематически обозначены также развалины замка Арайши под названием Alt wenden Slott. В 1922 г. Карл фон Левис оф Менар об Арайшском каменном замке написал следующее: “Арайши (Arrasch), называемые также Вец-Цесис (Alt-Wenden), в Цесисском округе, сооруженные орденом на полуострове озера, сейчас принадлежат пасторской усадьбе Арайши. Небольшие развалины представляют собой фундаменты из валунов с квадратным планом, длины сторон около 100 шагов”.
Археологическое исследование Арайшского каменного замка началось только в 20 веке. Первые небольшие мероприятия по этому поводу произошли в 1921 г., когда в помещении северо-западного угла Арайшского замка начал раскопки учитель тогдашней Берзайнской средней школы К. Ашманис с учениками. В том же году К. Ашманис вместе с Й. Криевиньшем и местными жителями провел исследования также на территории нынешнего нового кладбища Арайши. Археологическая экспедиция Института истории Латвийской академии наук в 1968 г. провела небольшие проверочные раскопки в форбурге под руководством З.Апалы, а в 1972-1974 и 1981-1992 гг. – более обширные раскопки в Арайшском каменном замке и форбурге под руководством Я. Апалса. В ходе раскопок в полном объеме открыли западное крыло замка и место входа через замковый ров общей площадью 3320 кв. м. В западном крыле замка откопали хорошо сохранившиеся остатки оборонительной стены с проемом ворот и остатками построенных вдоль ее внутренней стороны жилых домов, клети, бани и др. хозпостроек на уровне фундамента, подвала и местами даже первого этажа, которые до раскопок вообще не были известны. Здания обогревались печами с подачей нагретого воздуха (т.н. гипокауст), а также бездымоходными печами каменной кладки, а в хозпостройках использовались также очаги. Как каменные, так и деревянные здания наглядно характеризуют традиции и технические приемы строительства XIV-XVI вв.
В постройках прослеживаются традиции немецких средневековых строений, но найденные украшения и сельскохозяйственные орудия труда свидетельствуют о том, что значительная часть обитателей замка, т.н. челядь, были местными жителями. Откопанные в Арайшском замке остатки строений в ходе раскопок были законсервированы и подготавлены к экспозиции под открытым небом. Обнаружилось, что дно озера по направлению к церкви выложено камнями. Возможно, что это остатки моста, соединявшего орденский замок с церковью. Кстати, церковь в Арайши была построена еще до основания замка (ок. 1225 г.) и является памятником архитектуры и истории.
По окончании археологических раскопок были сделаны следующие выводы:
У Арайшского замка был очень обширный, до этого необследованный форбург. Общая площадь полуострова на западном берегу Арайшского озера, где находился замок с форбургом, составляет 9 га: из них замок занимает всего 1 га, остальные 8 га – форбург. В письменных источниках форбург непосредственно не упоминается, исключая некие неясные указания в начале 17 века, смысл которых легко перепутать. Поэтому исследователи архитектуры замков Ливонии К. Левис оф Менар и А. Туулсе считали, что у Арайшского замка не было форбурга.
Арайшский замок построен Ливонским орденом приблизительно в середине или второй половине 14 века (судя по технике каменной кладки с ее скудным использованием извести на внешней стороне) в качестве хозяйственного и военного опорного пункта резиденции магистра – Цесисского замка, - где собирали войска, накапливали боеприпасы и др. Этим объясняется не только небольшое расстояние между Цесисом и Арайшским замком, но и значительная площадь форбурга.
После распада Ливонского ордена во времена герцогства Пардаугавского Арайшский замок попал во владение польского короля. Там был создан центр фольварка, которому подчинялось 6 крестьянских ваков, или волостей, отделенных от Цесисского замкового округа, существовавшего при ордене. На начальном этапе существования герцогства Пардаугавского замок еще называли старым названием в различных вариантах, однако, начиная с 1577 г., в источниках уже встречается название «Старый Цесис» (Вецас Цесис). Видимо, это название ввела польская администрация для обозначения нового центра управления. При шведах в Лифляндии вплоть до начала 18 века использовались параллельно оба названия – Vecas Cesis (Alt Wenden oder Arrasch), а после этого – только Арайши (Arrasch).
Недалеко от Арайшского замка уже в середине 16 века начало образовываться имение, которое первоначально называли Калнамуйжа (Bergenhof), а позднее, на конечном этапе существования герцогства Пардаугавского, - Драбешумуйжа по фамилии польского офицера (Drobisch), который получил его во владение. Во время шведско-польской войны он это имение потерял, а название осталось. В свою очередь, название «Арайши» осталось за церковью и пасторской усадьбой. Как свидетельствуют письменные источники и археологические материалы, Арайшский каменный замок и форбург не могут быть идентифицированы со Старым замком Цесис, упоминаемым в хронике Генриха Латвийского.
Самый старинный рисунок Арайшского замка находится в т.н. хронике Юргена Хелмса, написанной в период с 1628 по 1645 гг., где замок изображен стоящим на холме на берегу реки (а не озера), с двумя высокими, круглыми, пятиэтажными, диагонально в плане расположенными угловыми башнями и низкой, широкой, полукруглой надвратной башней. Однако этот рисунок считается фантазийным. У Арайшского замка не было угловых башен и вход защищала не выдвинутая полукруглая башня, а четырехугольная постройка на склоне рва с подъемным мостом (см. фото). В свою очередь, план И.-К. Бротце и рисунок западного фасада не только соответствуют действительности, но и показывают, что в конце 18 в. защитная стена в районе ворот была намного выше, чем в 20 в., также как и нижние части стен зданий внутри замка.
Главный замок в плане представлял собой квадрат с длиной сторон ок. 81 м., ориентированный по сторонам света и занимал восточную часть полуострова на юго-западном берегу озера Арайшу. Окружающие Цесис вспомогательные средневековые замки в те времена строились намного проще и менее укреплялись. Чаще всего их строили по плану т.н. типа “кастеллы”, в основе которого были квадратно расположенные четыре стены, которые обычно дополняли одна-две башни. Замок окружала крепостная стена толщиной до 2 м в основании, построенная из валунов 0,4-0,6 м в диаметре. В западной части форбург от окружающей местности отделяли два вала, и ров, находящийся между ними. Вдоль западной стены основного замка, отделяя его от форбурга, пролегал сухой ров длиной 125 м, 19-20 м шириной и до 6 м глубиной. Ров по всей длине отделял полуостров от остального берега. Только по подъемному мосту через ров можно было попасть в сам замок. Форбург занимал большую часть из 9 гектаров площади полуострова.
В западной части замка находились ворота шириной 3,7 м. Перед воротами и находилась единственная башня замка размерами 10 х 7,85 м в плане. На территории главного замка находились также два строения. Вдоль западной стены располагался жилой корпус. Второй замковый корпус размерами 36,4 х 9 м располагался вдоль северной стены. Остальные строения предположительно были деревянными. На территории форбурга известно одно каменное строение близ западной стены главного замка, размерами 14,6 х 9 м в плане. Камень из замковых развалин, начиная с 16 в., брался для строительных нужд прилегающего имения и до наших дней сохранились лишь крепостные стены основного замка высотой 2-3 м и отдельные остатки фундаментов строений. Здесь в рамках Национального парка "Гауя" создан Арайшский парк-музей, где на территории ок. 10 кв. км можно осмотреть характерные для Видземе хутора и много культурно-исторических памятников. Рядом с развалинами замка ныне виден реконструированный деревянный озерный замок 9-10 вв. Озерное поселение Арайши – первый столь обширно изученный и реконструированный археологический памятник подобного типа на северо-востоке Европы. Учитывая это, было принято решение о создании здесь археологического музея-заповедника под открытым небом, в который ныне кроме озерного и каменного замков входит также реконструированная стоянка человека каменного века. За посещение территории с посетителей в 2006 г. взимается плата в 0,80 Ls с человека.
ИСТОЧНИК http://www.castle.lv/latvija/araisi.html


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Вторник, 09.08.2011, 18:50 | Сообщение # 123
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
ПИЗАНСКАЯ БАШНЯ


В 1173 году на Кафедральной площади Пизы был заложен первый камень колокольни собора Санта Мария Маджоре, которая вошла в историю под названием «Пизанской башни».

Строительством звонницы занимались мастера Гульельмо из Инсбрука и Боннано. Однако построив первый этаж высотой 11 метров и два колоннадных кольца, Бонанно обнаружил, что колокольня отклонилась от вертикали на четыре сантиметра. Мастер прекратил работу и поспешил покинуть город. Время от времени работу по строительству возобновляли.

К 1233 году было построено всего четыре этажа. Лишь через сто с лишним лет после начала строительства, в 1275 году, городские власти нашли нового архитектора – Джованни ди Симони, который рискнул продолжить возведение колокольни.

Когда он возобновил работы, наклон верхнего карниза башни составлял 50 сантиметров. Окончив пятый колоннадный этаж, он прекратил работу. В 1350 году, когда отклонение от вертикали уже было 92 сантиметра, за работу принялся архитектор Томазо ди Андреа. Он приподнял следующий этаж с наклонной стороны на 11 сантиметров, а звонницу «завалил» в сторону, противоположную наклону. Лишь после этого он водрузил над восемью ярусами башни колокольню с бронзовым колоколом. Через 164 года строительство башни наконец было завершено.

Нынешняя высота «Пизанской башни» – 56 метров, диаметр основания – 15,5 метра, масса – 14,5 тонны, отклонение верхушки от вертикали – около 4,8 метра, и оно продолжает увеличиваться.

30 декабря 1986 года ЮНЕСКО присвоила Пизанской башне статус Всемирного наследия. Знаменитая башня также занесена в Книгу рекордов Гиннеса.
Прикрепления: 2856792.jpg(5Kb)


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Среда, 10.08.2011, 18:34 | Сообщение # 124
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
АСОТЕС


Городище Асотес (Asotes pilskalns), волость Куку (Kūku). В исторических документах также зафиксированы следующие формы написания наименования этого замка: в 1211 – Aszute, Adzudene; в 1255 – Assuten. В примечаниях к Хронике Генриха Латвийского приводятся еще такие разночтения: Aszute (ныне Osot, Assoten под Крейцбургом). Асоте был деревянным замком, центром одноименного замкового края латгальского государства Ерсика. В состав Ерсикского княжества входило не менее 9 замковых округов, в т.ч. Асоте, Олинькалнс, Цесвайне, Марциена, Аутине. Как оборонительное укрепление Асоте существовало уже до 13 века. После подчинения государства Ерсика в 1209 г. его правитель Висвалдис, получив от епископа Альберта свои земли назад уже как ленное владение, был вынужден отказаться от части территории своего государства. Раздел земель Ерсики между завоевателями произошел в 1211 г. В этом документе раздела земель впервые в истории появляется название замка Асоте (castrum Aszute или Adzudene). В соответствии с договором раздела земель Асоте и соседний замок Лиепене попали во владение епископа.

Городище Асоте было устроено на древнем берегу реки Даугава, в 400 м от побережья, вдоль которого тянется ряд моренных холмов, у впадения р.Лаздупите (ранее называемой также речкой Асоте) в Даугаву. В др. источниках эта речка именуется также Дарзупите. Речка полукругом с востока, юга и запада охватывает городище, площадь поверхности которого составляет 67,5 х 55 м. Обращенные к Лаздупите склоны холма высотой около 10 м. Намного ниже склон с западной стороны, где городище подсоединяется к ряду моренных холмов. В этом месте выкопан защитный ров и насыпан вал высотой около 2 м.

Городище было населено долгое время, с 1 тысячелетия до н.э., археологами выявлены 16 слоев населенности. Застройка замка после неоднократных пожаров всегда возобновлялась. Раскопки Асотского городища свидетельствуют о заселенности единовременно более 25 домов (каждый площадью 25-30 кв.м), опоясанных оборонительной стеной. В 1-8 веках городище использовалось слабо. Мощные укрепления были созданы лишь в конце 9-10 вв. и представляли собой бревенчатую ограду, образованную двумя параллельными стенами с расстоянием между ними 3-3,5 м. Через каждые 4 м эти двойные стены соединяла пара поперечных стенок с расстоянием между последними около 1 м. Кольцевидный земляной защитный вал на беревенчатой основе восходит к 11 веку. Вход охраняла башня, сооруженная в срубной технике, как и жилища внутри городища. Укрепления Асоте и в 13 в. были образованы построенным вокруг всей вершины защитным валом. Его каркас был образован с помощью т.н. камер, сложенных из горизонтально-ориентированных бревен. Вал использовался под фундамент для построенных на нем деревянных защитных строений.

В 1924 г. городище обмерила экспедиция под управлением Э. Брастиньша. Вот как он сам описывает городище: Это мощное укрепление находится к западу от хутора “Гравани”. Административно числится в Даугавпилсском уезде Крустпилской волости. Его называют городищем Асотес, уже известном с 1878 г. Деринг и А. Биленштейн. В старинных документах среди прочих упоминается некий замок Aszote. Это слово весьма похоже на усадьбу Асоте, находящуюся в 1 км к северо-западу от городища. Поэтому вполне правильно считать это городище древним городищем Асотес.

Это популярное городище, поскольку находится всего в 3 км от Крустпилса и располагается на самой обочине шоссе. Уже издали виднеется эта гора, крутизна которой увеличена искусственным путем. Городище Асотес когда-то находилось на самом берегу Даугавы. Впоследствии Даугава сменила свое русло и отступила примерно на полкилометра к югу от городища. С юга и востока городище омывает речушка Лагзде. С этих сторон городище весьма круто – высота 10 м. Северная сторона образовалась из долины, которая отделяла городище от остальной возвышенности на севере и востоке. Эта долина углублена, земля из раскопа насыпана со стороны рва в виде насыпи высотой 2 м, постепенно переходящей в площадку. Так образовалась ровная площадка с небольшой впадиной, ее западная сторона несколько выше. Вокруг всей площадки боковые стороны доведены до одинаковой крутизны. Место входа определению не поддается. Земля состоит из рыхлого гравия.

До мировой войны городище сохранялось целым, а во время войны в насыпи было вырыто убежище с ходом сообщения. Вдоль южной стороны площадки также видны остатки военных окопов. В окопах виден мощный и богатый культурный слой, в котором находят бронзовые украшения, кости, угольки, черепки сосудов. Последние изготовлены с применением гончарного круга и имеют волнообразный орнамент. Сейчас городище поросло низкорослой травой и редкими старыми березами. Оттуда открывается красивый вид на Даугаву. Легенда скупо сообщает, что на этой горе был замок, который разрушен в ходе старинных войн, как рассказал местный старожил.

В 1949-1954 гг. археологические раскопки на городище Асоте проводил Э. Шноре, о чем свидетельствует и надпись на памятном камне, установленном близ шоссе Рига-Даугавпилс неподалеку от городища. На раскопках была вскрыта примерно четвертая часть поверхности городища – 792 кв. м. Было установлено, что замок имел два входа – один с западной (даугавской) стороны, другой с восточной. Ведущая в замок по склону холма дорога была мощена насыпью из мелких камешков. Входы в замок были защищены деревянными башнеобразными постройками. С 11 века рядом с городищем находилось поселение - село площадью около 10 000 кв.м.

Во вскрытой раскопками части двора находились небольшие деревянные строения из горизонтально сложенных бревен - деревянная срубная застройка. Все эти традиции деревянного строительства 13 века характерны для древних латгалов. Раскопки свидетельствовали, что населенность на городище Асоте не прекратилось внезапно, а ее интенсивность уменьшалась постепенно. В конце 13 в. и в 14 в. укреплений у городища уже не было, но небольшая населенность еще существовала, о чем, в частности, пишет латвийский археолог Э. Мугуревич. При раскопках обнаружены остатки строений и бытовых предметов. Внимания заслуживают печь для выплавки железа и мастерская гончара, где для изготовления посуды использовали гончарный круг уже со 2-й половины 10 века.

В учебниках по истории Латвии часто приводится реконструкция замка Асоте в виде круга правильной формы, что зачастую позволяет проводить аналогии с такими памятниками, как деревянный славянский город Ополе в Силезии (ок. 1000 г.) или даже укрепленный лагерь викингов Треллерборг (ок. 1000 г.) на о. Зеландия (Дания).

Последний раз в письменных исторических источниках название замка Асоте (castrum Assuten) появляется в 1255 г. Папа Александр IV в своей булле от 31 марта 1255 г., изданной в Неаполе и до сих пор хранящейся в архиве Ватикана, упоминает о правах Рижского архиепископства, когда там архиепископом был Альберт II Зауэрбер и перечисляет принадлежащее архиепископству имущество, в т.ч. замки в Риге, Турайде, Лиелварде, Рескуле (Икшкиле), Риемене (Малпилс), Доле, Саласпилс, Кокнесе, Асоте и Лиепене (Липушка), так же как и городище Ерсика. Впоследствии построенный по всем правилам европейской фортификации замок в Крустпилсе управлял отнятой у Ерсики областью Асоте. Старое городище с деревянным замком постепенно пришло в негодность и разрушилось. Близ городища находится воинское братское кладбище 1-й мировой войны. Захоронено 336 русских воинов, 84 из них известны.

В путеводителе 1980-го года сообщалось, что окрестности городища Асоте стали излюбленным местом прогулок горожан [Екабпилса], а также для лыжного спорта.

ИСТОЧНИК http://www.castle.lv/latvija/asote.html


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
COUNTESSДата: Среда, 10.08.2011, 18:54 | Сообщение # 125
Графиня
Группа: Главные
Сообщений: 1183
Награды: 11
Репутация: 5
Статус: Offline
Замок Аугстрозе (Хохрозен - Hochrosen)-(13 век)

КАРТИНА С РУИНАМИ



Сам населенный пункт Аугстрозе находится в 15 км (по др. данным - в 18 км) на восток от Лимбажи. Еще в 5 км (по др. данным - в 2 км) в сторону Валмиеры и приблизительно в 200 м влево (к северу) от Валмиерского шоссе на южном берегу озера Аугстрозес-Лиелэзерс, на вершине крутого холма возвышаются развалины замка Аугстрозе. Ныне здесь сохранились развалины в виде фрагмента каменной стены высотой 6-7 метров на юго-восточной части замка. Эту часть, которая имела самые мощные укрепления с самого начала, ограждают лишь крутые склоны, но не водные преграды. Теперь развалины полностью заросли кустарником и деревьями, правда, несколько лет назад начали очистку от них, но не закончили. В северной части развалин видна яма, которая появилась, вероятно, в результате поиска клада.

Райскумско-Аугстрозская холмистая равнина именно здесь, в Аугстрозе, достигает наибольшей высоты (гора Цесу - 125,6 м над уровнем моря). Холмы как бы собраны в связки, которые в иных местах сливаются в гряды 30-40 м высотой. Есть версия, что название Аугстрозе произошло от этих холмов (“роз”). Многие исследователи (Х.фон Хагемейстер, Л.фон Стрик) утверждают, что каменный замок Аугстрозе построен в 1272 году по приказу Кристиана фон Розена, на третьем высоком холме. Исследователи ливонских замков Карл фон Левис оф Менар и Армин Туулсе считали, что конструкция замка соответствует ранним орденским замкам, построенным в 13 веке.

Немецкие исследователи считают, что название произошло от фамилии бывшего владельца области помещика Розена. В XIII в. Аугстрозе входило в состав ливской земли Идумея. Вассалы рижского архиепископа построили здесь замок, из которого управляли всем округом Аугстрозе. Что касается времени постройки замка, то на этот счет в литературе существуют противоречивые мнения. Например, И. Штерн в своей монографии “История Латвии 1290-1500” называет датой постройки замка первую половину XIV в., в сборнике на латышском языке “Средневековые замки Латвии. I. Исследования замков Рижского архиепископа” сказано, что это произошло до 1350 г. (когда сохранились сведения о принадлежности замка вассалам Рижского архиепископа).

Замок в Аугстрозе относится к числу т.н. вассальных замков. В отличие от орденских земель, где в руки вассалов крупные владения попали лишь накануне Ливонской войны или во время уже начавшихся военных действий, в архиепископстве крупные землевладения образовались уже в XIV-XV вв. Замок Аугстрозе принадлежал к таким поместьям. В средние века наиболее влиятельными и богатыми вассалами рижского архиепископа были фон Унгерны, фон Тизенхаузены и фон Розены. В руках последнего из названных семейств находились крупнейшие вассальные владения в Цесисском крае, большие наделы земли и несколько замков: только на одном Ливском конце архиепископства, по сведениям И. Штерна, - замок Аугстрозе (I пол. XIV в.), Лиелстраупе (ок. 1300), Мазстраупе (нач. XV в.), Розула, или Розбеки (1385).

Об истории Аугстрозского замка, в отличие от других владений фон Розенов, известно чрезвычайно мало. Первым известным нам владельцем замка Розе (позднее - Аугстрозе) был Отто фон Розен. Вскоре после его смерти, 5 февраля 1350 г. рижский архиепископ Фромхолд фон Фифхузен сдал в лен господский дом и двор замка Розе (husz tho Rosen mit hofen) его сыновьям, братьям Валдемару и Хенеке из Розенов (в др. источнике - братья Розе) с некоторыми другими землями, среди них - Райскемене (Райскумс) “с четырьмя Райскеменскими вольными” крестьянами, вендской переправой через Гаую возле Цесиса и селом, называемым Модезеле. Имение Аугстрозе было уже не просто господским двором, поскольку здесь упоминается замок “с полями... мельницами... селами”. Это первый случай в ливонских ленных документах, где господский дом упомянут вместе с господским двором.

Историк А. Швабе идентифицирует этот господский двор в Аугстрозе со Страупе - архиепископским замком Ropa, в котором жил вассал Хенекин из Розенов, упомянутый в 1385 г. И. Штерн опровергает мнение Д. Васманиса, будто в вышеупомянутом документе упоминается замок с полями и прочими земельными наделами: “Земля имения в документе не упомянута, и такой в те времена не было, т.к. доходами вассалов были подати от крестьян; это вытекает из факта, что в документе отмечены откупленные крестьянские задолженности в скоте и зерне.” Так что нельзя с полной уверенностью сказать, был ли в Аугстрозе в XIV в. уже замок или еще простой “господский дом”.

И. Штерн ссылается на замок Аугстрозе в связи с упомянутыми в манускрипте “Vide'jo brun,inieku tiesi'bas” (Vbt) т.н. “ленах общей руки”: “Vbt 5-й параграф гласит: “если в не подлежащем разделу лене имеется двое или больше братьев, у них - лен общей руки”; т.е. сыновьям после смерти отца следует проживать и хозяйничать вместе, относясь к лену сообща (coadunata manus, simultaneae investiturae beneficium… samende hant). Среди ленных документов рижского архиепископства встречается немало случаев, когда лен присваивался нескольким братьям сообща, однако только представителям трех вассальных родов архиепископства - Тизенхаузенам, Розенам и Унгернам.

28 марта 1428 г. архиепископ Хеннинг Шарпенберг передал двоюродным братьям Валдемару и Керстену из рода Розенов лен умершего без наследников Ансиса Розена - Аугстрозе с селением, который всегда наследовался по мужской линии, и непрерывно находился под управлением Розенов; причем Керстен и его ближайшие наследники получили треть этого лена, а Валдемар со своими братьями и наследниками - две трети. Затем архиепископ присвоил Керстену и Валдемару права совместного владения на все остальные лены рода Розенов. Из документа видно, что архиепископ разделил прежний лен Ансиса Розена на две части, после чего передал обе части кузенам. А чтобы этот лен оставался в руках рода Розенов, фиктивно объединил его, присвоив обоим Розенам права совместного владения. Причем такое решение являлось своего рода исключением, ибо оставалось в силе только для этих двух ленов рода Розенов.

7 мая 1458 г. двоюродные братья Керстен и Юрген Розены разделили на 16 лет свой лен “общей руки”. Сохранившийся документ того времени дает также описание господского двора в Страупе и его области. Имению принадлежали его область, луг, леса, пасеки и 4 волости со своими селениями. В документе далее говорится о том, что управляющий Страупе (которым стал Керстен Розен), оставил за собой часть замка Аугстрозе, и содержал там для себя 2 комнаты (gemake) с подвалом под ними, а также имел права на колодец и все двое ворот замка, равно как и права на совместное управление домом в Риге и ленами в Эстонии. При этом дела Керстена Розена были далеко не блестящими, т.к. он к этому времени задолжал 25(!) кредиторам 6160 марок. Столь огромный долг свидетельствует, что немецкие вассалы жили не по средствам.

Как явствует из заголовка, Аугстрозский замок был связан не только со скучными хозяйственными и финансовыми делами. Как и в жизни любого замка, наступил свой час и для Аугстрозе, позволивший ему занять далеко не последнее место в истории Ливонии, и магистров Ливонского ордена в частности. Этот замок сыграл фатальную роль в карьере верховного магистра Ордена Бернхарда (Бернда) фон дер Борха, до того благополучно занимавшего свое кресло вот уже 11 лет. Стычки между Ливонским орденом и городом Ригой к этому времени стали достаточно рядовым явлением, однако особенно тяжелые бои между Орденом и рижанами вспыхнули в 1480-х гг. Пока в 1482 г. вооруженные отряды рижского бюргера Беренса разрушали орденские замки в Яунпилсе (Заубе), Скуене, Пиебалге, войска Ордена, в свою очередь, окружили замок Аугстрозе, который подчинялся рижскому архиепископу (им был Стефан Грубе), союзнику рижан.

На помощь к осажденному замку отправились войска рижан под предводительством Хартвига Винхольда. Даже не приняв боя, магистр фон дер Борх со своими рыцарями бежал в Цесис. Это позволило преследующим его рижанам основательно разграбить окрестности Цесиса, а для магистра это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения руководства Ливонского ордена. В результате собственной трусости и многих других неблаговидных поступков магистр был низложен и понижен в должности до простого комтура.

Влияние и достаток рода фон Розенов быстро росли. В начале XVI в. в их руках находилось большинство ленных поместий Страупского прихода (7 из 10), в том числе весьма значительные по тем временам и в условиях Прибалтики поместья Лиелстраупе, Розула и Аугстрозе. Основным имением Розенов являлся Лиелстраупский замок, где в склепе под церковью замка погребали членов династии помещиков Лиелстраупе, Мазстраупе, Розулы, Аугстрозе, Риебини, Ауциемса и Сталбе. Лишь когда российское правительство в 1773 г. запретило хоронить умерших в церквах, помещики устроили для себя кладбища и построили часовни.

По сведениям шведской ревизии, в 1601 г. замок принадлежал Хейнриху фон Розену. В 1622 г. шведский король Густав II Адольф отобрал, среди прочих имений у их владельцев и замок Аугстрозе, одарив им государственного канцлера графа Акселя Уксеншерну. В 1632 г. поместье Аугстрозе и округ принадлежали Фабиану Розену, владевшему также поместьями Мазстраупе, Розула, Райскумс (Сатекле) и Мурьяни. С 1681 г. настали тяжелые времена как для Розенов, так и для большинства помещиков Лифляндии (большая редукция имений). Из шести с лишком тысяч гаков, бывших во владении частных лиц, более пяти тысяч были отчуждены в казну, тысяча с небольшим оставлены владельцам и при церквах. Редукцию проводил председатель редукционной комиссии граф Гастфер. Могущественные Розены не смогли доказать права собственности на замок Аугстрозе, поскольку не представили документов, доказывающих, как приобретены их имения и замки.

Вероятно потому, что Розены сражались на стороне шведов в Северной войне, русским правительством не были возвращены их владения, несмотря на отмену решений шведской редукции поместий. Лишь в 1856 г. царь Александр II в знак особой милости продал старое родовое имущество генерал-лейтенанту Розену, причем речь здесь шла только о Страупе.

По мнению археолога Я.Уртанса, на месте Аугстрозского замка находилась священная гора предков или городище. Немецкие завоеватели имели обыкновение занимать древнелатышские укрепления под строительство своих замков (где это было возможно, исходя из фортификационных соображений).

Замок длиной 55 м имел 2 форбурга. На восток от замка находился второй холм с крутыми склонами, отделенный от замкового холма долиной и рвом. Известно, что летом 1601 г. Аугстрозский замок осадили и сожгли польские войска. Самое подробное описание замка в Аугстрозе оставил Левис оф Менар: “Дворец” (slot) или замок Розен далее упоминается в 1428, 1458 (комнаты и подвал), 1464 и 1474 гг., …1480 г. …Сохранились довольно большие развалины замка. На овальном замковом плато находится северо-западный конец главного здания, почти на 100 футов выше озера, которое, согласно измерениям, находится на высоте 257 футов выше уровня моря. К фасадной стене главного здания длиной 42 м, толщиной 2,35 м и еще довольно высокой, примыкает полукруглый форбург, снижающийся к юго-восточной стороне, территория которого покрыта мусором и дерном и занимает всего треть или четверть [от площади] овала. Главное здание - длиной около 55 м, с северо-западной стороны более узкое и закругленное. Можно различить несколько помещений с их фундаментами. Очень крутые склоны защищали замок, поэтому, кроме более мощной фасадной стены, другие части “кольца” достигают толщины всего 1,55-1,80 м. На месте бывших главных ворот в фасадной стене имеется большое отверстие, кроме того, в стене сохранилось несколько люков и окон. К юго-востоку от овального плато, отделенного довольно глубоким рвом, возвышается холм с круглым плато 21 м в диаметре, - наверное, второй форбург. Эти развалины замка, находящиеся в холмистой местности у озера, принадлежат г-ну Конраду фон Герсдорфф.

Из сооружений новейшего времени на городище Аугстрозе, по данным 1974 г., находилась смотровая вышка, которая до наших дней не сохранилась. В 21 веке среди развалин была устроена эстрада.

ИСТОЧНИК http://www.castle.lv/latvija/augstroze.html ОСТАЛЬНЫЕ ФОТО ТОЖЕ ТАМ.
Прикрепления: 2881580.jpg(70Kb)


"Le dévouement, la Passion, la Tendresse, la Fidélité, le Bonheur et la Joie - les compagnons Fidèles de l'Amour Éternel!"
(А.Андреева!)
 
Форум » ВСЁ О СРЕДНЕВЕКОВЬЕ » Обсуждение Средневековых Замков » ЗАМКИ + ГРАДЫ ДО 20 ВЕКА! (ИСТОРИИ О ЗАМКАХ И ГРАДАХ!!!!!)
Страница 5 из 8«12345678»
Поиск:



© Все материалы «Поэзии» и «Романа» принадлежат Автору и Создателю сайта — А. Андреевой!
© При частичном или полном копировании какой-либо информации ссылка на сайт — http://poeziyacountess.ucoz.ru/ Обязательна!
© Без разрешения Автора материалы из разделов «Поэзии» и «Романа» Запрещено под чужим именем Выкладывать на других порталах!

Используются технологии uCoz